Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Россия и ЕС смогут вернуться к вопросу отмены виз»

Посол Франции в России Сильви Берманн — о возможном визите Владимира Путина в Париж, урегулировании конфликта на Украине и использовании опыта ЧМ-2018 при организации Олимпийских игр 2024 года
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Агарышев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский опыт в организации чемпионата мира по футболу может помочь Франции на Олимпийских играх в 2024 году в Париже. Об этом в интервью «Известиям» заявила посол Франции в России Сильви Берманн, отметив, что разработанная система паспортов болельщиков сегодня прекрасно работает и может быть перенята при организации спортивных мероприятий в других странах. Французский дипломат также рассказала, почему Париж рассчитывает на визит Владимира Путина в ноябре, как страны сотрудничают по сирийскому вопросу и когда возможно возобновление переговоров о безвизовом режиме между Россией и Европейским союзом (ЕС). 

— Вы говорили, что в Париже надеются на приезд Владимира Путина во Францию 11 ноября на мероприятия в честь 100-летия с момента окончания Первой мировой войны. Почему Франции столь важен визит российского президента?

— В Первую мировую войну Франция и Россия сражались бок о бок вплоть до революции 1917 года, именно поэтому очень важно, чтобы российский президент посетил мероприятия в честь ее окончания. Более того, сегодня Россия играет определяющую роль в международной политике и установлении мирового баланса сил.

В рамках годовщины пройдет первый Форум мира, созванный по инициативе Эммануэля Макрона. Его цель — обсуждение вопросов мира и безопасности, а также борьба с такими глобальными вызовами, как угроза окружающей среде и проблема гонки вооружений в космосе. Предполагается, что конференция будет созываться ежегодно и на ней будут приниматься решения, ведущие к реальным дальнейшим действиям. Мы тесно работаем с российской стороной: так, мы приняли проект Алексея Кудрина, а также планируем обсуждения в рамках Трианонского диалога. На форум приедет сопредседатель формата с российской стороны Анатолий Торкунов.

— О своем участии уже заявил президент США Дональд Трамп. Есть ли точная информация о приезде российского президента?

— Пока четкого ответа нет, но мы получаем позитивные сигналы на этот счет. Париж очень надеется, что российский президент приедет на Форум мира и мероприятия в честь 100-летия с момента окончания Первой мировой войны. Вы упомянули Дональда Трампа: он приедет в Париж в ноябре и в рамках мероприятий проведет встречу с Эммануэлем Макроном.

Формат конференции предполагает ряд двусторонних контактов, однако они находятся уже вне компетенции французской стороны.

— Вы затронули тему Трианонского диалога, который активно развивается с момента своего запуска в мае 2017 года. Есть ли в рамках этого формата какие-либо новые проекты, запланированные на ближайшую перспективу?

— Трианонский диалог — прекрасная площадка для встреч, в том числе и на высшем уровне.

Темой 2018 года стал «Город будущего» — проблематика повышения качества жизни в городской среде, которая интересует как русских, так и французов. В следующем году в центре обсуждения будет тема образования, в направлении которой уже прорабатываются некоторые инициативы. Трианонский диалог также станет темой парижского форума.

— В конце августа на встрече с французскими послами Эммануэль Макрон заявил о необходимости включить Россию в процесс выстраивания общеевропейской архитектуры безопасности. В чем заключается обновленная стратегия Парижа при сотрудничестве с Москвой?

— Французский президент отмечает, что мир изменился и что европейцы, исходя из этих трансформаций, должны усиливать свою стратегическую независимость, поскольку нельзя во всех вопросах опираться на США. Нельзя сказать, что Брюссель и Вашингтон перестанут сотрудничать, однако в некоторых вопросах — например, по теме обороны — Евросоюз должен действовать самостоятельно. Инициатива Франции заключается в усилении структуры и стратегической автономности ЕС.

Здесь становится очевидно, что российскую сторону игнорировать нельзя — с Россией необходимо работать, наращивая сотрудничество по различным направлениям безопасности. В частности, по теме кибербезопасности. Новая стратегия предполагает в том числе и нормализацию отношений с Москвой.

— К слову, о кибербезопасности: на прошлой неделе стало известно, что еще в апреле Нидерланды выслали четырех российских граждан, обвинив их в подготовке кибератаки на ОЗХО. Франция выразила солидарность «со своими союзниками и международными организациями, ставшими мишенями таких атак». В чем выражается французская солидарность?

— Она отражается на декларативном уровне, других мер мы не принимали.

— Предполагает ли она дальнейшие санкции?

— Что касается конкретных санкций, мне о них неизвестно. В данный момент это не обсуждается.

— Какие направления реализуются по части российско-французского сотрудничества в сфере безопасности?

— Эммануэль Макрон несколько раз встречался с Владимиром Путиным. На этих встречах лидеры обсуждали сирийский вопрос и одобрили несколько конкретных инициатив — речь идет о сотрудничестве с Россией по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту.

Также ведется работа по координации действий «Ограниченной группы» (Small Group — США, Великобритания, Германия, Франция, Саудовская Аравия, Египет, Иордания. — «Известия») и Астанинского формата (Россия, Турция, Иран. — «Известия»).

Нам надо вместе работать над общим проектом политического перехода с введением соответствующего конституционного комитета. Мы ценим, что Москва использует свое влияние на Дамаск, с тем чтобы такой орган был создан. Также в последнее время важной задачей было предотвращение боевых действий в Идлибе. Поэтому Франция приветствовала договоренности России и Турции в Сочи.

— Готова ли Франция участвовать в послевоенном восстановлении Сирии и способствовать возвращению беженцев в страну?

— Наша позиция четкая: восстановление САР должно вестись исключительно в рамках инклюзивного политического соглашения. Что касается возвращения беженцев, то оно, безусловно, необходимо, однако должно проходить в мирных условиях.

— Недавно постпред Украины в ООН Владимир Ельченко заявил о необходимости перенести работу контактной группы из Минска в другое место. Как к этому относится Париж?

— Место этих встреч не является реальной темой или проблемой. На первом месте стоит диалог и его итоги. Не думаю, что перенос переговоров в другое место как-то повлияет на их ход.

— В 2017 году Франция заняла второе место по объему инвестиций в Россию, объем двусторонней торговли также вырос на 26%. С чем вы связываете такое «выздоровление» двусторонних торгово-экономических отношений?

— Торгово-экономические отношения России и Франции никогда не прекращались — несмотря на кризис, французские компании из страны никуда не ушли. Сегодня они являются работодателем, лидирующим по числу нанимаемых россиян: в общей сложности на французских предприятиях работают около 156 тыс. российских граждан.

Важную роль сыграл визит Эммануэля Макрона на Петербургский международный экономический форум в этом году. Тогда павильон французских компаний был одним из самых представительных, присутствовали руководители большого числа предприятий, заключались договоры о ведении совместных проектов, французские предприниматели в целом высказывались за последовательное развитие отношений с Россией.

— Как взаимная санкционная политика влияет сегодня на российско-французские торгово-экономические отношения?

— Санкции, конечно, повлияли на экспорт сельскохозяйственной продукции из Франции в Россию, однако вместе с тем в страну пришли компании, готовые делиться опытом с российской стороной. Мы надеемся, что наступит день, когда все условия для снятия санкций будут соблюдены и стороны отменят ограничительные меры.

Что касается американских санкций, то Франция считает их неприемлемы, так как является ярой противницей экстерриториальных ограничений, введенных в том числе и в связи с выходом США из ядерной сделки с Ираном.

— Говоря об экстерриториальном действии санкций США, хотелось бы также затронуть тему торговых войн, которые развернулись сегодня между Вашингтоном и Пекином, а также между Вашингтоном и Брюсселем. В связи с этим активно обсуждается необходимость реформировать Всемирную торговую организацию (ВТО). Что на этот счет думают в Париже?

— Мы уверены, что торговые войны негативно влияют не только на экономические отношения, но и на аспекты мира и безопасности. Вспоминая уроки двух мировых войн, мы хотим сохранить международную систему, базирующуюся на принципах закона и права. Именно ради этого мы работаем с другими странами в ВТО — в частности, с Россией и Китаем.

— Возвращаясь к двусторонним отношениям России и Франции, стоит сказать, что важную роль здесь играет туризм. Так, в 2017 году туристический поток из Франции в Москву вырос на 33%, а в 2018-м российская столица приняла рекордные 203 тыс. французов. Наблюдается ли увеличение потока туристов из России в Париж?

— В 2017 году Францию посетили около 800 тыс. российских граждан. Это не рекордный показатель — в докризисные годы число туристов были гораздо выше, однако цифры обнадеживающие. Россияне ездят не только в Париж — они посещают Лазурный Берег, ездят на горнолыжные курорты во Французские Альпы. Мы приглашаем российских туристов и в другие, менее посещаемые ими, но не менее прекрасные регионы — это районы Бургундии и Бретани.

В 2018 году отличным поводом для французов приехать в Россию стал чемпионат мира по футболу — тогда Москва стала еще краше и привлекательнее. Словом, у туристических обменов есть хороший потенциал.

— Система FAN ID позволяет обладателям паспортов болельщика приезжать в Россию без виз вплоть до конца 2018 года. Вполне очевидно, что сдерживающим фактором в двусторонних туристических обменах является визовый режим. Возможна ли проработка инициативы, при которой визы между Россией и Евросоюзом будут отменены?

— Прежде всего хотела бы подчеркнуть, что продление действия FAN ID — прекрасная идея, которая отлично работает. Сейчас Франция активно готовится к проведению Олимпийских игр 2024 года и сотрудничает с российской стороной по вопросам организации, в том числе и по теме введения подобной системы.

Что касается выдачи виз, то с нашей стороны в крупных городах выдача производится в течение 48 часов. В городах поменьше всё немного дольше, поскольку оказание консульских услуг в такой огромной стране имеет свою специфику. С российской стороны ситуация несколько сложнее: известно, что получить визу в Россию сложно даже при наличии приглашения. От ускорения и облегчения процесса выиграют как туристы, так и сама страна.

Отмена виз между Россией и странами ЕС обсуждалась ранее, однако работа остановилась из-за кризиса на Украине. Думаю, после урегулирования украинского конфликта стороны смогут вернуться к этому вопросу.

 

Прямой эфир