Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Детские KPI: на кого равняются сторонники и противники школьных оценок
2018-10-02 18:15:32">
2018-10-02 18:15:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Возможный отказ от школьных отметок в младших классах обсуждается в России с конца августа. Пока в Министерстве просвещения делают осторожные заявления о необходимости изучения мирового опыта, «Известия» выяснили, как устроены самые свободные и строгие школы мира.

Невзирая на соцопросы

Дискуссия о школьных отметках началась еще летом на пятом общероссийском родительском собрании. Родители пожаловались министру просвещения Ольге Васильевой на большую загруженность младшеклассников. А та ответила, что, если в первом классе система отметок не нужна (там ее по факту и нет), чтобы дети не теряли желание учиться, то выставление отметок со второго по четвертый классы — вопрос дискуссионный.

Министр просвещения РФ Ольга Васильева

Министр просвещения РФ Ольга Васильева

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Пока что мнения о возможной новой норме в российском образовании скорее отрицательные. Согласно опросу, проведенному Общественной палатой в сентябре, почти 70% респондентов из 7436 против отмены пятибалльной системы оценивания знаний в начальной школе. Похожая статистика у Центра развития образования Российской академии образования (РАО): 82% учеников начальных школ из 2,5 тыс. опрошенных высказались за сохранение отметок.

Председатель комитета по образованию и науке Госдумы Вячеслав Никонов считает, что система отметок в начальной школе нужна, чтобы «формировать иммунитет к стрессу, в том числе в виде плохих оценок». Против отмены и возглавляющая Национальный родительский комитет Ирина Волынец и руководящая Институтом психолого-педагогических проблем детства РАО Татьяна Волосовец.

Тем не менее руководитель Центра развития образования РАО Лариса Рослова собирается попросить Министерство просвещения еще исследовать общественное мнение, чтобы «подтвердить педагогическую нецелесообразность использования отметок в любом графическом виде в первых классах и начальной школе».

В самом Министерстве просвещения не спешат делать каких-либо заявлений, так как «считают важным сначала разобраться в вопросе и изучить международный опыт».

Школа для детей

Когда говорят об отмене отметок в школе, как правило, имеют в виду опыт Финляндии. В начальных классах отметки здесь в любых вариантах отсутствуют. Старшеклассники учатся по 10-балльной системе, но есть промежуточный этап – некоторое время учитель может давать только словесную оценку: посредственно, удовлетворительно, хорошо, отлично.

Урок английского языка в финской школе

Фото: Getty Images/Fishman

На финский опыт стало принято ссылаться в таких дискуссиях несколько лет назад. Два раза, в 2000 и 2012 годах, эта страна возглавляла рейтинг Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA). Это серия тестов, по которым оцениваются грамотность школьников и их умение применять полученные знания.

Кстати, у финских младшеклассников нет не только отметок, но и домашних заданий, а также экзаменов. И все дети занимаются вместе, вне зависимости от способностей, в небольших группах до 16 человек. Слабых школьников учителям рекомендуют называть не неуспевающими, а какими-нибудь словами без негативной окраски, например, «бабочками». Это нужно, чтобы не стигматизировать детей, чтобы они не ассоциировали себя с неудачниками. Сдавать экзамен им нужно только один раз — после завершения 12-летнего обучения.

«Мы ищем пути обучения, чтобы дети не испытывали стресс, а получали удовольствие от школы. Для нас главное — как можно меньше напрягать учеников. Поэтому мы сокращаем количество уроков, домашних заданий и контрольных работ», – говорила посол МИД Финляндии по экспорту образования Марианна Хууско.

PISA проводится раз в три года, и после 2012 года Финляндия сдала свои позиции. Худший результат финские школьники показали в 2015 году в математике – 13-е место (Россия на 23-м). С естественными науками и чтением дела обстоят лучше — четвертые места. А на первых строчках по всем трем критериям оказался Сингапур, занимавший пятое место в 2012 году (когда Финляндия была абсолютным лидером). И у сингапурской модели образования нет практически ничего общего с финской.

Школа для маленьких взрослых

В отличие от финской школы, сконцентрированной на комфорте ребенка, сингапурская ориентирована на его подготовку к взрослому миру. И если до 2020 года Финляндия планирует перейти на беспредметное образование: вместо математики или литературы будут темы, например, «обслуживание в кафе» или «Евросоюз» — то для сингапурских школ вряд ли можно представить что-то подобное в ближайшее время. Там обучение крутится вокруг конкуренции в классе и результатов многочисленных контрольных и экзаменов.

Учащиеся государственной школы Сингапура из города Пей Чун

Учащиеся государственной школы Сингапура из города Пей Чун

Фото: Global Look Press/Xinhua

Сингапурских школьников с шести лет в обязательном порядке учат английскому и математике, а также музыке и эстетическому воспитанию. После окончания младшей школы, в 12 лет, дети сдают экзамен, результаты которого определяют, по какой образовательной программе они будут учиться последующие годы: специальной (четыре-шесть лет), экспресс (четыре года), нормальной академической (пять лет), нормальной технической (четыре года) или предпрофессиональной (один-четыре года).

В зависимости от успехов при прохождении средней школьной программы ученик получает одну из трех классификаций. И только при получении свидетельства наивысшего уровня может поступить в университет.

И если, к примеру, в России существует пятибалльная система оценки учащихся — а по сути трехбалльная, в арсенале учителя только тройки, четверки и пятерки, — то в старших классах сингапурских школ уровень успеваемости оценивается по девятибалльной шкале: A1, A2, B3, B4, C5, C6, D7, E8 и F9.

Школа для людей

Финская и сингапурская модели, конечно, крайности. Помимо них в мире есть десятки, если не сотни систем обучения и оценки успеваемости. К примеру, в Ираке школьники получают отметки от 0 до 100 баллов. В Дании есть всего семь отметок, но это оценки «12», «10», «7», «4», «02», «00» и «-3». Так получилось в результате реформы 13-балльной системы, когда оставили отметки, перекликающиеся с алфавитной системой. Даже в разных штатах США разнятся мнения о том, что считать худшей школьной отметкой — E или F.

Так что при оценке международного опыта нужно определяться не с наличием или отсутствием отметок и их количеством, а с вектором образования. Сторонники сингапурской жесткой системы склонны ругать финскую за то, что детей в школах там не натаскивают на поступление в лучшие вузы мира и не учат решению сложных научных задач. По крайней мере, в младших классах. Но вряд ли и в России удастся найти много студентов, которые поступили в престижные вузы на бюджет без репетиторов и дополнительных курсов, только благодаря школьным урокам.

Здание школы Саммерхилл, графство Саффолк, Англия

Здание школы Саммерхилл, графство Саффолк, Англия

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Одним из главных новаторов школьного образования, который полностью, а не только в младших классах отказался от отметок, считается педагог Александр Нилл. Почти 100 лет назад он открыл в Великобритании школу Саммерхилл. Она действует до сих пор под руководством его дочери. Кроме полного отсутствия оценок она известна тем, что ученики сами решают, на какие уроки ходить, и не подвергаются какому бы то ни было наказанию за прогулы. К тому же все вопросы школьной жизни решаются на собраниях, где присутствуют ученики, и их голоса имеют тот же вес, что и преподавательские.

Как признавал сам Нилл в одной из своих книг, в его школе не выучили ни одного доктора каких бы то ни было наук и ни одного великого актера. Зато в ней воспитали много счастливых людей.

Учителя давно спорят

Пока обсуждение инициативы идет на уровне министерств и ведомств. Но дискуссия об этом между учителями идет уже давно. Причем мнения полярные. «Такая инициатива <...> она много лет уже обсуждается в учительских кругах, хорошо и правильно, что мы сегодня к ней выходим. Мое убеждение в том, что баллы нужны только на тех этапах, на тех рубежах, где нам важно ранжировать учащихся. Скажем, при отборе в профильные классы, чаще всего это происходит в 8−9 классе. Естественно, что баллы нам нужны там, где выходим к экзамену. В остальных случаях, независимо от возраста ребенка, отметочная система себя изжила», — сказал абсолютный победитель Всероссийского конкурса «Учитель года России – 2017», преподаватель истории и обществознания Илья Демаков.

Он уточнил, что отказаться нужно именно от отметок, а не от оценок. «Оценки отменять ни в коем случае нельзя, и никто этого не собирается делать. Речь идет о замене отметок. Отметка — это когда мы оценку переводим в цифру. Почему сегодня говорят об этой отмене, потому что особенно в начальной школе вот эта цифра — она свою информативность совсем потеряла. Допустим, для учителя при переходе ребенка из класса в класс, из школы в школу эта оценка уже ничего не сообщает, и для ребенка это скорее сегодня фактор стресса. В результате мы часто сталкиваемся сегодня с очень неправильной ситуацией, когда ребенок борется за цифру, нежели за те ценности и смыслы, ради которых он в школу ходит», — заключил Демаков. 

Учитель истории и обществознания Илья Демаков, получивший награду в номинации «Учитель года России – 2017»

Учитель истории и обществознания Илья Демаков, получивший награду в номинации «Учитель года России – 2017»

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

О подмене мотивации говорит и директор института «Высшая школа образования» Московского педагогического госуниверситета Константин Зискин.

Автор цитаты

«Дети по природе любопытны и хотят узнавать новое. Но когда им ставят за это оценки, они начинают учиться только ради них (срабатывают замена внутренней мотивации, внешней и другие доказанные закономерности). Оценки — самая конфликтная сфера в школе. Их ставит тот, кто учит. А если учит не очень, почему тройка — только ученику? Как лучше оценивать? Возможно, лучше раз в два месяца проводить итоговую работу (или беседу) и по результатам давать содержательную оценку: чему научился, а чему нет».

Именно на такие содержательные оценки перешли с 1 сентября пять школ Белгорода. Младшеклассникам здесь перестали ставить отметки. «Наши учителя раньше пытались как-то скорректировать эту [пятибалльную] шкалу: пробовали ставить, например, 4,25 или 3,75, — рассказала директор школы № 44 Белгорода Лилия Каширина. — Это нужно, чтобы был диапазон, который показывал бы динамику. Но мы понимаем, что идти нужно от ребенка, а значит, оценка должна быть не количественной, а качественной». По ее словам, теперь учителя школы дают детям полноценную обратную связь. То есть не «четыре ошибки — двойка», а объясняют, где ребенок ошибся, как можно было этого избежать и как он расширил свои знания и умения по сравнению с прошлым занятием.

Первоклассник на первом уроке в одной из московских школ

Первоклассник на первом уроке в одной из московских школ

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Но есть у этой идеи и противники. Учитель русского языка и литературы МБОУ «Элистинский лицей» Елена Манджиева считает, что отметки детей как раз мотивируют. Просто надо уметь их правильно ставить. «Это хорошая система оценивания. Как тогда поддерживать интерес, если не ставить оценки? Они все стараются учиться на пять, это большой стимул. <...> Двойку не следует ставить. Надо подождать, пока ответит. Можно сказать: «Вы сегодня не совсем ответили и не получите оценку «четыре». А если не ставить оценки, то зачем ходить в школу?» — недоумевает Манджиева.

Заслуженный учитель РФ и соавтор семи учебников математики Александр Шевкин уверен, что отказ от отметок ударит по авторитету учителя. «Ни научно, ни практически не доказано, что отмена оценок положительно скажется на образовательном процессе. В попытке отменить школьные отметки я вижу стремление забрать учебный процесс из-под управления профессионального наставника. Учитель превращается в консультанта и помощника для детей в их общении с «электронным учителем», который и будет ставить свои баллы. При этом уйдут личностное общение преподавателя и учащегося, возможность учитывать индивидуальные особенности», — заключил Шевкин.