Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Хотим иметь около 5% в основных сегментах банковского рынка РФ»

Глава банка «Открытие» Михаил Задорнов — о первых результатах санации и планах на ближайшие три года
0
Фото: ТАСС/Стоян Васев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ровно год прошел с начала санации банка «Открытие», который входил в десятку системно значимых кредитных организаций. Этот банк ЦБ первым спасал по новой схеме – через Фонд консолидации банковского сектора. Регулятор выделил на эти цели беспрецедентный объем займов — около 1 трлн рублей. Председателем правления «Открытия» 1 января был назначен бывший министр финансов Михаил Задорнов. В интервью «Известиям» он рассказал об основных итогах первого года «спасательной операции». А также сообщил, планируется ли продажа «Росгосстраха», какую долю рассчитывает занять «Открытие» в основных сегментах рынка и в чем заключаются главные риски для российской экономики.

— В каком состоянии вашей команде достался банк «Открытие» и компании, входящие с ним в одну группу?

— В тяжелом, но уже с капиталом. Поскольку ровно год назад, 29 августа, в банк была введена временная администрация, которая оценила размер бедствия. В декабре была проведена докапитализация на 456 млрд рублей. Эти средства пошли на закрытие «дыры» в балансах «Росгосстраха» и трех негосударственных пенсионных фондов. Одновременно был сформирован капитал банка «Открытие» в размере 214 млрд рублей. Его достаточно, чтобы соблюдать практически все нормативы. 

Величина капитала рассчитывалась не только временной администрацией, но и нашей менеджерской командой. Все предыдущие собственники банка — в том числе «Открытие Холдинг», компании, связанные с «Лукойлом», ВТБ, а также владельцы субординированных облигаций, потеряли вложенные в банк средства. «На бумаге» у банка был капитал примерно в 230 млрд рублей, и он был списан.

— Сколько сейчас должны банку бывшие собственники?

— На начало года бывший основной акционер и одновременно основной должник — «Открытие Холдинг» — был должен банковской группе более 550 млрд рублей. Сейчас эта сумма составляет примерно 320–350 млрд рублей, при этом около 100 млрд рублей — долг именно перед банком «Открытие». Больше всего «Открытие Холдинг» должен банку «Траст», то есть банку непрофильных активов, и это, в основном, облигации.

— Какая часть долга уже погашена?

— Прежде всего, закрыты сделки РЕПО с рядом ценных бумаг: на баланс «Открытия» и пенсионных фондов встали акции ВТБ всего на сумму более 100 млрд рублей. Фактически это и сократило долг «Открытие Холдинга».

Также на баланс банка переведены акции QIWI, «Полиметалла» (сейчас банк владеет 8% акций «Полиметалла») и еще ряд бумаг. Кроме того, нам были переданы «Таможенная карта» и ряд промышленных активов.

— У «Открытие Холдинга» еще есть активы, которые могут пойти в погашение долга?

— Мы ведем переговоры по обмену долга на ряд активов, которые непосредственно связаны с деятельностью группы. Во-первых, это управляющая компания «Открытие», товарные знаки группы, «Балтийский лизинг», здание бизнес-центра «Вивальди Плаза». Также это промышленные активы, которые, с нашей точки зрения, имеют стоимость. Я надеюсь, что к середине сентября на несколько десятков млрд рублей долг будет погашен. Хотя очевидно, что у «Открытие Холдинга» нет такого количества активов, чтобы погасить всю задолженность перед «Открытием» и «Трастом». Другие бывшие акционеры, которые тоже остаются должниками банка, обслуживают свои долги, выполняют обязательства. Мы с ними работаем так же, как с остальными крупными заемщиками.

— Сколько стоит бренд «Открытие»?

— Мы ведем подготовку сделки. Все товарные знаки, доменные имена, связанные не только с банком «Открытие», а в целом с группой, оцениваются примерно в 5 млрд рублей, включая НДС.

— Управляющая компания «Открытие» все еще находится в собственности «Открытие Холдинга»? Какова реальная стоимость этой компании?

— Да, сейчас она принадлежит «Открытие Холдингу». Но операционный контроль уже полностью на стороне банка. Он подписал договор о приобретении компании, идет процесс ее передачи в собственность банка. Согласно независимой оценке, УК «Открытие» стоит 1,2 млрд рублей.

— В январе, когда вы только пришли в банк, какие перед вами стояли цели?

— Прежде всего, сформировать команду менеджеров. Причем не только в самом банке, но и в «Росгосстрахе», в НПФ и дочерних финансовых компаниях. Задача выполнена на 90%. Остается пять–семь регионов, где идет выбор бизнес-лидеров и формирование штатного расписания уже объединенного банка «Открытие» + Бинбанк, включающего сеть «Траста». Вторая цель — сформировать новую структуру группы. Сейчас в нее де-факто входят уже четыре банка, включая Росгосстрах-банк, который также работает у нас в группе. Страховой бизнес сосредоточен на «Росгосстрахе», «Капитал-страховании», «Капитал-перестраховании». Эти компании к концу сентября будут объединены в одну под брендом «Росгосстрах». В середине августа мы завершили объединение трех НПФ, сейчас они работают под брендом «Лукойл-Гарант», но название будет меняться. И это второй в стране НПФ по объему пенсионных накоплений и пенсионных резервов — под его управлением около 600 млрд рублей активов.

Это очень большая ответственность как перед физическими лицами, так и перед целым рядом крупнейших компаний страны, которые свои корпоративные программы доверили этому фонду.

— У банка уже есть долгосрочные цели?

— В мае на набсовете мы утвердили стратегию развития банковского бизнеса группы. Месяцем ранее — стратегию развития страхового бизнеса. И сейчас мы работаем над более детальными стратегиями развития Private Banking, инвестиционного бизнеса, лизингового бизнеса группы «Открытие». То есть, по сути, третья задача — определить стратегию развития на следующие три года для группы в целом и каждого из перечисленных бизнесов — уже решена.

— Сейчас банки группы работают на разных технологических платформах. Вы планируете их объединить?

— В наследство «Открытию» достались ИТ-модули от семи банков, а Бинбанку еще от восьми. Мы должны к концу года завершить внутреннюю интеграцию платформ. Только в «Открытии» было девять платформ «Банк–клиент», сейчас их две. К концу года на одну из них, «Бизнес-портал», мы переведем всех клиентов малого бизнеса, индивидуальных предпринимателей. Затем на него перейдут клиенты Бинбанка. Эту работу нужно провести, не беспокоя клиентов, и это очень большая операционная работа. Параллельно мы трансформируем филиалы банка «Открытие» в региональные операционные офисы. В начале года было 22 филиала, к концу останется 10.

— В январе 2019 года «Открытие» и Бинбанк должны объединиться. Вы планируете сокращать филиальную сеть?

— Объединение повлечет сокращение общего количества допофисов в объединенной сети с 970 до примерно 850. Мы закроем часть дублирующих подразделений. Но с середины 2018 года мы развернули программу создания новых офисов: переезд в более удобные для клиентов места, реконструкция, приведение их в единый формат. Поскольку даже внутри «Открытия» только половина офисов соответствуют бренд-буку. Например, есть офисы Ханты-Мансийского банка, которые так и работают под старым брендом.

— Во сколько обойдется ребрендинг и обновление допофисов?

— Это недешевая работа. Всего около 500 млн рублей, включая Бинбанк, хотя это работа уже первого полугодия 2019 года.

— А какие амбиции у банка — какую долю рынка хотите занять?

— Мы, уже как объединенный банк, хотим иметь около 5% в основных сегментах банковского рынка России. То есть примерно 5% кредитного портфеля юридических лиц, 4,5–5% депозитов и кредитного портфеля физических лиц. Занимать второе-третье место на рынке обслуживания малого бизнеса, то есть работать примерно с 500 тыс. малых предприятий и индивидуальных предпринимателей в 2020 году. В основном это расчетно-кассовое обслуживание и предоставление всех сервисов для малого бизнеса. Мы хотим, чтобы у нас до конца 2020 года было 4,2–4,5 млн клиентов – физических лиц, совершающих минимум одну операцию в месяц.

— Каким будет капитал объединенного банка и какое место вы планируете занять в банковской системе по величине активов?

— Капитал будет от 320 млрд до 350 млрд рублей к началу следующего года. Точную цифру сложно назвать, потому что пока до конца не ясно, какой будет вычет из капитала по нашим дочерним финансовым организациям. Наши активы будут от 2,2 до 2,4 трлн рублей. Это пятая-шестая позиция после Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка и Россельхозбанка.

— «Росгосстрах» и НПФ останутся в группе?

— Останутся. Но если найдется желающий купить большую долю «Росгосстраха», но не контрольную пока, то почему нет? Но не сразу. Мы не заинтересованы сейчас в продаже «Росгосстраха». Потому что достаточно быстро увеличиваем его капитализацию. Но через какое-то время, когда рынок убедится в устойчивости его бизнес-модели, это вполне возможно.

— «Росгосстрах» долгое время был убыточным, сейчас компания показывает прибыль. Как вы изменили ее стратегию?

— Дело в резком сокращении убыточности ОСАГО, которая во многом была связана с неуправляемостью компании, как в центре, так и в регионах, очень большими выплатами по урегулированию и проигрышами в судах по всей стране, а также с работой в токсичных регионах. За последний год резко сократилась доля «Росгосстраха» на рынке ОСАГО. Мы закрыли практически все совместные офисы Росгосстрах-банка и «Росгосстраха». Поскольку сама идея продажи совместных продуктов страховой компании и банка в той форме, как это делалось, была обречена на неудачу и ничего, кроме убытков, не приносила. Заметно оптимизирована сеть и «Росгосстраха», и Росгосстрах-банка. Численность сотрудников сократилась на 15%. То есть работа ведется по многим направлениям. И сейчас постепенно наращиваются продажи. 

— Банк «Открытие» лично для вас долгосрочный проект? Или вы планируете только наладить процессы и покинуть группу?

— Наша текущая стратегия рассчитана на три года, и она нацелена на продажу 15–20% акций банка в 2021 году. Конечно, если для этого будет соответствующая конъюнктура. Но на этом мои задачи и задачи менеджерской команды не заканчиваются. Мы рассчитываем на гораздо более долгосрочный проект. Цель на три года — создать работающую бизнес-модель, стабильно получать прибыль и, благодаря этому, быть привлекательными для инвесторов. А дальше — это уже будет следующий этап.

А 15–20% продать, это какому-то стратегическому инвестору или на рынок?

— Мы ориентируемся на рынок, на массового покупателя — физические лица или компании. Пока сложно представить, что крупные российские или иностранные инвесторы придут на банковский рынок, исключительно в связи с неопределенностью и режимом санкций. Поэтому вариант продажи стратегическому инвестору пока не рассматриваем. С другой стороны, я не исключаю, что кто-то из наших партнеров может купить долю в «Открытии». Мы планируем достичь рентабельности активов на уровне 18% в 2020 году, а это сделает актив привлекательным. 

— Какую прибыль предусматривает стратегия?

— В этом году по бизнес-плану мы должны выйти в ноль, но за первое полугодие банк заработал около 6 млрд рублей чистой прибыли. Поэтому мы уверены, что и по итогам года прибыль будет. Если, конечно, исключить какие-то внешние шоки, которые затронут не только наш банк, а в целом экономику страны. В 2019 году планируем заработать около 20 млрд рублей прибыли. В 2020 году прибыль только от банковского бизнеса должна составить 70 млрд рублей, это ориентир нашей стратегии.

— Какие риски вы видите для экономики до конца года?

— Прежде всего, внешние. Это еще одна волна санкций, так или иначе связанная с промежуточными выборами в конгресс США — до выборов и сразу после них. Это скажется на российском финансовом секторе, на устойчивости рубля. Второй риск — ослабление рубля, которое уже произошло в апреле и в августе и вызывает рост инфляционных ожиданий. Мы уже видим, что ориентиры на снижение ставок на рынке сменяются ожиданием повышения. Это перелом тенденции, которая продолжалась с 2015 года, путь к возможному сокращению спроса на кредиты. Хотя для банков это и означает увеличение маржи, но лишь сиюминутное. Перелом тренда в снижении инфляции и ставок — самое опасное для экономики. Третий риск в том, что экономика в силу первых двух причин замедляется, и не будет того экономического роста, на который мы рассчитывали. 

— «Открытие» не первый ваш антикризичный проект: вы были министром финансов в период дефолта 1998 года, вы руководили санацией Гута-банка. Как вы можете оценить итоги первого года оздоровления банков по новому механизму?

— Правильно будет подводить итоги через год-два, а окончательно — в 2021 году, когда мы продадим часть акций «Открытия» и будут ясны результаты работы «Траста». Когда непрофильные активы будут проданы на рынке. Но уже сейчас понятно, что санация 7% банковской системы России прошла безболезненно и незаметно для большинства клиентов. А это около 1,7 трлн рублей депозитов физических лиц, не говоря о компаниях и малом бизнесе. Это очень значительная часть экономики.

И то, что это прошло безболезненно, заслуга нового механизма. Он позволил действовать существенно быстрее: на оценку состояния банка и его докапитализацию уходит три месяца. То есть контроль над активами устанавливается быстро, ведь не секрет, что «бесхозные» активы со временем плохо управляются и теряют позиции на рынках.

 

Прямой эфир