Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Французская жара
2018-07-11 12:30:20">
2018-07-11 12:30:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С начала июля во французском Нанте не стихают волнения. В кварталах, населенных выходцами из стран Африки и Ближнего Востока, горят машины и уничтожаются магазины. Власти страны пока воздерживаются от введения жестких мер. Однако ситуация грозит выйти из-под контроля и спровоцировать вспышки насилия по всей Франции. Подробности — в материале портала iz.ru.

Грабитель, бандит, хороший мальчик

Французский город Нант (285 тыс. жителей) пресса соседней Испании уже в открытую называет «пороховой бочкой мультикультурализма». Парижские газеты пока воздерживаются от столь резких формулировок, предпочитая называть нантские беспорядки «проявлением волнений, связанных с полемикой о непредумышленном убийстве сотрудником полиции арабского иммигранта».

Поводом для «полемики», в которой аргументами одной из сторон являются сожженные машины, горящие дома и разбитые витрины магазинов, послужил несчастный случай.

Поздним вечером 2 июля офицеры дорожной полиции остановили на улице в неблагополучном квартале города автомобиль. То ли за не пристегнутый водителем ремень безопасности, то ли за «общее неуверенное поведение транспортного средства на дороге». Сегодня, впрочем, выяснять, какая из двух формулировок, приведенных блюстителями порядка, является верной, нет нужды.

Есть результат: водитель предъявил полицейским фальшивое удостоверение личности. Один из двух офицеров заметил именно это, а второй — то, что лицом водитель очень похож на объявленного в июне 2017 года в розыск Абубакара Фофану, 22-летнего члена банды, занимавшейся грабежами.

Фото: TASS/AP/Michel Euler

Машина резко дала задний ход, задев при этом одного из полицейских, возле которого по случайности оказались два любопытствовавших подростка. На зачитывание прав задерживаемому и предупредительные выстрелы вверх у офицера секунд уже не было: выхватив табельное оружие, полицейский выстрелил в направлении водительского кресла. Машина рванула вперед, зацепила по пути припаркованный к бордюру грузовичок и со всего маху влетела в стену дома. В результате чего «водитель получил травмы, несовместимые с жизнью».

Через несколько часов судья, разбиравшийся в происшедшем, признал действия стрелявшего полицейского правильными. Некоторое время спустя после этого в прокуратуру обратился нанятый родителями погибшего адвокат, представивший «показания нескольких свидетелей, указывавших, что оружие было применено незаконно».

Офицера отстранили от исполнения служебных обязанностей. До момента, когда дело будет закрыто. Прокурор Пьер Сенне обещал разобраться во всем беспристрастно.

И вообще выяснилось, что погибший, тот самый Абубакар Фофана, несмотря на выданный еще год назад полицией ордер на его задержание, был исключительным тихоней, благовоспитанным сыном и законопослушным гражданином.

Булыжник — оружие африканского непролетариата

Иммигрантская уличная «общественность» отреагировала незамедлительно: в ту же ночь в нантских кварталах Бельвю и Брейл около 20 автомобилей превратились в невосстанавливаемые обгорелые каркасы, а помещениям нескольких магазинов было устроено «проветривание» путем крушения витрин. Заодно и содержимое прилавков торговых точек протестующие изрядно почистили, забросав затем магазины «коктейлями Молотова».

Полиции пришлось наводить порядок, применяя слезоточивый газ и дубинки. К установлению перемирия это, однако, не привело. Арест нескольких наиболее активных «уличных диссидентов» только усилил напряженность. Машины и здания продолжили гореть и в последующие ночи.

К утру понедельника, 9 июля, число сожженных автомобилей подбиралось под две сотни, а количество задержанных хулиганов, происходящих из африканских стран, перевалило за два десятка.

Фото: TASS/EPA/FRANCK DUBRAY

Представитель консервативной Республиканской партии Лоран Вокье, регулярно указывающий на то, что «афро-арабская иммиграция играет огромную роль в росте преступности во Франции», и выступающий против миграционной политики ЕС в целом и президента Макрона в частности, потребовал: «Полиция должна навести порядок. Она действует на основании закона, и потому презумпция невиновности должна быть на стороне сил правопорядка, а не банд головорезов».

Французское правительство устами премьера Эдуарда Филиппа и министра внутренних дел Жерара Коллона осудило беспорядки и призвало к спокойствию. Призыв «уличными мстителями» услышан не был. Филипп побывал в Нанте, повстречался с главой местной администрации Йоханной Ролланд и пришел к выводу, что «городу нужно полицейское усиление». Однако введение нового полицейского порядка пообещал не сразу, а «в течение ближайших месяцев».

Французская Le Figaro опасается, что «меры могут оказаться слишком запоздалыми», а «запал» Нанта «подожжет пригороды Парижа и других крупных городов, где мультикультурные гетто являются заминированной зоной, которая может взорваться в любой момент».

Ночь за ночью, начиная с прошлого вторника, окрестности Брейла, Боттье, Бут-де-Паве, Бельвю и Дервальера, внутренних кварталов и пригородной периферии Нанта, проходят по одному и тому же сценарию: с наступлением темноты группы молодежи и подростков выходят на свою разрушительную «охоту». Камни, палки, бутылки с зажигательной смесью летят в общественные здания, автомобили и магазины.

Жандармы и полиция вроде бы реагируют быстро и оперативно, нейтрализуя вспышки насилия, но вакханалия подростков, по всей видимости, направляемая опытными руками и головами, напоминает торфяной пожар: не успеваешь погасить пламя в одном месте, как оно вспыхивает в другом. Едва полицейские захлопывают дверь «автозака» за последним арестованным в Брейле, как через полчаса-час в Боттье выясняется, что он был вовсе не последним.

Фото: TASS/AP/Michel Euler

По мнению некоторых экспертов французских СМИ, «у властей проявляется что-то похожее на привыкание к ситуации». Весьма характерны в этом плане строчки из репортажей The Local France, напоминающие о погромах минувших рождественских каникул: «В новогоднюю ночь 31 декабря 2017 года во Франции, по данным МВД, сгорел 1031 автомобиль. В новогоднюю ночь 2016 года таких было 935. Увеличилось и количество задержанных — с 456 до 510. Поветрие жечь машины на улицах городов появилось еще в начале 1990-х годов прошлого века. Впервые это случилось в неблагополучных кварталах Страсбурга, населенных преимущественно иммигрантами. Позднее явление распространилось почти на всю Францию».

Написано так, будто обычай жечь автомобили во Франции — это добрая национальная привычка, формировавшаяся годами. Как, например, итальянская традиция выбрасывать на Новый год старую мебель.

«Сожалею, что подобные инциденты происходят, но в целом, надеюсь, это не мешает населению получать удовольствие от празднования Рождества и Нового года», — сказал, озвучивая приведенные выше цифры, Жерар Коллон.

Мультикультурная капитуляция

«В Нанте, как и на периферии Парижа, значительные группы молодых людей (уроженцы стран Магриба и Западной Сахары в большинстве своем. — Прим. iz.ru) живут вне обычных культурных, социальных и политических кодексов. Семейная дезинтеграция и абсолютная неустойчивость сочетаются с недостаточным обучением и очень рудиментарной социализацией, — отмечает парижский корреспондент испанской АВС Хуан Педро Киньонеро. — И здесь и там мафия, которая занимается трафиком т.н. беженцев, торговлей людьми, поставками наркотиков и оружия, предлагает «невписывающимся» во французское общество зарабатывать легкие, но криминальные деньги. Мафия организует и контролирует детскую и подростковую проституцию. Создает «ассоциации» нового типа, проще говоря — банды, для которых уличное насилие становится «видом спорта». А полиция не в состоянии обеспечить самую элементарную безопасность граждан».

«Низкозатратное» насилие, которое распространяется через Нант и его периферию с начала июля, воспринимается в Париже и остальной Франции как тревожный симптом. Призрак «жаркого лета» появляется в провинциальных столицах с похожими проблемами, связанными с культурным наследием.

Фото: TASS/EPA/FRANCK DUBRAY

«Это уже становится новой классикой в истории «кризиса пригородов». Начиная с 2015 года, когда правительству впервые за последнее десятилетие пришлось прибегнуть к услугам армии для восстановления порядка, — считает специалист по социологии пригородов Луи де Сен-Амур. — Сценарий всегда один и тот же. Инцидент, с кровопролитием или без него, вызывает вспышки насилия, которые нелегко заглушить, потому что они постоянно поддерживаются и подпитываются экстремистскими и мафиозными элементами. Никто не знает, выживет ли Франция в это лето, которое в полном смысле слова обещает быть горячим, огненным. Правительство должно принять превентивные меры».

Однако правительство пока откладывает введение жестких мер. Ведь операция с привлечением большого количества силовиков будет выглядеть как совершенно негуманное подавление выступлений некоренного населения. Что противоречит миграционной политике Евросоюза и курсу на создание «мультикультурного общества в ЕС».

И пока в Елисейском дворце думают о возможной реакции Брюсселя, о спокойствии на улицах Франции остается только мечтать. До момента, когда грянет гром. Но, вполне возможно, что креститься тогда будет уже поздновато.