Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Главное — поднять уровень жизни в крае»
2018-06-29 16:14:23">
2018-06-29 16:14:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня в Приморье взят курс на активное развитие. Ставка, в частности, делается на животноводство, растениеводство и промышленность. Врио губернатора Приморского края Андрей Тарасенко в интервью «Известиям» рассказал о болевых точках своего региона и объяснил, почему в крае сократился вылов рыбы, чем занимаются приезжающие сюда граждане Китая, а также обнадежил российских женщин — по его словам, Приморье планирует возродить зверофермы и поставлять на внутренний рынок соболиные шубы. 

— Андрей Владимирович, сейчас идет разработка стратегии развития Приморского края до 2030 года. Какие возможности она открывает перед регионом?

— Стратегия разрабатывается Высшей школой экономики при участии экономистов края и экспертов, которые занимались подобной работой еще в советское время. По сути, мы вспоминаем хорошо забытое старое. Потому что раньше в части освоения и использования ресурсов было все правильно. В новой стратегии мы хотим увидеть развитие добывающей промышленности, судостроения, лесной промышленности, сельского хозяйства, рыболовства и животноводства. А это повлечет за собой развитие и других отраслей.

Например, раньше у нас выращивали много риса. Под это были созданы гидротехнические сооружения. Мы восстановили часть рисовых полей и саму рисовую культуру привезли на международную сельхозвыставку, которая недавно проходила в Европе. Наш рис занял первое место, потому что содержание протеина в нем — 64%. Такого нет ни в Краснодаре, ни в Китае, ни во Вьетнаме. У нас уникальные условия выращивания: субтропики с холодом и такой влажностью, что почва и вода дают такой процент содержания протеина.

— Сколько риса Приморье производит сейчас?

— Очень мало, задействована всего лишь одна десятая от общей площади полей. Это очень плохо — систему надо восстановить. Раньше, когда выращивали рис, разводили и пресноводную рыбу. Озеро Ханка разливалось, рыба заходила на поля, там у нее была питательная база, а потом она возвращалась в озеро. В итоге убивали двух зайцев: и пресноводной рыбы в крае было достаточно, и рис выращивался. Это надо восстановить, поэтому мы этим и занимаемся.

Андрей Тарасенко

Фото: ТАСС/Алексей Дружинин

— Думаете, это реально?

— Не то слово. По посевным работам мы делаем ровно половину того, что делалось при СССР. Еще год — и выйдем вперед. Меняем систему грантов, субсидий, чтобы поддержать производителей. Нам интересны все виды растениеводства. В свое время в крае собирали 250 тыс. т меда и везли в Японию. Сегодня собираем только 5 тыс. т — разрушена вся система. Необходимо, чтобы она снова заработала.

— Чего не хватает для того, чтобы то, о чем вы говорите, можно было воплотить в жизнь?

— Не хватает молодежи, не хватает специалистов. Медиков сегодня не хватает — 1,5 тыс. человек.  Мы строим больницу, создаем хороший стоматологический кабинет — а дантиста нет. Кабинет пустует.  Нужны специалисты. Выпускается максимум 75 человек, а не хватает 1,5 тыс. Такими темпами за 10 лет только 25% укомплектуем. Нужна помощь центра, чтобы молодежь вернулась. Мы должны создать условия. Не просто построить жилье, а дать хорошую высокооплачиваемую работу на уровне Петербурга и Москвы, куда молодежь приезжает, где много вузов. Надо поднять уровень культурной и спортивной жизни. Мы не можем только жильем заниматься. Есть хорошее жилье, а отдохнуть негде. Поэтому делать надо всё одновременно: и школы строить, и ясли, и культурные центры, и работу давать.

— Существуют программы, которые позволили бы решить кадровую проблему?

— Да. Центр идет навстречу, помогает развитию Дальнего Востока и Приморского края. Мы получили специальную ставку по ипотеке для Приморского края — 5,5%. Остается только регулировать первоначальный взнос — можно субсидировать его, покрыть. И в течение 10 лет специалист обязан будет отработать в крае.

— Какова средняя цена квартир во Владивостоке?

— Средняя цена по городу — 53–57 тыс. рублей за квадратный метр.

— По статистике, Приморский край, к сожалению, всё время находится в минусе: люди постоянно уезжают, в том числе в другие регионы Дальневосточного округа. Как быстро можно решить эту проблему с помощью мер, которые вы обозначили?

— Самое главное — поднять уровень жизни в крае. Нужно создать места, где люди могли бы отдохнуть, позаниматься спортом, полюбоваться красотой набережной. Создать удобные условия жизни, как сегодня в Москве. Москвичи мечтают о чистом воздухе, красивом море, пляже. Это всё в Приморье есть. Если еще и преобразить городскую среду — думаю, мы будем ограничения устанавливать по приему людей.

— Думаете, когда всё это будет реализовано, москвичи поедут жить во Владивосток?

— Уже едут. Я же приехал.

— Что конкретно делается для детей и молодежи?

— Владимир Путин выделил около 30 млрд на строительство культурного центра во Владивостоке. У нас будут филиалы Третьяковки и Русского музея. Мариинский театр у нас есть. Для детей стараемся сделать всё лучшее, вводим молодежный праздник «Крылья Востока» — аналог «Алых парусов» в Питере. 

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

— На социально значимые объекты в краевом бюджете хватает средств?

— Мы занимаемся созданием объема промышленности, который позволит наполнить бюджет. Когда все исправно платят налоги, хватает на всё: на социальные нужды, на будущее строительство, создание культурных центров. Сегодня нам не хватает немного, но мы стараемся предусмотреть развитие. Федеральный центр много помогает, восполняя дефицит средств, поддержка есть. Задача — спланировать промышленность, развитие края.

— Получается, что денег, как всегда, не хватает — помогает центр. О каких суммах идет речь?

— 30 млрд на строительство культурного центра — это огромные деньги. К нам также пришли и спонсоры, которые уже вкладывают средства. Мы становимся лидерами протонной медицины — строится Центр ядерной медицины с протонной терапией. Возможности у нас огромные.

— Когда вы прибыли в край, здесь была непростая ситуация в сфере ЖКХ. Грядущий отопительный сезон Приморье переживет без катаклизмов?

— Когда я приехал, зиму мы еле прошагали, потому что запаса не было — ни денежного, ни топливного. Мы прошли в часе от замерзания. К этой зиме мы готовимся серьезно — меняем трубы, сами подходы, исполнителей. Ко всему, что связано с топливом, у нас особый подход. Президент согласовал нам единственного исполнителя — «Роснефть», которая нам будет поставлять топливо. Мы довольны этим, потому что будет стабильная цена, устойчивость поставок. Не будет ажиотажа и конкурсных процедур.

— Когда край получит реальную отдачу от действующих в регионе территорий опережающего развития (ТОР) и свободного порта Владивосток?

— Сегодня интенсивно развиваются две ТОР. Первая — «Большой Камень». Средства в него вкладывают «Роснефть» и государство. С созданием нашего центра мы, думаю, будем на первом месте по масштабу судов. Даже ледокол «Лидер» будет строиться на верфях «Звезды».

— Какие предполагаются объемы?

— Запланирована техническая возможность построить 178 судов. Это пятилетний план.

Вторая территория — сельскохозяйственная, ТОР «Михайловский». Возможности наших соседей огромные. В радиусе 1 тыс. км от Владивостока живет 26 млн человек. Всё, что мы будем производить и делать, будет востребовано этим населением. ТОР «Михайловский» наращивает обороты в части создания мясной и молочной промышленности. То, что мы живем рядом с огромной популяцией населения, — большой плюс. Европа обеспечена, сама не знает, куда сбыть продукцию, а у нас рядом — огромный рынок.

— Насколько ваша продукция конкурентоспособна по цене, по качеству?

— Качество у нас высокое, потому что нет ГМО, это экологически чистый продукт. Все знают об этом, цена у него всегда высокая.

— В советское время Приморье было рыбным краем. А сейчас?

— В 2004 году произошло перераспределение квот на вылов, в результате которого край потерял около 200 тыс. т — это 30% от общего объема. Кроме того, низкая платежеспособность населения не позволяет приходить на берег валютоемким объектам рыболовства — рыбакам нужно платить за сети и топливо. Мы договариваемся с ними, чтобы часть доли вылова они доставляли на берег для реализации населению. Создаем биржу и будем в первую очередь наполнять внутренний рынок. Думаю, это в корне поменяет ситуацию с обеспечением края и страны морепродуктами.

Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

— В какой стадии находится создание рыбного рынка во Владивостоке? Его же долгое время не было. Сейчас в нем действительно есть необходимость?

— В создании рыбного рынка необходимость есть. У нас работают торговые точки в магазинах и торговых центрах, но создание оптового рынка позволит сосредоточить весь ассортимент в одном месте.

Мы планируем построить такой рынок в Артемовском районе, чтобы рядом был аэропорт и можно было доставлять продукцию самолетами в Москву и Питер. Уже началось его проектирование. Рынок будет строиться за счет частных инвестиций — думаю, торговля начнется уже через год.

— Устаревший рыбодобывающий флот — одна из проблем, которые тормозят развитие отрасли. Как идет его обновление?

— Флот устаревает. Была создана программа «квот под киль», когда часть улова идет компаниям, готовым построить новые суда на российских верфях. На северо-западе страны эта программа заработала, на наших верфях пока не заложено ни одно судна. Мы серьезно нуждаемся в прибрежном флоте, среднетоннажном флоте. Ведем переговоры с Росрыболовством — думаю, к осени на заводах «Звезда» и «Славянка» уже заложим первые суда.

— Есть наработки по сотрудничеству с бизнесом в вопросе продажи рыбы в ЦФО, Москве и других крупных городах?

— Первые пароходы уже прошли Северным морским путем, в Питер доставляли большую партию рыбы. Рыбу перевозят и железной дорогой, доставляют самолетами — логисты работают. Конечно, это всегда отражается на цене. Я лично видел нашу продукцию в крупных торговых сетях в Москве. Не в большом количестве, конечно, но она присутствует.

— Что тормозит этот процесс? Только логистика?

— Расстояния и тарифная политика перевозок. Честно скажу: лучше приезжайте к нам в Приморье и пробуйте свежую рыбу.

— В начале 2000-х я лично видела полувагоны с кругляком, которые стояли вдоль Японского моря недалеко от Находки. Эшелоны, судя по всему, шли в Китай. Как сейчас обстоит дело с незаконной вырубкой и перепродажей леса нашим восточным соседям?

— Вырубка контролируется, такого браконьерства уже нет. Ситуация под контролем. Мы создали биржу, все лесозаготовители согласились. Не думал, что есть такие патриоты. Все производители договорились сдавать лес на биржу для внутреннего потребления края. Только потом, когда эта продукция будет уже не востребована, она пойдет в Китай. Мы переломили ситуацию. Сегодня в крае много предприятий глубокой переработки. Не поверите, сегодня востребованность кругляка внутри региона — стопроцентная. Мы делаем паркет, мебель, фанеру, клееный брус. Сами научились продавать свой труд. Добавленная стоимость остается в стране, в Приморском крае. 

— Жители других федеральных округов говорят о китайской экспансии в регион. Действительно есть такая угроза?

— Есть туристические группы, есть предприятия, которые хотят работать у нас в сельском хозяйстве, в промышленности. Но массового переселения, которое можно назвать экспансией, нет. Численность прибывающих контролируется — такого, чтобы просто приехать и остаться здесь жить, не бывает. Ситуация под контролем.

К нам приезжают не только из Китая. У нас есть совместные предприятия с Индией, Южной Кореей.

— Как развивается межрегиональное сотрудничество с Китаем?

— У китайцев нам надо учиться созданию легкой промышленности, переработке. Нам это интересно, потому что такой кластер мы создаем сами. В Китае на высоком уровне текстильная промышленность — целые города занимаются текстилем. Мы зовем их, чтобы совместно возродить зверофермы. А потом будем учиться по лекалам новосибирцев шить шубы, продавать. У нас есть уникальные звери — соболь, норка. Шкура соболя всегда ценилась на вес золота. А климатические условия у нас не хуже, чем в Китае: и морозы есть, и тепло.

— Когда можно будет увидеть на отечественных прилавках соболиные шубы с Дальнего Востока?

— К звероводству мы только подступаем. Начали восстанавливать хозяйства по разведению маралов и оленей, выращивать других животных. Новосибирцы к осени дадут нам около 10 тыс. щенят соболя. Только через пять лет мы получим что-то, сначала будем разводить. Специалистов нет. Сколько нужно ветеринаров найти и собрать! Учиться всему заново придется.

Фото: commons/wikimedia.org

— А как обстоит дело с туристической логистикой? Ведь сегодня просто так слетать во Владивосток — дорогое удовольствие.

— Мы воссоздаем круизное сообщение. Недавно во Владивосток зашел третий в мире по вместимости пассажирский корабль. А в 2019 году придет самый большой корабль в мире. Но это иностранные лайнеры. Президент поставил задачу открыть свою круизную линию. Сейчас мы подыскиваем хороший круизный корабль, договариваемся с компаниями. В 2019 году будет свой корабль, который отправится по маршруту Сахалин–Япония–Корея.

Восстанавливаем причал Находки — хотим, чтобы «белые пароходы» приходили в Находку, потому что там хороший морской вокзал.

— Страна живет чемпионатом мира, все только и говорят о футболе. Чем Приморский край может похвастаться в спортивной сфере?

— У нас есть значимые команды «Луч» и «Адмирал», баскетбольная команда «Спартак-Приморье». Это символы края. «Адмирал» — сильная команда. ФК «Луч», думаю, станет тем «Лучом», который играл в высшей лиге. «Спартак-Приморье» также добивается хороших результатов. Женская волейбольная команда «Приморочка» занимает призовые места. В спорте Приморье не отстает.

— Спортивных объектов в регионе хватает?

— Здесь у нас есть проблемы. Поэтому мы и скачем: то мы лидеры, то отстающие, потому что нет закрепленных объектов. Даже гребная база и то убитая, а ведь мы всегда были лидерами в гребле. Сегодня мы восстанавливаем эти объекты. Край — фактически база для молодежи, которая стремительно пополняет кадры олимпийцев.

— Хочу предложить вам ответить на вопрос, который вы сами могли бы себе задать, — сказать о том, о чем я не спросила.

— Я хотел бы ответить на вопрос, почему молодежь уезжает. В крае ей не хватает заработка, поэтому серьезно уменьшилась рождаемость. Нам нужно очень сильно поднять технологический уровень.

— Сколько времени вы бы отвели на решение этой сложной задачи?

— Думаю, года за 2–3 мы ее решим. Произойдет перелом в сознании. Молодежь увидит, что у края есть будущее. Здесь будет создаваться новое, край будет очень востребован.

— Если у вас будет возможность обратиться к выпускникам из разных регионов страны напрямую, какими словами вы пригласите их жить в Приморье?

— Вы нужны нам здесь. У вас появляется возможность создать свое дело, развить его. Здесь у вас есть возможность создать что-то новое. Мы ждем вас в нашем крае и поможем.

 

Читайте также