Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Роснефть» набирает обороты

В этом году компания ожидает роста дивидендов и добычи нефти
0
Фото: РИА Новости/Максим Блинов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С момента открытия торгов утром в четверг акции крупнейшей российской нефтегазовой компании «Роснефть» на Московской бирже выросли более чем на 1%. На 18:40 (Мск) за акцию давали больше 394 рублей. Бумаги подорожали на фоне новостей с годового общего собрания акционеров (ГОСА) компании, которое прошло в Красноярске 21 июня.

Как рассказал акционерам исполнительный директор компании Игорь Сечин, в этом году «Роснефть» ожидает двукратное увеличение чистой прибыли и объема дивидендов. По словам топ-менеджера, надеяться на рост дивидендов позволяют промежуточные финансовые показатели 2018 года. Согласно отчетности по МСФО, в I квартале 2018 года чистая прибыль компании выросла в семь раз по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, до 81 млрд рублей.

Точка роста

Проведение собрания акционеров именно в Красноярске не случайно. Здесь зарегистрированы, фактически, одни из крупнейших дочерних обществ компании, здесь компания реализует свои флагманские проекты — разрабатывает Ванкорское, Сузунское, Тагульское, Юрубчено-Тохомское, Куюмбинское и Лодочное месторождения.

По планам компании, к концу 2018 года общая доля этих проектов в суммарной добыче «Роснефти» должна достичь порядка 10%. Если в 2017-м компания добыла здесь чуть больше 23 млн т нефти, то в этом году общая добыча достигнет почти 24,9 млн т нефти и 7,3 млрд кубометров газа. Впрочем, «Роснефть» лидирует в регионе не только по нефтедобыче, но и по поставкам нефтепродуктов с местного Ачинского НПЗ (мощностью 7,5 млн т), на модернизацию которого уже было потрачено более 70 млрд рублей.

Не возникает сомнений, что принять новые объемы мировой рынок сможет — после прошедшей ребалансировки он постепенно движется к дефициту нефти, рассказал в ходе ГОСА исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин.

Сегодня рынок достаточно единодушен в оценке того, что в ближайшие десять лет нас ждет структурный дефицит нефти. Ведь растущий спрос на нефть накладывается на падение добычи на истощенных месторождениях мейджеров и эффект снижения ими капитальных вложений за последние пять лет.

По словам топ-менеджера, дефицит нефти к 2025 году может достигнуть 700–750 млн т ежегодной добычи. Этому в том числе поспособствуют новые внешние ограничения в отношении двух ключевых производителей нефти — Ирана и Венесуэлы. Только в Венесуэле падение добычи в 2017 году превысило 13% по сравнению с 2016-м, что привело к повышению цен и снижению уровня товарных запасов.

Для имеющей большие запасы и высококачественную ресурсную базу «Роснефти» такая ситуация, безусловно, представляет хорошую возможность для увеличения доли на мировом рынке, считает Игорь Сечин.

Этим уже пользуются конкуренты российских нефтяников — США и Саудовская Аравия — для расширения рынков сбыта. Отчасти определенное давление на российский бизнес оказывают торговые ограничения и санкции.

Чтобы защитить свою долю рынка, «Роснефть», по словам топ-менеджера, ведет активный диалог с российскими властями о разработке стимулирующих отрасль мер и повышении инвестпривлекательности нефтяного бизнеса. По оценкам «Роснефти», один вложенный в отрасль рубль дает мультипликативный эффект в размере 5–6 рублей на экономику в регионах реализации проектов компании.

Несмотря на ужесточающиеся условия на мировом рынке, компания продолжает постепенный рост добычи нефти и возмещения выпавших запасов. Так, по итогам 2017 года, объем доказанных запасов вырос на 6%, до почти 40 млрд баррелей нефтяного эквивалента (н.э.), а уровень восполнения запасов достиг сразу 184%. Во многом это объясняется выросшим объемом сейсморазведки — на 30% в 2017 году, а также довольно высокой успешностью поисково-разведочного бурения (86%). При этом объем эксплуатационного бурения вырос на 30%, до 12 млн метров.

Впрочем, вместе с запасами выросла и добыча углеводородов, по итогам года повысившись на 6,3%, до 281,7 млн т н.э. В этом показателе есть доля и «трудной» нефти (16,3 млн т). В сравнении с 2014 годом ее добыча выросла более чем вдвое, отметил Игорь Сечин. Для добычи такой трудноизвлекаемой нефти, по данным компании, потребовалось пробурить на 67% больше горизонтальных скважин с применением гидроразрыва пласта, чем годом ранее. Сравнительную долю — в 19 млн т — в общей добыче заняла и обычная нефть из новых скважин. Доля пробуренных для ее добычи горизонтальных скважин увеличилась с 32% в 2016 году до 36% в 2017 году. При этом бурить стало дешевле как минимум на 3%, а для добычи одного барреля нефти н.э. компании теперь требуется потратить всего $3,2.

Значительную долю в новой добыче заняли месторождения и проекты компании именно в Красноярском крае, ХМАО и в целом на севере страны. К примеру, добыча одного из крупнейших активов компании — «Юганскнефтегаза» — в 2017 году выросла на 4,5%, до 66 млн т, а другие такие крупные проекты, как Сузун и Мессояха, в прошлом году произвели 7,3 млн т нефти, отметил Игорь Сечин. На базе Сузуна компания создала добычный хаб. Развитие подобных центров добычи, по мнению топ-менеджера, имеет значительный экономический эффект. В прошлом году к уже имеющимся хабам прибавился новый, Эргинский кластер в ХМАО, а также Кондинское месторождение.

В целом новые вводы дали компании 14 млн т дополнительной добычи, оценивают в компании. Уже в 2018 году к запущенным проектам добавится целый ряд новых — вторая очередь Среднеботуобинского месторождения, Тагульское, Русское и первый этап Куюмбинского месторождений. Суммарный потенциал предстоящих вводов может достигать около 20 млн т, считает глава «Роснефти». В итоге к 2022 году добыча от новых проектов составит 87 млн т н.э. в год.

Прибыль жмет на газ

Кроме добычи, компания постаралась дать новый импульс и переработке нефти. Компания уже вложила в переработку суммарно порядка 800 млрд рублей, выход светлых нефтепродуктов к концу года превысил 58%, а глубина переработки — 75%. Выросли и объемы реализации: авиакеросина — на 10%, бункерного топлива — на 47%, а битума — на 23%.

Одновременно компания вышла на новый для себя рынок сбыта — Индию. Так, она стала владельцем 49% индийской «Эссар Ойл», которой принадлежит крупный НПЗ «Найара Энерджи» мощностью 20 млн т.

В прошлом же году компания существенно расширила свой газовый бизнес, купив долю в египетском шельфовом проекте Зохр, который в перспективе планирует экспорт СПГ в страны Европы и Азии.

Что касается внутрироссийского рынка, то здесь компания укрепила свою позицию крупнейшего независимого производителя, добыв порядка 72 млрд куб.м газа. В компании рассчитывают, что значительный прирост добычи в ближайшие годы даст проект «Роспан», в 2018 году компания ожидает удвоения добычи на нем (в 2017 году  — 6,5 млрд куб. м) с достижением планки в 19 млрд куб. м.

По стратегическому плану компании до 2022 года, к 2020 году общая добыча газа должна достигнуть 100 млрд кубометров, а углеводородов — к 2022 году вырасти до 330 млн т н.э. К тому же сроку компания будет замещать не менее 100% от всех добываемых углеводородов, а уровень полезного использования попутного нефтяного газа должен достичь как минимум 95%.

Выполнить стратегию компания надеется во многом за счет новых цифровых инноваций — как на самой скважине, так и на буровом участке в целом, сделав часть из них полностью роботизированными.

В компанию верит не только ее руководство, но и акционеры. С прошлого собрания акционеров в 2017 году капитализация «Роснефти» перешагнула за 4 трлн рублей, хотя год назад она была на 21% ниже, заметил в ходе своего выступления Игорь Сечин.

В то же время компания вкладывает все больше денег в экономику страны. В прошлом году эти инвестиции составили 922 млрд рублей, а уплаченные налоги выросли до 2,6 трлн рублей. С момента проведения IPO в 2006 году общие отчисления государству как акционеру компании уже составили около 500 млрд рублей, остальные акционеры заработали около 720 млрд рублей.

По мнению стратегических акционеров компании — британской компании BP, нефтрейдора Glencore и суверенного фонда Катара — «Роснефть» сейчас для них многообещающая и стабильная инвестиция. К примеру, по словам Файзала Алсуваиди, который представляет QIA в совете директоров «Роснефти», катарский фонд не исключает в будущем увеличения своей доли в компании.

— Нам бы хотелось, чтобы компания не только распределяла средства в виде дивидендов, но имела капитал для инвестиций, — отметил глава Glencore Айван Глазенберг. 

По его словам, нынешний уровень выплат компании в 50% от чистой прибыли по МСФО более чем устраивает стратегических акционеров компании.

 

Прямой эфир

Загрузка...