Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Нам очень важны отношения с Россией»

Советник вице-премьера Италии, президент ассоциации «Ломбардия–Россия» Джанлука Савоини — о голосовании против санкций, ЧМ-2018 и новой миграционной политике
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Италия будет последовательно работать над снятием антироссийских санкций и вести переговоры по этому поводу с другими странами ЕС. Об этом сообщил советник вице-премьера Италии, главы МВД Маттео Сальвини по международным делам Джанлука Савоини. В интервью «Известиям» он также рассказал, что Италия обсудит с Ливией и Тунисом создание специальных миграционных центров, куда будут направляться выходцы из африканских стран, стремящиеся в ЕС.

— Недавно на голосовании в Европейском парламенте ряд итальянских депутатов выступили против санкционной политики в отношении России. Однако 18 июня Совет ЕС продлил на год ограничения относительно Крыма и Севастополя. Италия, которая ратует за отмену санкций, голосовала против этого продления?

— Итальянское правительство неоднократно заявляло, что санкции против России непродуктивны. Однако в кабмине есть и те, кто считает иначе. Конечно, «Лига» и Маттео Сальвини выступают против ограничительных мер — так, он уже высказал свою позицию, назвав продление санкций против Крыма постыдным. У «Движения пяти звезд», думаю, на этот счет такая же позиция.

— В следующий раз тема продления санкций будет обсуждаться на саммите Совета ЕС в конце июня?

— Да, тогда и станет точно известна официальная позиция итальянского правительства.

— В случае если Италия проголосует против продления санкций, не воспримут ли другие страны это как конструктивное воздержание, при котором решение все-таки примет большинство?

— Это очень деликатный вопрос. Если произойдет так, что впервые за четыре года одна страна, к примеру Италия, проголосует против санкций, то здесь с нашей стороны потребуется огромная дипломатическая работа, чтобы убедить другие страны снять санкции. Нам очень важны отношения с Россией, и потому необходимо подать ей сигнал, что ситуация меняется. И даже если санкции невозможно снять сразу, в течение одного месяца, надо запустить в Европе процесс, в результате которого ограничения в конце концов будут сняты, а отношения с Россией восстановлены.

— Как вы оцениваете первую неделю чемпионата мира – 2018?

— Я вижу, насколько великолепно организован ЧМ-2018, и очень рад, что во время своей грядущей поездки в Россию мне удастся посмотреть финальную игру в «Лужниках» — даже несмотря на то что она пройдет без участия Италии. Кстати, помимо посещения чемпионата, я планирую провести встречи с представителями российских компаний и культурных организаций — именно по этому направлению и ведет работу ассоциация «Ломбардия–Россия».

Думаю, ЧМ-2018 благоприятно повлияет на имидж России, особенно с учетом того, как всё организовано и как радушно встречают иностранных болельщиков. Спорт — прекрасная возможность объединить страны и народы.

— Можно ли сказать, что Европа столкнулась с новой волной миграционного кризиса?

— Сегодня Европейский союз находится в глубоком кризисе, поскольку его руководители не понимают, что мир меняется. Это стало очевидно во время последнего саммита G7. Тогда Дональд Трамп сказал, что Россию необходимо вернуть в формат. Тем не менее Евросоюз, в особенности Германия и Франция, не хотят менять ситуацию. Теперь в игру вступает Италия, и мы готовы менять отношения с Россией и Соединенными Штатами.

— А что вы все-таки можете сказать про миграционный кризис?

— Министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини запретил въезд в страну по морю. Мы устали от постоянного наплыва людей, которые даже не являются беженцами, спасающимися от ужасов войны. К нам едут лишь экономические мигранты.

Еще год назад президент Франции Эммануэль Макрон заявил: «Мы хотим остановить иммиграцию во Францию». То же самое сегодня говорят в Австрии и Германии. В Испании к проблеме миграции всегда относились довольно критично — не знаю, может, сейчас при новом правительстве что-то изменится. Очевидно, что миграционный кризис задел многие европейские страны.

Маттео Сальвини хочет показать Европе, что Италия способна переломить ситуацию с иммиграцией, которая длится уже на протяжении многих лет.

— Недавняя ситуация с кораблем Aquarius продемонстрировала, что намерение нового итальянского правительства изменить свою миграционную политику вполне реально. Как новый подход Италии к этому вопросу может повлиять на ее отношения с Брюсселем?

— Пока не прошел саммит Совета ЕС, который состоится в конце июня этого года, сложно давать какие-то прогнозы. Могу сказать, что позиция премьер-министра Джузеппе Конте близка к точке зрения Сальвини: очевидно, что Италия не будет довольствоваться тем, что происходило раньше.

Здесь надо подчеркнуть, что есть большая разница между экономическими мигрантами и беженцами. Экономическую миграцию необходимо остановить. Не только в Италии, но и во всей Европе — как это уже сделала, к примеру, Венгрия.

— То есть двери Италии теперь закрыты для экономических мигрантов, но всё еще открыты для беженцев?

— Да, именно так. Но дело в том, что в Италию не едут беженцы — большинство из них находятся в Германии. К нам же едут только экономические мигранты, и их слишком много.

— Какие конкретные меры Италия планирует осуществить, чтобы остановить поток экономических мигрантов?

— Сейчас Маттео Сальвини планирует встретиться с министрами внутренних дел Ливии и Туниса. Он хочет заключить с этими странами соглашения о создании специальных центров, куда бы направляли мигрантов и где бы им оказывали всю необходимую помощь. Это будет лучше, чем если бы они приехали в Италию. Здесь они окажутся без жилья, без еды и без работы. В этом был промах предыдущего правительства: они открыли границы, и к нам хлынул поток из тысяч иностранцев, что было абсолютно неверно, поскольку мы не можем позволить себе кормить и обеспечивать жильем людей из других стран.

— Прошлым летом канцлер Австрии Себастьян Курц предложил содержать обнаруженных в Средиземном море мигрантов на острове Лампедуза, не переправляя их на материк. Такой подход с 2001 года уже использует Австралия: по инициативе Канберры на острове Науру действует лагерь по приему беженцев. Как относятся к такой идее в Италии?

— Лично я разделяю этот подход.

— Джузеппе Конте встретился с Ангелой Меркель 18 июня. Одной из ключевых тем стала миграционная повестка, по которой у сторон, очевидно, разные точки зрения. Есть что-то, в чем они сходятся?

— Действительно, есть большая разница между итальянским и немецким подходами. Сейчас министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер предлагает новые идеи по защите от мигрантов. Они отличаются от инициатив Ангелы Меркель, которая предлагает открыть границы и пропустить в страну иностранцев. В Германии есть опасения, что на региональных выборах, которые пройдут осенью этого года, позиция Меркель сыграет на руку «Альтернативе для Германии». Поэтому сейчас в стране сложилась амбивалентная ситуация: с одной стороны, есть действующий канцлер с прежним открытым подходом, с другой — Хорст Зеехофер, который хочет ограничить миграционные потоки. Сейчас министр внутренних дел Германии хотел бы встретиться с Сальвини, чтобы совместными усилиями разработать план, который бы остановил приток мигрантов.

 

Читайте также
Прямой эфир