Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Пора понять, что интересы Европы и США не всегда совпадают»

Вице-президент «Национального фронта» Франции Николя Бе — о переименовании партии, поездке в Крым и защите европейской экономики
0
Фото: Global Look Press/ZUMA
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Все больше депутатов Европейского парламента (ЕП) признают, что санкции в отношении России были ошибкой. Об этом «Известиям» заявил глава фракции ЕП «Европа наций и свобод», вице-президент французской партии «Национальный фронт» (с 1 июня — «Национальное объединение») Николя Бе. Он подчеркнул, что Европе пора отойти от прежних санкционных схем и начать сотрудничать с Россией на взаимовыгодной основе. В интервью «Известиям» французский политик также рассказал, что побудило  «Национальный фронт» сменить название, как неформальное общение заменяет официальные контакты и что ЕС может противопоставить США.

— Недавно «Национальный фронт» сменил название и стал «Национальным объединением». Что стало причиной для переименования?

— Действительно, начиная с 1 июня мы официально называемся «Национальным  объединением». Члены парии проголосовали за переименование. Дело в том, что на протяжении долгого времени «Национальный фронт» находился в оппозиции. Однако после президентских выборов 2017 года, когда Марин Ле Пен стала одним из ведущих кандидатов, мы вышли в другое измерение: «Национальный фронт» получил роль одной из центральных политических сил и стал флагманом оппозиционных партий. 

— Около месяца назад вы посетили Крым, где выступили на Ялтинском  международном экономическом форуме. Вы приезжали туда как представитель Европейского парламента или как сторонник «Национального фронта»?

— Меня пригласили как евродепутата от «Национального фронта», однако официально я не представлял Европарламент и не выступал от его лица. Я поехал в Крым, поскольку считаю необходимым восстановить и укрепить политические, дипломатические и торгово-экономические отношения с Россией. Исходя из логики холодной войны, Евросоюз поставил это взаимодействие под сомнение. По моему мнению, у России и Европы есть общие интересы. ЕС сам стал заложником своей враждебности по отношению к Москве. В частности, от последствий российского эмбарго на сельскохозяйственную продукцию, которое, кстати, было вполне оправданным, пострадали европейские производители. Поэтому сейчас необходимо найти выход из этой ситуации и приступить к выстраиванию сбалансированных и взаимовыгодных отношений с Россией.

— Есть ли в Европарламенте депутаты, которые разделяют вашу точку зрения и выступают за отмену антироссийских санкций?

— В Европарламенте таких людей постепенно становится всё больше. Все члены фракции «Европа наций и свобод», куда входят 36 депутатов и которую я возглавляю, согласны с этой мыслью. В других фракциях есть парламентарии, которые также считают санкции незаконными. Всё больше людей понимают, что введение ограничительных мер было ошибкой, поскольку они противоречат европейским интересам и ослабляют наши позиции.

— Вы остались довольны поездкой на ЯМЭФ-2018?

— Форум стал хорошей возможностью обменяться мнениями по политическим и экономическим вопросам. На площадке находились представители зарубежных государств, включая европейские и африканские страны. Этот форум показал, что за последние годы положение России на международной арене укрепилось, а Москва наладила политические, дипломатические и экономические отношения со многими странами. В многополярном мире, который находится на стадии формирования, Россия — одна из ведущих держав. Поэтому стоит отойти от старых схем и перестать воспринимать ее как соперника.

— В Москву на международный форум «Развитие парламентаризма», который прошел 4–5 июня, вы тоже приезжали в частном порядке?

— Да, я не был уполномочен выступать от лица ЕП. Однако я приехал в качестве евродепутата, с тем чтобы обсудить роль парламентариев. Традиционно депутаты получают доступ к власти благодаря всеобщему избирательному праву — их напрямую выбирает народ. Сегодня мы всё чаще наблюдаем, как бюрократы пренебрегают мнением парламентариев. Это касается Еврокомиссии, которая, обладая огромными полномочиями, превратила ЕП в формальное учреждение и снизила значение национальных парламентов. Необходимо вернуть депутатскую свободу — в частности, восстановить дипломатические межпарламентские обмены.

— У французского сената и российского Совета Федерации давно налажено сотрудничество. Что вы можете сказать о сотрудничестве Европарламента и Госдумы?

— Очевидно, что ЕС сформировал довольно враждебную позицию по отношению к России. Это негативно сказалось в первую очередь на официальном уровне — в частности, на отношениях Европарламента и Думы. К счастью, есть много евродепутатов, которые неофициально поддерживают отношения с российскими коллегами. Думаю, наши отношения с Думой не разорваны окончательно — напротив, в последние годы активно развивается неформальная сторона этих отношений.

— Сейчас во всем мире актуальна тема американских тарифов, которые США ввели в отношении импорта алюминия и стали из Евросоюза. В каком ключе этот вопрос обсуждают в ЕП?

— Лично я считаю, что экономический протекционизм абсолютно законен. Сегодня мы упрекаем Дональда Трампа в том, что он, вводя таможенные ограничения, защищает американские интересы. Он имеет на это полное право и даже обязан это делать. Однако мы, европейцы, в свою очередь, защищаем интересы Европейского союза, и нам также необходимо вводить ограничения, которые бы действовали в пользу ЕС. Сегодня в Евросоюзе действуют принципы свободного обмена товарами, которые показали свою несостоятельность и не используются в полной мере нигде в мире — свои экономики защищают такие державы, как Китай, Индия, Япония и США. 

— И все же Евросоюз планирует как-то ответить на американские таможенные ограничения?

— Думаю, этот ответ сведется к ограничениям на ввоз американской продукции, которая может составить конкуренцию европейским товарам. Евросоюз и США вели переговоры по соглашению о свободной торговле (Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство. — «Известия»), однако они были заморожены. Мы тоже должны ввести протекционистские меры и вместе с тем продолжать переговоры со Штатами. Нельзя упускать из виду, что они имеют право на эти тарифы. И мы тоже имеем на них право.

— Что касается возможных санкций против компаний, которые сотрудничают с Ираном. Считаете ли вы, что шаги, которые предпринимает Евросоюз, смогут защитить европейские предприятия? Речь идет, в частности, о так называемом блокирующем статуте 1996 года, который Еврокомиссия недавно решила ввести в действие.

— Нельзя принимать экстерриториальный принцип американского права. Здесь нам надо максимально твердо защищать свою экономику и отстаивать европейские интересы. Следует предпринять аналогичные ответные меры. Европейцам пора понять, что интересы ЕС и США не всегда одни и те же — порой они совпадают, но порой и нет. Когда американские и европейские интересы вступают в противоречие, Брюсселю следует предпринимать такие шаги, которые бы сдерживали Вашингтон и таким образом обеспечивали адекватное соотношение сил. Либо мы подчинимся США, либо будем защищать собственные интересы, даже несмотря на то что это будет стоить нам конфронтации.

Что касается защиты предприятий, отмечу, что перед лицом возможных американских санкций все европейские страны оказались в разном положении. Можно, конечно, выступать единым европейским фронтом, однако не думаю, что Еврокомиссия имеет право на то, чтобы вести подобные переговоры. Решение о защите своих компаний остается за национальными правительствами.

 

Прямой эфир