Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Российским компаниям выгодно нанимать египтян»

Министр торговли и промышленности Египта Тарек Кабил — об экономическом сотрудничестве двух стран
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

РФ и Египет подписали в Москве долгожданное межправительственное соглашение о создании российской промышленной зоны (РПЗ) в египетском Порт-Саиде. Идея организации специализированной промзоны с участием российского капитала возникла еще в 2006 году, однако реальный толчок к ее развитию был сделан только в 2014-м. Тогда вице-премьер Аркадий Дворкович провел встречу с президентом Египта Абделем  Фаттахом ас-Сиси, во время которой египетская сторона предложила возобновить работу над проектом. В последующие годы страны-партнеры работали над межправительственным соглашением о создании промышленной зоны. О том, когда развитие РПЗ перейдет в практическую плоскость, в интервью «Известиям» рассказал министр промышленности и торговли Египта Тарек Кабил.

— В какие сроки планируется открыть РПЗ в Порт-Саиде?

— Мы подписали соглашение между российским и египетским правительствами. После этого соглашение должен одобрить парламент Египта. Параллельно с этим будет подписан контракт с девелопером РПЗ (учрежденная Российским экспортным центром управляющая компания российской промышленной зоны. — «Известия»), который вступит в действие сразу после ратификации межправительственного соглашения. Ожидаем, что все процедуры, связанные с ратификацией в парламенте и подписанием контракта, завершатся в течение шести месяцев. После этого российский девелопер начнет работать с компаниями: определится, какие предприятия, где и как будут работать в РПЗ в соответствии с планом развития.

Этот проект представляет собой не только промышленную зону — люди там будут не только работать, но и жить.

— Мы не смогли найти список конкретных компаний, которые будут работать в РПЗ…

— Потому что его пока нет. Вчера я провел встречи с представителями многих российских компаний, заинтересованных в проекте. Предприятия будут координировать работу в РПЗ с российским девелопером, а не с египетской стороной.

— Местные жители, граждане Египта, смогут работать в РПЗ?

— Не просто смогут, а будут там работать, потому что закон позволяет работать там только 10% зарубежных сотрудников. Таким образом, около 90% работников будут египтянами.

У нас очень много квалифицированного персонала, работа которого из-за валютного курса стоит очень дешево. Поэтому российским компаниям выгодно нанимать именно египтян. При этом мы понимаем, что в РПЗ понадобятся специалисты из России, разбирающиеся в технологиях и имеющие возможность объяснить принципы работы.

— Египет планирует открыть собственную промышленную зону в России или в какой-либо другой стране?

— Наша страна вкладывает средства в такого рода промышленные зоны. Подобные инвестиции осуществляет частный сектор, и египетское правительство поддерживает инвесторов.

В Египте действуют промышленные зоны, связанные с другими странами. Так, у нас есть китайская промышленная зона, которая составляет около 800 га. И мы готовы приглашать к нам предпринимателей из других стран.

— Российские компании, попавшие в санкционные списки США и Евросоюза, смогут работать в этой зоне?

— Египет является страной, у которой заключено наибольшее число соглашений о зонах свободной торговле (ЗСТ) с различными странами и объединениями — с Европейским союзом, со всеми арабскими странами, с Турцией, со странами МЕРКОСУР в Латинской Америке. Есть специальные договоренности с США. Недавно мы подписали договоры о ЗСТ с еще 44 странами в Африке. Таким образом, число людей в ЗСТ с Египтом достигло 2 млрд. Сейчас мы ведем переговоры с ЕАЭС.

Главное преимущество РПЗ для России заключается в том, что все российские товары и технологии, произведенные на ее территории, будут экспортироваться во все страны, с которыми у Египта есть соглашения о ЗСТ, поскольку они будут считаться египетскими.

— Как будет обеспечена безопасность этой зоны?

— Она будет охраняться, как и любая другая территория в стране. Египет — на 100% безопасная страна. То, что происходит на Синае, на северо-востоке неподалеку от Газы, никак не затрагивает южную часть. Египет живет и процветает.

— Вы уже упомянули о ЗСТ с ЕАЭС. На какой стадии сейчас находятся переговоры по ее созданию?

— Лидеры всех стран ЕАЭС уже дали согласие на переговоры с Египтом. Поскольку у нас большой опыт формирования ЗСТ, развитие этого вопроса продвигается очень быстро. Мы уже отправили предварительную версию соглашения в ЕАЭС с тем, чтобы его участники внесли свои предложения. У нас уже были первые переговоры в режиме видеосвязи, летом пройдет вторая видеоконференция. Первая личная встреча пройдет в конце лета.

— В 2018 году в Египте планируется ввести в эксплуатацию АЭС Эль-Дабаа, в создании которой участвовали эксперты «Росатома». Планирует ли Каир экспортировать в другие страны энергию, которую будет вырабатывать эта станция?

— Еще до запуска АЭС благодаря уже построенным электростанциям у нас было достаточно энергии на экспорт: за последние полтора года мы увеличили производство электроэнергии вдвое, построив самую большую электростанцию Siemens. Также мы построили много других станций и строим масштабную солнечную электростанцию в Асуане (город на юге Египта, где при финансовой помощи СССР в 1960 году была запущена Асуанская ГЭС. — «Известия»).

Экспорт энергии начнется в этом году. Мы не сидим в ожидании, пока будет запущена АЭС. Сегодня мы экспортируем энергию в Иорданию и Ливию, подписали соглашение с Суданом, а в июне подпишем соглашение о поставках с Саудовской Аравией. Также через Кипр мы ведем переговоры на этот счет с Европой.

 

Прямой эфир

Загрузка...