Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
ВС России уничтожили более 30 националистов в районе Славянска
Мир
В Совфеде допустили запуск «Северного потока – 2» в случае «тяжких времен» для ФРГ
Мир
Турция решила восстановить дипотношения с Израилем
Мир
Аналитик назвал «Северный поток – 2» спасением для немецкой экономики
Мир
Финляндия не будет аннулировать уже выданные россиянам шенгенские визы
Мир
Арестович раскритиковал украинцев из-за проявляемой ненависти к русским
Общество
Путин призвал не поднимать излишне цены на спиртное в рамках борьбы с алкоголизмом
Политика
В Госдуме прокомментировали угрозу Киева разрушить Крымский мост
Мир
В МГИМО оценили шансы Берлускони вновь занять пост премьер-министра Италии
Мир
РФ призвала Британию не создавать очаг напряженности в Арктике
Мир
В ДНР заявили планах запустить Углегорскую ТЭС в середине 2023 года
Мир
Молдавия попросила «Газпром» отсрочить выплату аванса за август и сентябрь

«История победы нашего народа не дает покоя»

Глава Экспертного института социальных исследований Андрей Шутов — о «войнах памяти» как инструменте геополитической борьбы
0
Фото: РИА Новости
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Накануне Дня Победы активно обсуждается вопрос фальсификации истории. Глава совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), член Общественной палаты России, декан факультета политологии МГУ Андрей Шутов рассказал в интервью «Известиям» о том, почему именно история Великой Отечественной войны сейчас находится в фокусе внимания инициаторов «войн памяти» и как государство может бороться с этим явлением, в том числе с помощью школьных учебников.

Что такое «войны памяти»?

— «Войны памяти» — это составная часть той гибридной войны, которая была развязана несколько лет назад против нашей страны западным миром. Противостояние имеет вполне определенную цель — навязать России, да и всему миру, ценности и политику однополярного мира, в рамках которого государства лишаются существенной части своего суверенитета, прежде всего в сфере планирования и осуществления внешней политики.

В обществе происходит всё более агрессивное навязывание стереотипов поведения, заимствованных из массовой культуры. Тем самым формируется мировоззренческая и психологическая основа для продвижения установок, контента западного мира в других странах. Для этого используется целый набор политических и информационных технологий, так называемой «мягкой силы». А отстаивание самобытности и традиционных ценностей объявляется неполиткорректным.

В этом контексте «войны памяти» выступают инструментом пересмотра оценок и трактовок исторических событий, принятых институтами гражданского общества, научными кругами и правящим классом. Если говорить о таких войнах против нашей страны, то на Западе сейчас ведется очень активная, системная работа по пересмотру итогов Великой Отечественной войны, Второй мировой войны в целом.

Попытки занизить и исказить вклад СССР в победу над фашизмом и японским милитаризмом были и в прошлом. Достаточно напомнить усилия ряда историков умолчать о первых годах Великой Отечественной, о победе в битве за Москву — по сути, первом поражении фашистской Германии. А ведь это в огромной мере повлияло на организацию и усиление движения Сопротивления в Европе, дало американцам возможность нарастить военную мощь для последующего открытия второго фронта.

— Чем отличаются современные атаки, каковы их возможные последствия?

Главное отличие — использование новых информационных возможностей, продвижение фейковых трактовок не только в книгах и научных статьях, но и в мультимедийных играх для школьников, блогосфере, электронных библиотеках и энциклопедиях. Что таит опасность, поскольку у новых поколений наших граждан формируются мировоззрение и ценности как раз с помощью разнообразия форматов на привычном для них языке. Таким образом, происходит замещение одних интерпретаций истории на другие, фальсифицированные.

Есть и еще одна угроза — вслед за «зачисткой» в массовом сознании роли нашей страны в победе над фашистской Германией может последовать постановка вопроса о правомерности участия России как правопреемника Советского Союза в ключевых международных структурах. И подобные информационные атаки на эту тему уже происходят.

— Почему именно история становится полем битвы?

— История во все времена была достаточно политизированной гуманитарной наукой. И многие, кто приходил к власти, стремились приукрасить, изменить, а то и переформатировать исторические события, которые происходили до их прихода к власти, по-иному трактовать роли отдельных личностей.

Мишенью таких технологий являются не отдельные трактовки исторических личностей и событий, а вещи государствообразующие. Поскольку государство и общество только тогда приобретают идентичность, когда могут обозначить круг своих национальных интересов. Если в отношении прошлого и базовых ценностей сложился общенациональный консенсус, есть согласие в интерпретации собственной истории — это значит, что мы имеем дело с сильным государством и с самодостаточным обществом.

Если этого нет, то появляются политики и структуры, которые культивируют чувство вины за свою историю, формируют представления о якобы исторической неполноценности того или иного национального государства. Все эти процессы запускаются с помощью соответствующих информационных технологий и дают довольно мощный эффект. За примерами далеко ходить не надо — это современная Украина. 

В разные исторические эпохи, особенно в периоды войн, одними из ключевых действий держав-победительниц становились попытки лишить поверженную страну права на интерпретацию собственной истории, подвигов ее народа. Подобная тактика идеологически позволяет не только переписывать историю, но и внедрять в обществе совершенно новые версии исторических процессов.

А если учесть, что правящие круги США считают свою страну одержавшей победу в холодной войне, то отсюда и воинственная риторика, претензия на право «единственно верной» трактовки истории. Это тот вызов, на который мы пока еще в полной мере не ответили.

— То есть в нашем обществе сейчас идет информационная война?

— Увы, она разворачивается в глобальном масштабе. Традиционные и новые медиа буквально заполонили фейковые новости, цель которых — создать инфоповоды, выгодные отдельным политическим игрокам.

В некоторых странах эта тактика себя оправдывает. Мы сейчас наблюдаем результат работы ряда киевских и львовских профессоров, которые написали в начале 1990-х годов новую версию истории Украины и в течение четверти века внедряли ее в молодежную среду. Я говорю об активистах: именно они свои националистические убеждения черпали в новых учебниках. Передовая «войн памяти» проходит, к сожалению, не только в публичных сферах, но и в семьях, вызывая расколы по ценностным основаниям.

— Почему именно история Великой Отечественной находится в фокусе внимания инициаторов «войн памяти»?

Именно это историческое событие, подвиг народа, принимается всеми россиянами вне зависимости от политических предпочтений, культурно-исторических приоритетов и общественной активности. В известном смысле это основа нашей общенациональной идентичности. Поэтому в данном направлении и сосредоточен главный удар.

История победы нашего народа не дает покоя тем, кто реализует в своей политике русофобский курс и стимулирует подобные настроения.

— Как в российском обществе относятся к этому?

— По-разному, наше общество неоднородно, у каждой группы есть свои интересы, в том числе и политические. Любое здоровое, готовое к развитию и взятию новых рубежей общество имеет прочный исторический фундамент и традиции. В случае, когда начинается пересмотр традиций, происходит, безусловно, возрастание социальной турбулентности, «подкоп» под национальную идентичность. Что влечет, как следствие, подрыв политической стабильности этого общества.

Основной выход — это наличие сильного и умного государства, которое обеспечит политические свободы и вместе с тем не даст размыть, уничтожить нашу историческую и национальную идентичность. Благо что наш президент это понимает. 

— Какие-то шаги в этом направлении уже предпринимаются?

— Президент России Владимир Путин не раз в своих публичных выступлениях высказывался в пользу системной работы по противодействию фальсификациям нашей истории, и в особенности истории Великой Отечественной войны. Это необходимая составляющая позитивного образа России как самостоятельного, суверенного государства.

Очень важно, чтобы наше подрастающее поколение получало серьезное историческое образование уже в школе, чтобы знание подлинной истории нашей страны было бы престижным у современной молодежи.

Считаю необходимым создание группы учебников, где государство имело бы право на свою интерпретацию исторического процесса. Причем не в лице чиновников, вдруг засевших за написание учебников, а в лице экспертов из академических кругов и учителей школ, а также лидеров общественного мнения. При всем различии позиций именно совместная работа научного сообщества поможет «вычленить» версию исторического процесса, которая бы отражала консенсус общества и государства. 

— А что вы думаете о запросе молодежи на новые форматы, над чем кроме учебников идет работа?

— Эта работа должна быть систематизирована так же, как и всё, связанное с формированием и сопровождением нашей исторической идентичности. В последнее время в экспертных и общественных кругах ставится вопрос о целесообразности создания института (центра, ассоциации), который бы на государственном, общероссийском уровне занимался историческим просвещением, противодействием развязанным против нашей страны «войнам памяти».

Для молодежи важны современные способы коммуникации, так как она иначе воспринимает информацию об истории, чем люди старшего поколения. Сейчас новые форматы и средства не в достаточной мере оцениваются на уровне государства. Зато наши геополитические противники явно преуспели в этом деле.

 

Читайте также
Реклама
Прямой эфир