Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Школьные истерии
2018-04-16 21:11:21">
2018-04-16 21:11:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Родителей казанской школьницы оштрафовали и попросили уволиться, потому что они отказываются дать согласие дочери посещать уроки «родного языка». В последствиях языковой школьной реформы в национальной республике разбирался iz.ru.

Конец языкового федерализма

В конце 2017 года в российских школах произошла крупная реформа, которую мало кто заметил в Москве. Преподавание национальных языков перестало быть обязательным. А по предметам «родной язык» и «родная литература» появилась возможность выбирать, какие язык и литературу изучать — русские или татарские, башкирские, калмыкские и т.п.

Активнее всего нововведение обсуждалось в Татарстане. Здесь до реформы татарскому языку посвящалось до пяти часов в неделю, в том числе в старших классах. В 2017 году родители местных школьников инициировали коллективные обращения к руководству учебных заведений, министерств образования республики и страны, отказываясь от обязательных уроков татарского языка для их детей или требуя сократить число уроков по этому предмету. Руководство региона не соглашалось.

— Как может быть изучение государственного языка добровольным? Нигде в мире такого нет! Если где-то есть, покажите, — заявлял глава Татарстана Рустам Минниханов. В Татарстане государственных языка два: русский и татарский.

Учебник татарского языка

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

Однако у федерального центра было другое мнение. В августе 2017 года президент Владимир Путин поручил Генпрокуратуре и Роспотребнадзору проверить, добровольно ли и в каком объеме изучаются национальные языки, предоставляется ли «языковая» альтернатива и обеспечено ли изучение русского языка на рекомендуемом Минобрнауки РФ уровне.

Проверка закончилась в конце декабря, а еще до этого в татарстанских школах прошли общие собрания. На них родителей просили выбрать новые планы обучения. И настоятельно просили остановиться на том, где упоминается предмет «родной язык», рассказал iz.ru Алексей Тарасов, воспитывающий вместе с женой Илоной девятиклассницу.

Автор цитаты

Нам раздали уже готовые заявления, и предлагалось в конце пояснить, какой язык для нас родной: русский или татарский. Заявления на другие учебные планы, где нет «родного языка», были либо под давлением переписаны, либо, как и мое, утеряны. Это было первое и последнее такое собрание. Пока проверка шла, они быстренько запасались заявлениями, что мы якобы добровольно хотим. Но добровольно не все хотят. Сейчас обучение во всех школах Татарстана проходит по этому плану.

Два русских языка

В ноябре 2017 года полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе (куда входит и Татарстан) Михаил Бабич заявил, что школьники будут изучать государственные языки республик, входящих в состав России, в объеме двух часов в неделю, при этом дети и родители смогут выбрать для изучения родной язык.

Фактически в школах России появились два предмета, в названии которых есть слова «русский язык». Один «государственный», и преподают его всем. Другой «родной», и его изучают факультативно — вместо него в Татарстане можно выбрать родной татарский язык, в Калмыкии родной калмыцкий и т.п.

В регионах, где, как в Москве, официально принят один язык — русский — курс родного языка интегрирован в основной. В национальных республиках, которых в стране 22, программы родного и государственного русских языков не совпадают. Сделано это для того, чтобы те, кто решат учить в школе местный язык, не отставали от одноклассников, выбравших факультативный русский. И у Алексея и Илоны Тарасовых к тому, что и как преподается на уроках «родного» русского языка, есть большие претензии.

Автор цитаты

Когда интересовался у дочки, чем на этих уроках одноклассники занимаются, она так и не смогла пояснить: какие-то пословицы, поговорки, кто-то — риторику, кто-то — диалектологию. Сама директриса даже не смогла мне пояснить, и учебной программы на тот момент у нее не было. После Нового года, когда я с ней встречался еще раз, она опять мне сказала, что пока вводный курс, ничего конкретного. Я спросил, кто преподает этот родной язык. Она сказала, что учительница татарского языка. «У нее образование есть?» – «Она в данный момент проходит переаттестацию». То есть на сегодняшний день у нее фактически образования нету.

До реформы в Татарстане татарский преподавали около 4,5 тыс. учителей. После того, как предмет стал факультативным, половине было предложено переквалифицироваться на другие специальности, остальным — продолжать работу в начальных классах или заняться преподаванием русского языка. От попыток сократить их отказались после истории учительницы казанской школы Анастасии Матиборской. Когда большинство родителей решили, что их дети будут учить «родной» русский, молодую учительницу татарского языка уволили. Через несколько месяцев через суд она была восстановлена на работе и даже получила компенсации за вынужденные прогулы.

Когда заявление Тарасовых, выбравших учебный план без предмета «родной язык», было официально утеряно, они решили документ не подписывать в принципе. После нескольких отказов к ним домой пришла комиссия по делам несовершеннолетних. По словам Алексея, дальше прихожей они не прошли. А в начале апреля маму школьницы оштрафовали на 200 рублей за то, что воспитанием и обучением несовершеннолетней дочери она «занимается ненадлежащим образом». «Дочь не посещает предмет «родной язык» и «родная литература». Таким образом гр. Тарасова Илона Евгеньевна <...> совершила административное правонарушение», — говорится в постановлении районной комиссии по делам несовершеннолетних.

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

При этом посещать уроки по предмету девочке не дают.

— Несколько раз она пыталась просто хотя бы посидеть на уроке, учительница ее выгоняла. Заявляла: «У тебя от родителей нет заявления, ты не можешь здесь находиться». И ей приходилось в коридоре ждать, — отметил Алексей Тарасов.

На следующий день после постановления комиссии по делам несовершеннолетних Тарасовых, работавших вместе в частной конторе, попросили уволиться. «Формулировки традиционные из серии: «У Вас проблемы с властями Татарстана. Мы с Вами не сработаемся. Пишите заявление по собственному желанию». Записи разговоров на диктофон не велись: вызов к начальству был неожиданным», — написали по этому поводу в паблике «Родительское сообщество Татарстана – РоСТ». Алексей решил, что новую работу найти будет проще, чем конфликтовать с работодателем, и вместе с женой подписал заявление: 

— Собеседований не было, но были звонки с предложениями работы. Долгое время в своей сфере работаю, люди не против работать со мной, несмотря на эту историю.

По словам создателя паблика «Поборы в школах и детсадах» Екатерины Матвеевой, аналогичные истории Тарасовых случаи происходят еще в двух казанских школах. 

— Это не первый случай. Знакомая была уволена с работы в сентябре вскоре после того, как написала заявление об отказе от изучения ребенком татарского языка. Тоже «по собственному желанию». Тоже – после внезапного разговора с работодателем, который использовал в разговоре такую же фразу: «У Вас проблемы с властями Татарстана», — прокомментировала ситуацию активист «Родительское сообщество Татарстана – РоСТ» Рая Демидова.

Отчетность для РОНО

По словам Алексея, он просто не понимает, зачем должен подписывать заявление. И штраф, считая жену невиновной, платить не собирается — подал в суд с требованием отменить постановление.

— Директриса утверждает, что родной язык является обязательным к обучению. Я ее просил объяснить, она так и не смогла: если этот предмет обязателен к обучению, для чего требуется мое заявление. Я же не пишу заявление, чтобы девочка посещала математику, и ее с математики не выгоняют. Если этот предмет обязателен, почему вы выгоняете ее с родного языка, а потом пишете, что ребенок будет не аттестован, не допущен к итоговым экзаменам [ОГЭ] и оставлен на второй год?

Я написал заявление, прошу перевести на индивидуальный учебный план. На что мне пришел ответ от директора школы, что даже в индивидуальном учебном плане родной — обязательный. Но если у меня нет выбора, зачем вы прицепились к этому заявлению, пусть ходит ребенок на уроки, вы только объясните, чему там будут учить, — недоумевает Алексей Тарасов.

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

В школе, где учится дочь Тарасовых, от комментариев iz.ru отказались. В другой казанской школе, куда удалось дозвониться, рассказали, что все дети на родной язык ходят, родители давно подписали заявления, и они были отправлены в РОНО, районный отдел народного образования. Вероятно, из-за невозможности отчитаться перед вышестоящим начальством руководство школы, где учится девочка, не отступает.

Автор цитаты

Тех, кто хотели другие учебные планы и кого не убедили директора, в Казани два десятка осталось, не больше. Их пытаются прессануть. У многих повестки, чтобы пришли на комиссию [по делам несовершеннолетних], постановление — у нас у первых. Есть связи с родителями в Башкортостане. Там одних родителей послезавтра ждут на комиссию. У них та же самая ситуация. Мы все в одних группах состоим, общаемся, поддерживаем.

По мнению адвоката Ларисы Павловой, рычагов давления на школу у родителей практически нет. Она считает, лучше всего в такой ситуации сменить школу и договариваться с директором в частном порядке.

— К сожалению, права родителей сейчас очень сильно ограничены. В рамках принятого в 2012 году закона «Об образовании» родитель практически не может влиять на те программы, которые школа выбрала для образования. Он может лишь выразить мнение. Если родителю не нравится программа какого-то предмета, он может договориться в школе, что ребенок будет самостоятельно изучать ее и сдавать по ней экзамен — не исключается такая возможность. Но наименьшие затраты нервов и для ребенка и для родителей — переход на семейное образование, экстернат либо смена школы. Если ребенку школа не нравится, если программы плохие, если есть возможность, лучше всего уходить, — заключила Павлова.