Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Если что-то понадобится, Россия всегда рядом»
2018-04-09 13:31:10">
2018-04-09 13:31:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Белград не присоединится к антироссийской истерии, спровоцированной «делом Скрипалей». Об этом заявил министр обороны Сербии Александр Вулин. В интервью «Известиям» он рассказал о российско-сербском военном сотрудничестве, ситуации в Косово и угрозе терроризма, а также о работе Российско-сербского гуманитарного центра в городе Ниш и планах посетить чемпионат мира по футболу – 2018.

— Россию и Сербию часто называют братскими странами. А как вы оцениваете оборонную составляющую отношений Москвы и Белграда?

— Военное сотрудничество с Россией очень важно для нас. Наши страны — стратегические партнеры. Показательно, что между Россией и Сербией нет разногласий. Мы полностью доверяем друг другу. И причина этого кроется не только в том, что у нас длительная общая история и прошлое, но и общее будущее, которое объединяет Россию и Сербию. Мы не просто братья-славяне, которые любят Льва Толстого, Федора Достоевского и исповедуют православие: Белград и Москва придерживаются одинакового подхода к международным вопросам. Мы очень благодарны России за поддержку в проблеме Косово и Метохии, за то, что она твердо поддерживает наш суверенитет. Очень ценно, что Москва всегда уважает наш военный нейтралитет. Другими словами, мы — свободная нация, благодарная России за уважение нашего выбора и позиции.

— Сегодня одна из главных тем международной повестки — «дело Скрипалей». Как в Белграде относятся к этому?

— Мы независимое государство. Никто не имеет права давить на нас. Позиция Сербии и моя личная позиция абсолютно ясны — никто не может быть «распят» без явных доказательств. Некоторые страны и политики сейчас пытаются сказать: «Вы — плохие», пытаются представить Россию кем-то вроде «злодея». Но Сербия не намерена присоединяться к каким-либо санкциям и антироссийской истерии. Мы поддерживаем РФ, с которой у нас глубокие связи.

— Белград по-прежнему не рассматривает перспективу присоединения к НАТО?

— Нет, вопрос вступления в НАТО на повестке дня не стоит. Мы придерживаемся нейтралитета. Я думаю, все понимают, что это — наша четкая позиция.

          

Фото: REUTERS/Henry Nicholls

— Неурегулированный статус Косово остается одной из главных проблем на Балканах. Как бы вы охарактеризовали обстановку в регионе сейчас?

— Ситуация нестабильная. Для нас это — главный вопрос безопасности. Все были свидетелями насилия в Косово, которое было спровоцировано Приштиной (столица самопровозглашенного Косово. — «Известия»). Недавно в Косово и Метохии был арестован главный переговорщик по этой проблеме (руководитель канцелярии по Косово и Метохии при сербском кабинете министров Марко Джурич. — «Известия»). Такого не происходит даже во время войн. Можете представить, как трудно в таких условиях настраиваться на новый раунд переговоров в Брюсселе (переговоры между Сербией и самопровозглашенной Республикой Косово при посредничестве Евросоюза. — «Известия»). Конечно, важнейший вопрос для Белграда — нарушение прав человека в отношении сербов, проживающих в Косово и Метохии. Они сталкиваются с ущемлением политических и религиозных прав, испытывают проблемы в сфере частной собственности. И, безусловно, нас крайне беспокоит их безопасность.

           

Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

— Какую роль может сыграть Москва в снижении напряженности в Косово?

— Члены международного сообщества должны приложить все усилия, чтобы помочь в урегулировании этого конфликта. Мы уже заявляли: если кто-то захочет изменить формат переговоров (например, США или другие страны), мы обратимся к России и предложим ей также стать частью этого процесса. Вместе с тем, я думаю, все понимают, что нынешние переговоры должны продолжаться. Для нас важно, что РФ поддерживает Сербию, а мы знаем: если что-то понадобится, то Россия всегда рядом. При этом Россия не навязывает себя, но всегда готова помочь.

— Балканы стали одним из «инкубаторов» террористов, отправляющихся воевать на Ближний Восток. В связи с тем, что боевики в Сирии и Ираке терпят поражение, многие из них начинают возвращаться. Насколько эта угроза реальна для Сербии?

— Это проблема. И не только для Сербии, но и для всего региона, и даже мира. Наибольшее число террористов на душу населения, которые уехали в зоны боевых действий — в том числе в Сирию — как раз из Косово и Метохии. Эти люди возвращаются, и мы не знаем, что с ними происходит, что они делают, какие у них дальнейшие планы, потому что их никто не контролирует. Я уверен, что они не станут мирными и законопослушными жителями. Одна из самых больших ошибок Европы и мира в целом заключается в том, что многие думали: эта ненависть может быть направлена только против одной нации — сербов. Но мы слишком маленькие, чтобы поглотить всю эту ненависть. То, что происходило с сербами, сейчас происходит со всеми. Первый моджахед в Европе появился во время боснийской войны (1992–1995 годы — «Известия»). Первое отсечение головы христианину террористами произошло не в Сирии или Ираке, а в Боснии. Тогда Запад думал: «Всё нормально, ведь это касается только сербов». Но они не понимали, что это была атака не только против сербов, это было обезглавливание всех христиан. Те же люди, которые совершали преступления против сербов, которые были сознательно отправлены в Боснию и Герцеговину, спустя годы воюют в Париже, Лондоне, Мадриде и так далее. Вы не можете высвободить подобную ненависть и ожидать, что она умрет и остановится только на сербах.

          

Фото: REUTERS/AHMED JADALLAH

— Много споров вызывает Российско-сербский гуманитарный центр по предотвращению чрезвычайных ситуаций в городе Ниш. Западные страны требуют его закрыть, обвиняя Москву в шпионаже. Как ситуация обстоит на данный момент?

— Этот центр хорошо выполняет свою работу. За что мы очень благодарны. Когда нам это необходимо, он всегда реагирует. У нас хорошая связь между Минобороны [Сербии] и МЧС [России]. Центр останется работать.

— Летом 2018 года Россия примет чемпионат мира по футболу. Собираетесь посетить Москву в это время?

— Я с удовольствием приеду на чемпионат. Я — ярый болельщик нашей сборной. И, кстати, почему бы мы не смогли победить в Москве Бразилию?