Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Роар Утхауг и Грэм Кинг: «Ларе Крофт не нужен мужчина»

Режиссер и продюсер фильма «Tomb Raider: Лара Крофт» — о самоотверженности Алисии Викандер, любви к компьютерным играм и реакции Анджелины Джоли на перезапуск франшизы
0
Роар Утхауг Фото: Global Look Press
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — приключенческий боевик «Tomb Raider: Лара Крофт» режиссера Роара Утхауга («Остаться в живых», «Волна»). Это третий фильм о Ларе Крофт. В главной роли — обладательница «Оскара» Алисия Викандер, заменившая Анджелину Джоли. Корреспондент «Известий» встретилась с Роаром Утхаугом и продюсером картины Грэмом Кингом («Траффик», «Отступники»).

— Адаптируя компьютерную игру, вы сделали довольно существенные изменения как с содержательной, так и с эстетической точки зрения. Как думаете, поможет ли это снять «родовое проклятие» с самого жанра экранизаций видеоигр?

Грэм Кинг: Когда всё начиналось, еще не было никакого «проклятия». О нем стали говорить позже. Мы хотели отдать дань уважения игре, потому что в ней много такого, что можно экранизировать. Кроме того, нам хотелось снять фильм с собственным лицом. Когда меня привлекли к этому проекту, я предложил студии придать этой истории мрачную тональность, и они дали добро, несмотря на то что это было слишком рискованно.

Большую часть времени, примерно три четверти фильма, действие происходит на отдаленном острове, где ничего нет — ни дорог, ни машин, вообще ничего. Просто густая растительность, лес. Вот почему оказалось так сложно придумать такую историю, которая бы держала зрителей в напряжении.

— Многие аналогичные проекты в последние годы проваливались.

Роар Утхауг: Мы создали свою историю Лары Крофт. Когда мы встречаемся с ней, она оказывается никакой не расхитительницей гробниц, а обычной девушкой, живущей в Лондоне и старающейся свести концы с концами, работая курьером. Она не может забыть своего отца, который пропал без вести семь лет назад. Когда она начинает разбираться в причинах его исчезновения, оказывается, что он совсем не тот человек, за кого она его принимала. И она отправляется в путешествие, чтобы узнать, что с ним произошло на самом деле.

— Похоже, что ваша героиня сильно отличается от Лары, к которой мы привыкли.

Р.У.: Мы хотели отдать дань классической Ларе, как называют ее фанаты, воительнице с двумя пистолетами, но эта история рассказывает прежде всего о том, как молодая, неопытная девушка, столкнувшись с трудностями и вынужденная проходить тяжкие испытания, в конце концов становится расхитительницей гробниц, то есть тем человеком, каким ей суждено было стать.

— Как вы нашли свою Лару?

Р.У.: Алисия Викандер сразу возглавила список возможных кандидаток. Нам нужна была не супергероиня, а актриса, которая сможет найти эмоциональную связь со своим персонажем. Это должна была быть обычная девушка с естественными эмоциями.

— Смогла ли Алисия чем-то удивить вас?

Р.У.: Мы все были удивлены ее самоотверженностью и работоспособностью. Не ожидали, что еще до начала съемок она целиком посвятит свое время тренировкам. А затем последовали 100 дней съемок в очень тяжелых условиях, в воде, эмоциональные сцены — и всё это по 15 часов в день, включая макияж. И так каждый день на протяжении полугода. Но если вы не горите своей работой, это будет видно на экране, не так ли? Она напоминала мне Сигурни Уивер в «Чужом», Алисия — сильный человек.

— Очевидно, у вас собралось достаточно материала, чтобы и дальше продолжать работу над этой историей?

Г.К.: Да, это так. Но, как говорится, поживем — увидим. Мы находимся в таких экономических реалиях, что сначала этот фильм должен понравиться зрителям, а уж потом мы будем думать о его продолжении. Нам нужно будет убедить Алисию вернуться в команду, но сейчас главное, чтобы картина хорошо выступила в прокате. А это невозможно предугадать. Фильм «Кредо убийцы» позиционировали как адаптацию видеоигры для большого экрана (картина 2016 года не окупилась в прокате. — «Известия»). У нас же не адаптация видеоигры, а самостоятельная история, но нужно, чтобы зрители об этом узнали, особенно подростки.

— Вы решили снимать фильм с сильным женским персонажем потому, что это созвучно феминистским трендам?

Р.У.: У нас с Грэмом Кингом по две дочери (смеется), и нам хотелось, чтобы у них был образец для подражания. На самом деле никого не может оставить равнодушным девушка, вступающая в неравный бой ради своих высоких идеалов.

— Вам не хотелось привнести в историю немного романтических отношений?

Г.К.: Нет. И еще нам не хотелось, чтобы наши дочери увидели на экране то, что им еще рано смотреть.

Р.У.: В основе нашей истории — взаимоотношения отца и дочери. Мы не хотели, чтобы она осложнялась другими личными составляющими. Это одна из причин. Другая причина — в том, что есть что-то освежающее во взаимоотношениях, не отягощенных романтическим интересом. Главная героиня — вполне самодостаточный человек, ей не нужен мужчина. 

— Что было для вас самым сложным во время съемок?

Р.У.: Самое сложное — координировать работу большого числа людей. Это занимает очень много времени. Представьте, что актеры находятся на гигантском корабле, который перемещается на подвесном каркасе. Одновременно работают водяные пушки, ветряные установки, операторские краны. И чтобы всё служило одной цели, необходимо ручное управление. Несмотря на всю эту круговерть, на всё это сумасшествие, нельзя ни на минуту забывать про эмоциональный фон картины, про то, что нам нужно передать трудный опыт Лары, ее реакцию на то, что происходит с ней в нашей истории.

— Роар, вы планируете продолжить карьеру в Голливуде или будете снимать у себя на родине — в Норвегии?

Р.У.: Посмотрим, как сложатся обстоятельства. Мне бы хотелось и того и другого. Мне понравилось снимать «Лару Крофт», но также хочется сделать норвежский фильм. С тех пор как начались съемки, я мотался по всему свету (смеется). Моей младшей дочери два года, и она всего два месяца из них была в Норвегии. Всё остальное время ездила со мной. Где только она не жила!

— Вы видели фильмы про Лару Крофт с Анджелиной Джоли?

Р.У.: Я смотрел их, когда они выходили в прокат. Они были очень хороши для своего времени.

Г.К.: Я работал с Джоли над ее фильмом «В краю крови и меда» как раз в то время, когда купил права на экранизацию «Лары Крофт», то есть в 2010 году. Помню, она очень поддерживала идею перезапустить франшизу. Для большинства поклонников этого сюжета именно Анджелина Джоли является Ларой Крофт. Но когда мы приступили к работе, то не обращались к старым материалам, решили начать с чистого листа. Для нас наша героиня и есть подлинная Лара Крофт.

— Вы согласны, что компьютерные игры всё больше и больше перекликаются с кино?

Г.К.: Через несколько лет мы придем в кинотеатр, и нам дадут в руки джойстик (смеется).

Р.У.: Да, игры действительно всё больше похожи на кино. Но будем надеяться, что этого не случится.

 

Прямой эфир

Загрузка...