Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«В «Скифе» всё придумано»
2017-12-27 12:05:29">
2017-12-27 12:05:29
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прокат выходит историческая драма Рустама Мосафира «Скиф». Режиссер — дебютант, но продюсировал картину один из самых известных российских продюсеров Сергей Сельянов. В интервью «Известиям» он рассказал о новых тенденциях отечественного кино и перспективах молодых кинематографистов. 

— Вам как продюсеру тяжело было решиться на такой рискованный проект?

— Взять «Скиф» в производство было для меня непростым решением. С Рустамом мы два года общались, прежде чем я это решение принял. Но сценарий был отличный, и у Рустама горели глаза. С одной стороны, у дебютантов утроенные риски, а с другой стороны, если  фильм не удается, это не является репутационной потерей. Ты как минимум отдал долг киноиндустрии.

Я считаю, что все состоявшиеся кинематографисты должны платить «налог на дебюты», то есть на первые и вторые фильмы. И многие это делают. Актеры, причем большие, снимаются бесплатно, особенно в дебютных короткометражках. В Америке многие звезды вписывают в контракт с агентом право сняться один раз в год в малобюджетном фильме. 

Рустам Мосафир

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

— То есть, дав возможность Мосафиру снять «Скиф», вы тоже отдавали этот долг?

— Я поверил в то, что Рустам — сильный кинематографист со своим почерком. Считаю, что не ошибся. Фильм вышел яркий, необычный, с большими кинематографическими достижениями внутри картины. В то же время это зрительский, жанровый проект. Придуманные «исторические» миры — дело происходит 1000 лет назад. Только что вышла «Легенда о Коловрате». Вот и у нас тоже — легенда.

— Основные претензии к «Легенде о Коловрате» касались как раз исторических моментов. Выступали историки, говорили, что еда не та, в костюмах погрешности.

— Просто люди сказок в детстве не дочитали. Кино — пространство фантазии сказочников. Голливудские исторические фильмы уязвимы в 10 раз больше, но к нашему кино зрители относятся более критически. Имеют право. Но иногда такое ощущение, что вроде бы для критики нет достаточных оснований, и тогда есть аргумент: «А давайте-ка их по истории проэкзаменуем».

Неправильно судить художественное произведение по законам науки. Тем более что история не является точной наукой. Два историка — три мнения по поводу одного и того же события. Никто из сегодняшних зрителей воином, князем или смердом X века не был. Мы знаем, что претензии будут. Заявляю через «Известия», что в «Скифе» всё придумано. Творчество из выдумки и состоит. «Над вымыслом слезами обольюсь», — писал Пушкин Александр Сергеевич.

— «Скиф» — очень натуралистичный. Хотя сегодня фильмы, зрительские особенно, стараются снимать позитивными,  без лишней крови.

— Да, наша картина идет вразрез с общей тенденцией. Но кино обязано быть разным. Основную кассу собирает «попкорновое кино», но оно не сможет существовать, если не будет большой территории авторских фильмов, где делаются кинематографические открытия. При этом «Скиф» абсолютно понятный, это жанровая история. Опять вспомню «Брата». Говорили: «Как же! Он там всех убивает!». Язык «Скифа» тоже очень жесткий.

Но кино грубое и мощное искусство, в этом его смысл. Оно очень любит работать с крайними состояниями. Пистолет в «Брате» — образ непреклонности героя, того, что он готов отстаивать свою правду до последнего. Обязанность кинематографистов — давать всем поколениям, в том числе и подрастающему, два ориентира: с одной стороны, мир добр и мягок, с другой — мир жесток. И то и другое правда, но полуправды быть не должно.

Кадр из фильма «Скиф»

Фото: Наше Кино

— У нас не так много фильмов выходит с несгибаемыми героями. Если бы сейчас пришел молодой кинематографист с заявкой «Брата», не говоря о «Грузе-200», он, мне кажется, не получил бы ни понимания продюсеров, ни поддержки Фонда кино. 

Право на сильное высказывание нужно доказать. Может доказать его и дебютант. Режиссер — амбициозная профессия. Один придет и будет мямлить без огня в глазах, а другой заставит тебя увидеть будущую картину, зацепит ей.

— Вы вмешивались в сценарий?

— Это прямая обязанность продюсера, который должен высокопрофессионально знать две вещи: драматургию и монтаж. 80% продюсерской работы — развитие проекта. Есть выражение: «Продюсер работает два раза — в начале и в конце». А само по себе кинопроизводство — самое простое в продюсерской деятельности, если это не высокобюджетный проект, требующий постоянного внимания.

«Скиф» — очень рискованный проект. Этим он мне и дорог. Я понимал, что зритель может не принять такое кино, но хочется взбодрить аудиторию. Надеюсь, если «Скиф» заметят зрители и кинематографисты, то он повлияет на индустрию в целом. Говорю об этом, не стесняясь.

За последние годы в нашем зрительском кино произошли два позитивных изменения. Первое: продюсеры сами научились работать со сценарием. Научились лучше чувствовать зрителя. С другой стороны, сценаристы, которых мы раньше ругали (иногда продолжаем это делать), даже состоявшиеся, стали посещать лекции заокеанских коллег, читать книги и смотреть кино по-другому. Тоже научились гораздо ответственнее относиться к профессии. Они понимают ценность коллективной работы, проводят мозговые штурмы вместе с продюсером. Большинство американских сценаристов так работают: шагу без продюсера не ступают.

— Продюсер должен хорошо понимать законы драматургии, но, судя по некоторым фильмам, не все их понимают.

— Сделать хороший сценарий исключительно сложно. Опять могу сослаться на американцев: посмотрите, какие там сюжетные проблемы колоссальные в каждом втором фильме. Это Америка, где только в Гильдии сценаристов состоит 17 тыс. человек и делают больше 600 фильмов в год.

Кадр из фильма «Скиф»

Фото: Наше Кино

— Но и у нас в этом году случился настоящий прорыв. Много хороших фильмов, выросла доля российского кино в прокате.

— Кинематографистов это как раз не удивляет, потому что с момента создания Фонда кино мы чувствовали, что наша профессиональная квалификация постоянно повышается. Благодаря предсказуемости государственной поддержки, вниманию к крупным проектам. До этой реформы было просто невозможно снять ни один крупнобюджетный фильм. На экране должны быть видны деньги. Мы ведь соревнуемся с Голливудом, где 30 минут фильма стоят столько же, сколько вся государственная поддержка всего нашего кинематографа.

Очень важный знак — то, что три-четыре года назад впервые за долгое-долгое время российское кино вышло достаточно уверенно на международные рынки. Наше авторское кино всегда было на международных рынках, а зрительское  — никогда. И вот это произошло. Каждый фильм, более или менее заметный, продается в десятки стран. На международных рынках качественным фильмам удается отчасти компенсировать финансовые потери дома.

— Почему внутренний кинематографический рынок слабо растет?

— Он растет примерно на 10% в год, если брать с 2010 года. На 15% в год растут сборы кинотеатров. Это много. Думаю, что ни одна отрасль экономики не может похвастаться таким ростом. Но рынок всё равно недостаточный. В борьбе с пиратами есть определенные успехи, но до победы еще далеко. Кинотеатры в сложном положении. Хотят повысить цены, но не получается, уже несколько лет цены стоят на одном уровне. Инфляция, а цены не меняются. Для зрителя они и так довольно высокие.

— Еще жалуются на конкуренцию с Голливудом.

— Она не дает нашим картинам собирать деньги. Хорошего фильма через две недели уже нет на экранах. А еще по каким-то своим соображениям зарубежные прокатчики передвигают свой релиз на нашу дату. Это недопустимо. Наши недобирают, потому что основной пирог для зрителей — американское кино. Мы не против, но нужно вести себя прилично. Ничего не случится, если в России американский фильм соберет на 10% меньше. А для российского продюсера недобор в прокате — катастрофа.

Кадр из фильма «Скиф»

Фото: Наше Кино

— А что будет в 2018 году?

— В целом мы активно развиваемся, качественные российские фильмы, интересные зрителю, будут появляться. Но, скорее всего, их количество в 2018 году будет несколько ниже, потому что отряд тех, кто делает такое кино, не очень велик. Бюджетная господдержка и частные деньги в зрительском кино находятся примерно в соотношении 1:3. Но частные деньги не придут, если нет государственных, так как все понимают: наш рынок недостаточен, чтобы вернуть все деньги на большие фильмы типа «Салюта» или «Движения вверх».

3 млрд рублей на все компании выделялось в 2010 году, когда заработал фонд, 3 млрд и осталось. Но сейчас это примерно 1,4 млрд в ценах 2010 года. Естественно, это сдерживает индустрию. Особенно в отношении крупных проектов. Было бы больше денег, гораздо больше продюсеров добивались бы необходимой компетенции, и стало бы фильмов не 10–12, а 20, то есть производилось бы больше качественных, сильных, ориентированных на зрителя картин.

В советское время в нынешних ценах на кинематограф тратили 66 млрд рублей. На правительственном совете по кино мы этот вопрос поднимали. Читаешь новостную ленту — триллионы, миллиарды... В стране денег много. То, что их на культуру, здравоохранение и образование недодают очень сильно, это проблема. Как можно не понимать, что к гуманитарной сфере нужно совершенно по-другому относиться? Человеческий капитал — самое главное.

Справка «Известий»

Сергей Сельянов окончил сценарный факультет ВГИКа и Высшие курсы сценаристов и режиссеров (мастерская Ролана Быкова). Руководитель кинокомпании «СТВ», соучредитель студии анимационного кино «Мельница».

 

Продюсер фильмов «Брат», «Брат 2», «Груз 200», «Жмурки», «Кукушка», анимационной франшизы «Три богатыря» и других. Лауреат Госпремии России.

 

 

Читайте также