Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Камень, нож и интифада
2017-12-13 13:03:19">
2017-12-13 13:03:19
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Палестинское радикальное движение ХАМАС объявило о начале новой интифады — общенационального восстания против Израиля, третьего по счету. По результатам первой интифады Израиль потерпел поражение, во второй — одержал победу. И, судя по всему, надеется победить и в третьей, которую палестинские радикалы собираются устроить по случаю признания Трампом Иерусалима израильской столицей. В специфике палестинского сопротивления разбирался iz.ru.

Один из лидеров ХАМАС — Исмаил Хания

Фото: REUTERS/Mohammed Salem

Автор цитаты

«Мы объявляем о начале третьей интифады… В секторе Газа нарастают протесты, они будут идти на всех палестинских территориях — и на Западном берегу реки Иордан, и в секторе Газа, и в Иерусалиме. Скоро все увидят день нашего гнева. Мы против признания Америкой Иерусалима столицей Израиля. Это столица Палестины».

Так пресс-секретарь движения ХАМАС Абдулатив Алкану, как сообщает «РИА Новости», провозгласил начало нового восстания против Израиля — по случаю того, что президент США Дональд Трамп признал Иерусалим столицей еврейского государства и распорядился перенести туда американское посольство. Его поддержал другой официальный представитель движения — Хазем Кассем, заявивший, что на Израиле лежит ответственность за эскалацию насилия в секторе Газа. К этому Кассем поэтично добавил, что «искра интифады будет продолжать пылать до тех пор, пока мы не достигнем своей цели».

Что эта за цель, рассказал один из лидеров ХАМАСа Исмаил Хания:

Автор цитаты

«Мы призываем к интифаде, и мы будем работать над тем, чтобы ее огонь загорелся прямо перед лицом нашего сионистского врага. Мы не остановимся, пока не освободим весь Иерусалим и Западный берег».

Палестинские боевики ХАМАС на акции протеста в Газе. 7 декабря 2017 года

Фото: REUTERS/Mohammed Salem

Само слово «интифада» означает «восстание, потрясение». В арабском мире им привыкли называть любые крупные мятежи и волнения — от бунтов против европейских колонизаторов до «арабской весны». Но на Западе это слово прочно ассоциируется с вооруженной борьбой палестинцев против Израиля. Такое значение слово приобрело после восстания 1987 года, потрясшего весь мир.

Камни против пуль

8 декабря 1987-го. Пробка у КПП Эрец — длинная череда машин с арабами, возвращающимися в сектор Газа с работы в Израиле. И роковое ДТП: водитель трейлера, перевозившего танк ЦАХАЛ, не справился с управлением и раздавил одну из легковушек, повредив еще несколько. Четыре человека погибли, семь получили серьезные травмы.

На похороны жертв аварии собрались более 10 тыс. человек. Большинство из них были уверены, что ДТП специально устроили, чтобы запугать палестинцев. На следующий день в лагере Джабалия, где проживали погибшие, начались демонстрации. 17-летний юноша метнул бутылку с зажигательной смесью в группу израильских солдат и был убит ответным огнем. После этого полыхнула вся Палестина.

Стены домов покрылись антиизраильскими граффити, на улицах появились баррикады. В израильских солдат полетели камни. Была объявлена всеобщая забастовка: палестинцы не выходили на работу, отказывались платить налоги, бойкотировали приказы израильских органов власти. Началась интифада.

Могла ли ситуация повернуться по-другому, если бы не было рокового наезда возле Эреца? Вряд ли. К тому моменту Палестина напоминала перегретый паровой котел, готовый взорваться: население росло взрывными темпами, при этом не хватало земли, чтобы строить дома и заниматься сельским хозяйством. Молодежь, даже образованная, не могла найти работу — лишь один из восьми юных палестинцев с высшим образованием трудился по специальности.

Беспорядки на улицах Газы во время первой интифады, 1988 год

Фото: Getty Images/ Patrick Robert/Sygma/CORBIS/Sygma

Между тем, израильские власти всё плотнее закрывали клапан. Правительство поощряло строительство еврейских поселений на Западном берегу: по сути имела место «ползучая аннексия территорий. Недовольство палестинцев израильтяне гасили акциями устрашения — арестовывая и избивая активистов и изгоняя нелояльных из домов и из страны. СМИ и «сарафанное радио» нагнетали и без того накаленную атмосферу, сообщая о новых случаях убийств палестинских подростков израильскими полицейскими и поселенцами.

При этом перед глазами у палестинской молодежи были примеры успешных силовых акций против израильтян. За месяц до начала интифады двое боевиков на дельтапланах перелетели через ливанско-израильскую границу и устроили бойню в израильской казарме, убив шесть солдат и ранив еще восемь. Неудивительно, что, оказавшись перед выбором — жизнь в позоре и нищете или сопротивление, палестинцы в конце концов выбрали последнее.

Всех не перестреляете

Израильский солдат охраняет Стену Плача. Иерусалим, 1989 год

Фото: Getty Images/Tom Stoddart

Восстание стало полной неожиданностью для руководства Организации освобождения Палестины и других группировок. На местах стихийно возникали советы под руководством ХАМАС, «Исламского джихада», коммунистов и просто местных старейшин, которые пытались наладить связь друг с другом. Наконец было создано «Объединенное национальное руководство восстанием на оккупированных территориях» (ОНРВ), состоявшее из палестинских интеллектуалов и сформулировавшее цели восстания: вывод израильских войск с оккупированных в 1967 году территорий, ликвидация блокпостов, отмена налогов или предоставление представительства палестинцам в парламенте. Ударной силой интифады стали мирные жители, в основном молодежь. ОНРВ настаивало на исключительно мирном характере протеста, и максимум, что было позволено использовать, — камни. Поэтому восстание получило название «интифада камней». Молодежь разбрасывала на дорогах простейшие шипы — гвозди, воткнутые в кусок покрышки. Длинные колонны обездвиженных израильских автомобилей стали привычной картиной.

Израильские власти недооценили, степень разъяренности палестинцев. Им казалось, что достаточно посильнее нажать — и всё закончится само собой. Глава минобороны Ицхак Рабин заявил: «Мы научим палестинцев уважать израильские законы», — и отдал приказ на применение боевого оружия. За первый год с небольшим погибли 332 палестинца — в основном дети и подростки. Это серьезно ударило по имиджу Израиля на мировой арене. Официальный Тель-Авив после этого распорядился перейти на нелетальные методы воздействия на демонстрантов — дубинки (призыв Рабина «ломать палестинским подросткам кости» вызвал возмущение мировой общественности), водяные пушки, слезоточивый газ и резиновые пули. Были закрыты палестинские университеты и школы, мятежные поселения блокировались колючей проволокой, в них отключали воду и электричество, выкорчевывали деревья и сносили дома. Эти акции вызвали возмущение в самом Израиле: в стране начались демонстрации пацифистов, требовавших соглашения с палестинцами.

Палестинские подростки стреляют из рогаток 

Фото: Getty Images/Bernard Bisson/Sygma

К четвертому году интифады палестинцы также перешли к насильственным методам, но не против хорошо вооруженных солдат ЦАХАЛ, а в основном против «предателей и коллаборантов», сотрудничающих с израильскими  властями. Группировки активистов «Красные орлы» и «Черные пантеры», не подчинявшиеся приказам ОНРВ, ликвидировали около 900 предполагаемых изменников.

Первая интифада закончилась в 1993 году. Фактически Израиль потерпел поражение: он был вынужден согласиться на создание Палестинской автономии, введение самоуправления в ряде палестинских городов, создание вооруженной полиции, подчиненной ООП. От Израиля договоренности завизировал премьер-министр Ицхак Рабин, за годы интифады превратившийся из «ястреба» в «голубя» и сторонника мира с палестинцами.

Евреям первая интифада стоила около 100 погибших гражданских и 60 военнослужащих, палестинцам — 1200 убитых, в массе своей гражданских. Около 10% всех палестинских подростков получили различные ранения и травмы. Интифада нанесла серьезный удар по израильскому имиджу на международной арене: действия еврейского государства критиковали даже дружественные американские СМИ.

Вторая попытка

Автор цитаты

 «Мы объявим всеобщую интифаду за Иерусалим. Время интифады пришло, время для джихада пришло».

С таким заголовком 30 августа 2000 года вышла официальная палестинская газета Аль-Сабах». Палестина начала готовиться к новому восстанию. На этот раз Ясир Арафат и его соратники не намерены были выпускать инициативу из рук: начало прошлой интифады они проморгали, но эта должна была пойти в точном соответствии с их планами.

К тому моменту стало ясно, что заключенные в Осло соглашения ни одна из сторон в полном объеме исполнять не спешит. Тель-Авив и Рамалла не доверяли друг другу: израильтяне затягивали вывод войск с палестинских территорий, которые они должны были по договоренности освободить, а палестинская администрация отпускала на свободу арестованных боевиков ХАМАС и «Исламского джихада» — в будущем противостоянии с Израилем они могли стать ценными кадрами. Для Израиля, где от рук палестинских радикалов за пять лет после подписания соглашений в Осло погибли 256 человек — больше, чем за предыдущие 15 лет, включая пять лет интифады, — это было уже слишком.

Визит лидера израильской оппозиции Ариэля Шарона на Храмовую гору 28 сентября

Фото: Getty Images/Brian Hendler

Поводом для начала восстания стал визит лидера израильской оппозиции Ариэля Шарона на Храмовую гору 28 сентября. Хотя он просто прошел по туристическому маршруту, этого хватило. Шарон был известен как настоящий «ястреб», выступающий за максимальное ужесточение позиций на переговорах с палестинцами. Собравшаяся толпа во главе с арабскими депутатами кнессета скандировала «убийца», в охрану Шарона летели палки и камни. Солдаты ответили резиновыми пулями, а сам политик заявил: «Храмовая гора в наших руках, и она останется в наших руках!»

На следующий день огромная толпа молодежи собралась на Храмовой горе и начала закидывать камнями молящихся у Стены Плача иудеев. Прибывшая полиция начала стрелять — сперва в воздух, затем по ногам, а потом и в толпу на поражение.

В последующие дни палестинцы перешли в наступление. Почти сразу они стали использовать огнестрельное оружие. В боях активно участвовали палестинские полицейские и члены считавшихся умеренными организаций, которые ранее сами израильтяне вооружали в качестве противовеса ХАМАС. В дело вступили террористы-смертники, подрывавшие себя в людных местах. В операциях принимали участие и израильские арабы — в отличие от первой интифады.

Однако на этот раз израильтяне были готовы. Армия действовала крайне осмотрительно, в основном защищаясь и стараясь не дать повода для обвинений в убийстве детей. Одновременно спецслужбы и ВВС ликвидировали лидеров боевиков одного за другим. Роковыми для интифады стали гибель в 2004 году от израильской ракеты главы ХАМАС шейха Ясина и смерть в парижской больнице Ясира Арафата.

Палестинцы несут гроб с телом лидера ХАМАС шейхом Ахмедом Ясином. Газа, 22 марта 2004 года

Фото: Global Look Press/ZUMA

К тому моменту стало ясно, что интифада провалилась. Израильские силовики одержали победу в военном противостоянии, но главное — изменилась обстановка в мире. После терактов в США в 2001 году и начала полномасштабной войны с «Аль-Каидой» и «Талибаном» действия палестинских радикалов, взрывавших себя в автобусах, расстреливавших мирных израильтян и выпускавших ракеты по еврейским поселениям, воспринимались в мире как обычный террор и не вызывали сочувствия. По-другому реагировали и сами израильтяне — не было многотысячных демонстраций с требованием мира, как в годы первой интифады. На Израиль предательски напали, и долгом его граждан было защитить родину — или хотя бы не вмешиваться в конфликт.

Нож — оружие джихада

Впоследствии палестинское руководство и радикальные группировки еще не раз пытались поднять арабов на всеобщее восстание. В июле–августе 2014 года по Иерусалиму прокатилась волна нападений на евреев, которую израильские СМИ поспешили окрестить началом третьей интифады. Поводом для нее стали действия израильских правых активистов, убивших арабского подростка, — их действия стали реакцией на расправу над тремя учениками еврейской религиозной школы. Однако израильским силам правопорядка удалось оперативно взять обстановку в свои руки и прекратить волну террора.

Еще одним претендентом на звание третьей интифады стала так называемая «интифада ножей». Она началась после того, как в сентябре 2015-го палестинский президент Махмуд Аббас призвал с трибуны Генассамблеи ООН к кампании протеста. После этого за год произошло несколько сотен терактов, в которых погибли 39 мирных жителей. Террористами в основном были молодые арабы из проблемных семей, использовавшие ножи. Некоторые из них прошли подготовку у боевиков «Исламского государства» (запрещена в РФ). На спад волна нападений пошла только после того, как израильтяне ужесточили меры безопасности, а власти страны призвали гражданских лиц носить при себе оружие. На всеобщее восстание «интифада ножей», несмотря на громкое название, не тянула.

Сторонники движения ХАМАС принимают участие в демонстрации в поддержку третьего палестинского восстания в городе. 2015 год

Фото: Getty Images/NurPhoto

Есть серьезные сомнения, что и сейчас ХАМАС удастся повторить успех 1987–1992 годов. Вряд ли население Палестинской автономии, желающее спокойной жизни, достойной зарплаты и хорошей работы, готово жертвовать собой ради вопроса о том, где будет находиться американское посольство. К тому же за прошедшие годы и израильские силы безопасности, и израильское руководство многому научились — в том числе на горьком опыте предыдущих интифад.  

 

Загрузка...