Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин выразил соболезнования лидеру Вьетнама в связи со смертью генсека ЦК Компартии
Мир
Нетаньяху отверг заключение суда ООН об оккупации палестинских территорий
Мир
Захарова прокомментировала видео с обливаемым кровью халатом врача «Охматдета»
Мир
Байден заявил о планах возобновить избирательную кампанию на следующей неделе
Армия
Экипажи БМП-3 группировки войск «Запад» уничтожили блиндажи и живую силу ВСУ
Мир
Министр внутренней безопасности США даст показания по покушению на Трампа
Происшествия
В Сахалинской области зафиксировали землетрясение магнитудой 4,4
Мир
МО Великобритании допустило удары по России переданным Украине оружием Запада
Мир
Зеленский заявил о планах лично встретиться с Трампом
Мир
В бундестаге сообщили об угрозе эскалации из-за новых американских ракет в ФРГ
Мир
Крупный пожар произошел в первой баптистской церкви в Далласе
Общество
В Гидрометцентре спрогнозировали грозу и до +25 градусов в Москве 20 июля
Происшествия
Губернатор Ростовской области сообщил об уничтожении более 10 БПЛА в регионе
Мир
СМИ узнали о подготовке союзников Харрис к замене ею Байдена
Армия
Российские военные не допустили высадку ВСУ на левый берег Днепра
Мир
Погранохрана Финляндии сообщила о пересечении моторной лодкой границы с РФ
Мир
Пентагон заказал девять самолетов для США и Японии на сумму более $1,4 млрд
Мир
Сооснователь «Яндекса» Аркадий Волож заявил об отсутствии связей с Россией

Стратегия на разобщение

Проректор Дипакадемии Олег Карпович — об украинском следе в теракте в Подмосковье
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первые заявления российских официальных лиц, включая президента, секретаря Совбеза и директора ФСБ, о потенциальных заказчиках и бенефициарах чудовищного теракта в «Крокусе» говорят о многом. Тот факт, что следствие уже вышло на очевидный украинско-западный след многоходовой комбинации, завершившейся пятничными злодеяниями исламистов, свидетельствует о выходе глобального геополитического противостояния на новый виток. Не смирившись с попытками нанести России стратегическое поражение, разобщить общество через информационно-психологическую войну, «взорвать» ситуацию изнутри санкциями и разного рода провокациями, наши оппоненты перешли к прямому террору против беззащитных граждан. Цель выбранной ими стратегии ясна — нарушить привычный ход жизни, лишить людей ощущения защищенности, спровоцировать апатию и озлобленность, разобщить население по национальному и религиозному признаку.

Атаки, подобные произошедшей 22 марта, должны стать кульминацией целой серии шагов, осуществляемых киевским режимом, включая нападения так называемых ДРГ (по сути, обыкновенных террористических структур) на российские города и деревни, удары по центрам скопления мирных жителей, заказные убийства, диверсии против объектов критической инфраструктуры. Еще одна задача агрессоров заключается в том, чтобы спровоцировать жесткий ответ Москвы и попытаться не мытьем, так катаньем выбить вожделенные многомиллиардные транши у американских законодателей, с их помощью удержавшись у власти и продолжив паразитировать на теле многострадальной Украины.

Безусловно, противникам России не откажешь в циничной изобретательности. Решение действовать с помощью наемников, якобы завербованных запрещенным в РФ «Исламским государством», должно повести по ложному следу мировое общественное мнение, а абстрактное «предупреждение», опубликованное посольствами США и Великобритании за две недели до произошедших событий, — снять всю ответственность с западных стран. Но едва ли подобными трюками нас можно будет сбить с курса. В конце концов, из новейшей истории мы хорошо знаем, что работа с экстремистами-исламистами — излюбленный прием американских и британских спецслужб.

В 1980-е годы с их помощью готовились диверсии в среднеазиатских республиках СССР, в 1990-е — осуществлялась борьба с сербами в Боснии и Герцеговине и планировались покушения на Муаммара Каддафи, в XXI веке — велась гибридная агрессия против Ирана, раздувался огонь гражданских войн в Сирии и Ливии. Нельзя забывать и о событиях на Северном Кавказе, по итогам которых часть лидеров террористического подполья смогла комфортно устроиться в Лондоне и Вашингтоне в ранге «борцов за свободу». Конечно, по ходу дела и сами западные граждане становились жертвами терактов, но тысячи погибших и покалеченных судеб соотечественников не смогли отбить у организаторов кровавых авантюр желания и дальше прибегать к столь «эффективному» инструменту.

Собственно, и сегодня вербовка радикальных исламистов поставлена на поток ГУР и СБУ (по сути, превратившихся в филиалы ЦРУ и МИ-6), под началом которых действуют целые батальоны выходцев из запрещенных в РФ «Аль-Каиды» и ИГ. Использование этих боевиков «по прямому назначению» было вопросом времени. У нас пока нет ответов на все вопросы. Мы не знаем, были ли проинформированы лидеры стран антироссийской коалиции о готовящейся кровавой атаке, знали ли в таком случае кураторы Киева о поставленной перед исполнителями задаче, существуют ли планы новых аналогичных атак.

Можно не сомневаться, что скоро мы получим всю необходимую информацию. Но уже сейчас произошедшая трагедия заставляет по-новому взглянуть на перспективы развития украинского кризиса. Мы неоднократно говорили о стремлении к переговорам, но готовы ли мы к ним теперь, когда выяснилось, что с противоположной стороны имеем дело не просто с преступниками, а с террористами (или, как минимум, с их координаторами и пособниками)? Имеем ли мы право остановить наступление, пока хоть сколько-нибудь дееспособное террористическое образование, расположенное в границах Украины, продолжает существование в любом, даже самом усеченном, виде? Готовы ли мы к нанесению ответных или превентивных ударов по центрам принятия решений за пределами зоны СВО, в том числе в странах НАТО? Перешли ли наши противники красную линию, за которой начинается путь к более масштабному военному конфликту?

Конечно, многим хотелось бы вычеркнуть трагедии, подобные произошедшей 22 марта, из памяти, забыть их, как страшный сон. Но ведь мы и так слишком многое забывали и прощали в минувшие десятилетия гибридной войны с Западом. Противостояние, одним из фронтов которого стал украинский конфликт, приобретает экзистенциальный характер. И можно не сомневаться — в этот раз, осознавая, что на кону находятся жизни и благополучие миллионов соотечественников, руководство страны ответит со всей мощью на брошенный вызов. Время терпения и выжидания закончилось. Пришла пора действий — жестких, уверенных и способных навсегда отбить у врагов России желание проверять нас на прочность.

Автор — проректор Дипломатической академии МИД РФ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир