Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Страны Запада оказывали политическое и экономическое давление на Палестину, чтобы та признала действия России «агрессией против Украины». Но палестинское руководство отказалось выступать с осуждением РФ. Об этом в интервью «Известиям» заявил член исполкома Организации освобождения Палестины (ООП), министр труда Ахмад Мадждалани. Он подчеркнул, что арабская страна против двойных стандартов: международное сообщество вводит санкции против России и при этом «политически и дипломатически оказывает защиту Израилю во время его агрессии против палестинцев». Политик также уточнил, что перемирие между Газой и Израилем «весьма хрупкое» и носит временный характер, поскольку факторы, приведшие к нынешней вспышке конфликта, не исчезли. Политический процесс между Палестиной и Израилем зашел в тупик, констатировал член ООП, но его страна по-прежнему открыта к переговорам.

«Перемирие может рухнуть в любой момент»

Эскалация между Израилем и Газой продлилась неполных три дня с 5 по 8 августа, привела к многочисленным жертвам — с палестинской стороны погибли свыше 40 человек, ранены более 350, с израильской сообщалось о троих раненых — и в итоге завершилась соглашением о прекращении огня. Как по-вашему, надолго ли это перемирие?

— Это временное перемирие, зависящее от различных факторов, оно было достигнуто при региональном и международном посредничестве и вызвано тем, что силы сторон — Израиля и «Исламского джихада» — неравны. Можно сразу сказать, что это перемирие не продлится долго, поскольку факторы, приведшие к вспышке конфликта и началу израильской агрессии в секторе Газа, никуда не исчезли. Всё может повториться в любое время.

Люди реагируют после того, как израильские силы убили палестинских боевиков в ходе вооруженных столкновений в Наблусе на оккупированном Израилем Западном берегу 
Фото: REUTERS/Raneen Sawafta

Хорошо известно, что решение об очередной агрессии в Газе израильская сторона приняла из политических расчетов, связанных, прежде всего, с предстоящими выборами (1 ноября в Израиле состоятся внеочередные парламентские выборы. — «Известия»).

Совершенно очевидно, что инициатором этой агрессии стал дуэт [действующего премьера Израиля] Яира Лапида и [министра обороны] Бени Ганца. Они пожинают политические и военные выгоды, представляя себя израильскому сообществу как политиков, более способных обеспечить безопасность израильтян. 8 августа Израиль провел штурм палестинских домов в Наблусе, убив троих «Мучеников Аль-Аксы». Это всё продолжение военной инициативы Израиля, которая дает дополнительные очки на выборах.

Мы считаем, как я уже сказал, что перемирие временное, хрупкое и может рухнуть в любой момент.

— На ваш взгляд, внесла ли текущая эскалация раскол между ХАМАС и «Исламским джихадом»? Вообще, есть ли единство между различными политическими силами в Палестине?

— Несомненно, недавняя битва, которую «Исламский джихад» вел в одиночку в секторе Газа, показала явное несоответствие и раскол между движением «Исламский джихад» и ХАМАС. Последний пытался дистанцироваться от участия в процессе, не оказывал «Исламскому джихаду» поддержки. Конечно, этот вопрос может отразиться на характере союзнических отношений и привести к пересмотру форм сотрудничества двух сторон.

С другой стороны, существует единство палестинского народа и политических сил перед лицом израильской агрессии, а значит, и единство политических движений, национальный консенсус перед лицом агрессии. Политическое движение, состоящее из различных фракций, объединяется не только для осуждения агрессии, но и для того, чтобы развиваться вместе на всех уровнях и обеспечить международную защиту палестинского народа.

— Ведет ли Палестина политические переговоры с Израилем? И если нет, готова ли она возобновить переговорный процесс?

— Принцип переговоров и политического решения — стратегический для палестинского руководства. Мы не отказались от переговоров как варианта разрешения палестино-израильского конфликта, основанного на легитимности и резолюциях международного права, ведущих к согласованному решению о создании двух государств.

Военнослужащие израильских армии  во время протеста палестинцев

Военнослужащие израильской армии во время протеста палестинцев

Фото: REUTERS/Mohamad Torokman

Но теперь у палестинского руководства нет израильского партнера, с которым можно было бы вести переговоры, — его нет еще с эпохи [бывшего премьера Израиля Биньямина] Нетаньяху и не появилось до сих пор.

Израильское руководство уклонилось от решения о двух государствах, не придерживается международных резолюций и принципа переговоров. Поэтому могу сказать, что последний раунд прямых переговоров проходил под американской эгидой в Иордании в 2016 году в присутствии госсекретаря США Джона Керри. С тех пор состоялись только две встречи, которые не привели ни к какому прогрессу ни на одном из направлений. Сейчас переговоры прекратились. Можно сказать, что политический процесс зашел в тупик и с тех пор не было зафиксировано ни одной попытки его возобновления.

«США не допускают возможность Москвы стать посредником»

— Может ли Россия стать посредником для переговоров Палестины и Израиля? Как вы относитесь к российскому предложению провести переговоры двух сторон в Москве?

— Высоко оцениваем позицию РФ и президента Владимира Путина по палестинскому вопросу, а также его инициативы, когда он неоднократно приглашал президента Палестины Махмуда Аббаса и бывшего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху на встречу в Москву.

кремль москва
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Но уже тогда было понятно, что Нетаньяху уклоняется от проведения каких-либо встреч в Москве, спонсируемых Россией. Очевидно, это во многом связано с проамериканской позицией Нетаньяху и с тем, что Израиль привержен американской монополии на политический процесс. И поэтому ни Израиль, ни США не допускают вмешательство России в переговоры и возможность Москвы стать посредником.

Нетаньяху и в целом руководство Израиля уклонялись от прямых переговоров с палестинцами. Позиция России — это продолжение позиции Советского Союза, и мы, как палестинцы, поддержали советскую инициативу, выдвинутую руководителем СССР г-ном [Леонидом] Брежневым. Эта инициатива, напомню, состояла из четырех пунктов на основе резолюций Совета Безопасности и решения о создании двух государств.

Сегодняшняя российская позиция в отношении двухгосударственного решения, как мы видим, базируется на этом фундаменте, она сбалансирована и связана с той принципиальной позицией, которая сохраняется на протяжении более 40 лет.

— Как вы оцениваете отношения между Палестиной и Россией после начала спецоперации на Украине? Оказывает ли Запад какое-либо давление на Палестину, чтобы она присоединилась к санкциям?

— Палестинская позиция была ясна с самого начала. И потому палестинское руководство подвергалось различному давлению и шантажу со стороны западных стран и США, чтобы мы осудили Россию, а также заняли прозападную позицию по отношению к ней. Запад настаивал, чтобы мы признали действия РФ агрессией против Украины. Отмечу, что это давление включало не только политический, но и экономический шантаж.

Однако руководство Палестины ясным политическим языком говорило: международная законность не может быть разделена, и мы, как палестинцы, не можем принять двойные международные стандарты.

Против России вводят санкции, в то время как международное сообщество обеспечивает полную политическую и дипломатическую защиту Израилю во время его агрессии против палестинского народа.

Исходя из этого принципа отказа от двойных стандартов государство Палестина отвергло все требования Запада, который настаивал на осуждении РФ в связи с российско-украинским кризисом. Последний, по нашему мнению, — это, по сути, конфронтация между РФ и НАТО на территории Украины.

зерно продовольствие
Фото: REUTERS/Viacheslav Ratynskyi

— Как на Палестине отразился мировой продовольственный кризис? Можете ли вы подтвердить, что Палестина просила у России оказать ей помощь в поставках зерновых?

— Махмуд Аббас во время его последнего телефонного разговора с президентом Путиным в свете глобального продовольственного кризиса, а также прекращения поставок пшеницы попросил оказать помощь в поставках зерновых. Эта просьба была продиктована высокими ценами на муку и хлеб в государстве.

Наше требование было встречено президентом Путиным с большим откликом, он заявил о готовности оказать российскую поддержку и помощь палестинскому народу.

Читайте также
Реклама