Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Первый французский астронавт, бригадный генерал, Герой Советского Союза Жан-Лу Кретьен 20 августа отметит 84-летие. А в июле исполнилось 40 лет с тех пор, как он в первый раз совершил полет на советском космическом корабле «Союз Т-6» и орбитальной станции «Салют-7». Ветеран продолжает выступать с лекциями и концертами, посвященными космосу, и вместе с известным органистом Давидом Кассоном только что представил программу «Звездные мечты» в соборе Нотр-Дам и в бретонском городе Динаре. В интервью «Известиям» Жан-Лу Кретьен поделился воспоминаниями о звездной карьере, рассказал о готовности снова лететь в Россию за штурвалом самолета и недавнем парижском аукционе, на котором ушел с молотка специальный номер нашей газеты.

«Прощаясь со Звездным городком, я сказал, что оставляю здесь навсегда половину моего сердца»

— 40 лет назад вам было присвоено звание Героя Советского Союза. Я видел, что во Франции вы носите нашу звезду.

— Я по-прежнему очень горжусь званием Героя Советского Союза и рад, что это звание высоко ценят в России.

— Какие у вас остались воспоминания о нашей стране?

— Самые трогательные. Они связаны с теплотой россиян, их душевностью и отзывчивостью, добротой, бескорыстием. Мы не первые, кто ощутил это на себе. Из недавнего прошлого нельзя не вспомнить легендарную эскадрилью «Нормандия – Неман», в которой русские и французы вместе сражались во Второй мировой войне.

— Вы хотели бы вернуться в Звездный городок, где хранится ваш орган, и сыграть концерт для товарищей и коллег?

— Я бы сделал это с огромным удовольствием. Прощаясь со Звездным городком, я сказал, что оставляю здесь навсегда половину моего сердца. И я всегда возвращаюсь туда с радостным волнением.

Звездный городок

Звездный городок

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Вы не раз побывали в космосе и сравнивали Землю с Ноевым ковчегом, на котором человечество путешествует по звездному океану. Что произвело на вас наибольшее впечатление во время полетов?

— В первую очередь выход в открытый космос, который мы долго и терпеливо готовили с Сашей Волковым в бассейне Звездного городка (этому событию посвящены кадры из фильмов, которые Жан-Лу Кретьен показывает на своих выступлениях. Александр Волков — советский и российский летчик-космонавт. — «Известия»). Из космоса с высоты всего 400 км Земля выглядит совсем маленькой, да и облетаешь ее за каких-нибудь полтора часа. Как ни странно, поражает и такой банальный факт, что она круглая.

Хорошо понимаешь, какая хрупкая наша планета, какой тонкий слой атмосферы ее окружает. Я, разумеется, отдавал себе отчет во всех возможных опасностях при полете — особенно при взлете и возвращении на Землю, но никогда не терял уверенности, потому что знал, что все системы корабля работают хорошо.

— В какой мере западные санкции тормозят международное космическое сотрудничество?

— Несмотря на санкции, не так давно NASA и «Роскосмос» подтвердили перекрестные полеты на Международной космической станции (МКС), но затем «Роскосмос» объявил об уходе с МКС после 2024 года. Жалко, если это случится. Правда, для меня это не сюрприз — еще несколько лет назад «Роскосмос» сообщал, что намерен приостановить свое участие в МКС.

— Профессия космонавта сильно изменилась со времени вашего первого полета? Не пропал ли с годами у людей былой интерес к космическим экспедициям, которые теперь кажутся чем-то банальным?

— Со временем люди привыкают к тому, что недавно казалось исключительным событием. Время проходит, космические полеты стали чем-то обыденным. Но в целом интерес людей по-прежнему велик, а сами космонавты ничуть не меньше увлечены своим делом.

космонавт
Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

— Изменились ли, на ваш взгляд, нынешние приоритеты в освоении космического пространства –— Луна, Марс, другие планеты?

— На Луну, конечно, снова полетим. Она совсем рядом. Даже если не все вместе, то друг за другом, с уважением относясь к интересам других участников. Стремление к сотрудничеству по-прежнему существует, оно совершенно необходимо. Освоение космоса требует всё больше и больше средств. Как миллиардных вложений, так и объединений усилий русских, европейцев, американцев.

«Загадки, связанные с жизнью на других планетах, мы не разрешим еще очень долго»

— Вы верите в существование НЛО и инопланетян? Не пересекались с ними во время ваших полетов? Стоит нам ждать сигналов из других галактик?

— Я, как святой Фома, который не поверит, пока не увидит. Так или иначе загадки, связанные с жизнью на других планетах, мы не разрешим еще очень долго.

— Почему так мало женщин среди космонавтов? Им лучше на Земле?

— Простая арифметика. Среди женщин раз в пять-шесть меньше желающих отправиться в космос, чем среди мужчин.

— Путешествия простых смертных на другие планеты предсказывали такие провидцы, как Жюль Верн, Циолковский и Королев. Каковы перспективы развития космического туризма?

— Они появятся, если туризм будет значительно дешевле. При нынешних ценах никаких перспектив для таких путешествий я не вижу.

космос
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/NASA

— Некоторые эксперты предсказывают неизбежность апокалипсиса, который надвигается на Землю по мере ее разогревания. Стоит ли верить этим пророчествам?

— Природа давно шлет нам тревожные сигналы, предупреждает о надвигающейся катастрофе. Но человек к ним не прислушивается, пропускает их мимо ушей и начинает реагировать слишком поздно. Однако давайте сохранять оптимизм. Вместе с тем нельзя исключать, что настанет день, когда человек исчезнет с нашей планеты.

Напомню, в бесконечной Вселенной существуют миллиарды планет, подобных нашей. Но мы до сих пор не знаем, есть ли жизнь хотя бы на одной из них. Высока вероятность того, что она где-нибудь появилась в той или иной форме. Возможно, обитатели других планет умнее нас, внимательнее относятся к среде обитания, добились большего прогресса.

«Органная музыка лучше всего передает непостижимость Вселенной»

— С какой программой вы сейчас выступаете перед публикой?

— Мы показываем фильмы, снятые во время моих полетов на орбитальных станциях «Союз-7», «Мир», а также на шаттле, и другую космическую хронику. Концерт сопровождается моими комментариями и органной музыкой, которую мы исполняем по очереди с Давидом Кассоном. На мой взгляд, эта музыка лучше всего передает непостижимость Вселенной, которой она созвучна. Неслучайно древние философы считали, что движение небесных тел порождает небесную музыку.

— Кажется, орган был вашим первым увлечением еще в молодые годы?

— Я даже собирался стать профессиональным музыкантом и по-прежнему люблю орган. Поскольку я выбрал профессию пилота, времени на музыку у меня оставалось мало. Затем я прошел отбор в отряд космонавтов и приехал в Звездный городок. Тем не менее на всю жизнь сохранил любовь к этому инструменту. Он для меня король музыки, который лучше всего выражает величие Вселенной.

Органная музыка удивительно гармонирует с ее грандиозными картинами. Каждая планета Солнечной системы имеет особое музыкальное звучание. Его зафиксировали с помощью специальной аппаратуры два инженера NASA и выложили записи в интернет. Наибольшее впечатление, на мой взгляд, производит то, как «звучит» Юпитер.

— Вы привезли с собой орган в Звездный городок?

— Да. Это огромный инструмент весом 300–400 кг. С собой же в космос я взял маленький синтезатор. Идея принадлежала известному тележурналисту Мишелю Шевале. «Захвати с собой орган, на котором ты будешь играть», — посоветовал он мне. Так я и поступил — взять его в космос мне разрешили без проблем. Потом я оставил его как некий талисман на борту «Мира», а девять лет спустя, вернувшись на шаттле на станцию, забрал его назад на Землю. За это время «Ямаха» налетала миллионы километров. До недавнего времени она хранилась в моем доме в Бретани.

— В конце июня этого года вы выставили ее на торги — в Париже прошел аукцион, на котором были представлены еще 150 экспонатов из вашей уникальной космической коллекции — в частности, комбинезон, часы, приборы, советский и французский флаги с автографами космонавтов и даже консервы и печенье «Русское». Почему вы решили с ними расстаться?

— Насколько мне известно, эти предметы пополнят собрание Музея авиации и космонавтики в парижском пригороде Ле-Бурже. У меня орган хранился в шкафу, и лишь изредка я извлекал его на свет, чтобы показать гостям. Мне как-никак 84 года исполнится, и пора думать о будущем. Орган со временем мог бы попасть в руки моего праправнука, которому давали бы с ним поиграть, чтобы он не плакал. Такова обычная судьба у подобного рода вещей. Поэтому я уверен, что музей — лучшее для него место.

 Музей авиации и космонавтики в парижском пригороде Ле Бурже

Музей авиации и космонавтики в парижском пригороде Ле-Бурже

Фото: Commons.wikimedia.org/Pline

— На аукцион вы отдали и специальный выпуск «Известий» с «шапкой» «Привет славному экипажу «Салюта-7»!», посвященный вашему полету с Владимиром Джанибековым и Александром Иванченковым. Не жалко было расставаться с этим историческим номером?

— В свое время я запасся аж четырьмя экземплярами этого номера, и три у меня по-прежнему остались. Да и вообще, я отдал на аукцион не больше четверти моей коллекции. В любом случае она должна быть в музее, а не в коробках или чемоданах, где ей рано или поздно грозит исчезновение.

— Вы пилот, на счету которого 13 тыс. летных часов. У вас есть собственный небольшой самолет. Вам еще случается подниматься на нем в воздух?

— Да, я по-прежнему на нем летаю, в частности, на свои выступления и концерты. Очень удобное средство передвижения, за штурвалом я прекрасно себя чувствую.

— Готовы отправиться на нем в Россию?

— Готов, но летом. В зимнюю стужу вряд ли решусь.

Справка «Известий»

Жан-Лу Кретьен родился в приморском городке Ла-Рошель на Атлантике в семье военного моряка. Окончил Военно-воздушную академию Франции. Служил летчиком-истребителем, был пилотом Центра испытательных полетов. В июне 1980 года зачислен в отряд космонавтов Национального центра космических исследований Франции.

Проходил обучение в подмосковном Центре подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина. Свой первый полет совершил в июне–июле 1982 года вместе с Владимиром Джанибековым и Александром Иванченковым. В общей сложности за три полета провел в космосе 43 дня и первым из европейских астронавтов вместе с Александром Волковым вышел в открытый космос. В 1997 году входил в состав американского корабля шаттл, который совершил рейс на российскую космическую станцию «Мир» в рамках программы «Мир – NASA». В 1984 году участвовал в автомобильном ралли «Париж – Дакар».

Автор нескольких книг, посвященных космическим экспедициям. Выступает с лекциями, дает органные концерты.

Читайте также
Реклама