Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Валерий Тодоровский снял сериал «Надвое» для онлайн-сервиса more.tv и телеканала «Россия 1», в котором соединил двух секс-символов отечественного кино — Данилу Козловского и Александра Петрова. История менеджеров среднего звена, в размеренную жизнь которых врывается любовь. Премьера первой серии «Надвое» состоится 15 июля на открытии IV российского фестиваля «Пилот» в Иваново. О том, как работать с большими звездами и новыми именами, когда фильм выйдет на широкий экран, что роднит его с Наполеоном, режиссер рассказал в интервью «Известиям».

«Остановить фанатов было сложно»

— В сериале «Надвое» вы и режиссер, и сценарист, и продюсер. Этот проект вы делали, зная, что главные роли в нем сыграют Данила Козловский и Александр Петров. Как вы решились соединить самых востребованных артистов на площадке?

— Когда я начал писать сценарий вместе с Всеволодом Бенигсеном и появилась первая серия, я подумал: «А кто бы мог это сыграть?» И понял, что Козловский и Петров — это идеальный дуэт. Поверьте мне, не только потому, что они большие звезды, а потому что они действительно идеально подходят на роли. Если бы мне сказали, что их не будет, мне трудно было бы найти замену.

Плюс была определенная амбиция — собрать эту пару. Данила и Саша никогда до этого вместе не снимались. Мне показалось, это будет интересно, и не прогадал. Потому что теперь, когда мы сняли фильм, я вижу, что это было не зря — это было правильное решение.

— Вы удвоили свой фарт, получается.

— Фарт?

— Ну конечно. У ваших актеров ведь огромная армия поклонников и поклонниц.

— Это не имеет отношения к фарту. Фарт — это если бы мы с вами сидели и разговаривали в прохладе, а мы сейчас сидим в духоте.

Я думаю, когда ты берешь звезд, то получаешь и их поклонников — это нормальная история. Но мне было важно в первую очередь их соответствие этим ролям, а они соответствуют стопроцентно.

Был вызов — соединить таких двух артистов, у которых повышенная занятость и непростой график. Мне это удалось, во многом благодаря очень хорошему сценарию. Данила и Александр увидели в этом возможность сыграть что-то совсем новое. А по-другому ты не можешь заманить артистов такого уровня. Их можно получить только очень амбициозным проектом и хорошими ролями.

Козловский Петров Надвое

Съемки сериала «Надвое»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Съемочная группа курсировала между Москвой и Санкт-Петербургом. Снимали даже на ходу, в поезде. Какие трудности возникали в пути?

— Действительно, мы снимали много в Питере и в Москве, потому что герои всё время мотаются туда-сюда. Надо сказать спасибо руководству РЖД, которое нам помогло. Мы два дня ездили на «Сапсане» из Москвы в Питер и обратно. Снимали на перроне и в поезде. Конечно, в вагоне тесно, но уже давно научились работать в движении. Для этого есть специальные приспособления.

А вообще, действие фильма происходит в самых обычных интерьерах, ничем не выдающихся. Я старался делать реалистическое кино, чтобы оно было похоже на нашу обычную жизнь.

Если говорить о сложностях, то снимать Козловского и Петрова в городе непросто. По сюжету они должны стоять и разговаривать, а мимо проходить толпа людей.

— И в это время фанатки пытались прорваться в кадр к кумирам?

— Были и фанаты. И мужчины, и девушки хотели сфотографироваться, взять автограф, познакомиться. Остановить их было сложно. И таких съемочных дней у нас было много.

— Непростые вам артисты достались.

— Да, они звезды, конечно. Но в картине есть и никому не известные лица. На одну из главных ролей была нужна молоденькая девушка. Мы устроили кастинг и пробы. В итоге победила Лиза Базыкина, студентка второго курса ГИТИСа. Она сама из города Сызрань. «Надвое» — ее дебют в кино, и актриса уже снимается с Сашей Петровым, Данилой Козловским и Ирой Старшенбаум. Это лишний пример всем тем, кто пытается нам рассказывать, что в кино попадают по блату. Вот пожалуйста. Лиза просто пришла на пробы и сделала их лучше всех.

Актриса Лиза Базыкина

Актриса Лиза Базыкина

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Вы любите открывать новые имена?

— Люблю открывать новые имена, но это не самоцель. Если бы на эту роль лучше всех попробовалась молодая известная актриса, я взял бы ее. У меня нет заточенности во что бы то ни стало найти новое лицо. Но в этот раз мне повезло — я нашел очень талантливую девочку.

«Надвое» — это история дружбы. Герои Саши и Данилы влюбляются в девушек, и зрители станут свидетелями того, что с ними начнет происходить. Это очень разные истории любви, но, надеюсь, к концу выходят на некое обобщение про нашу жизнь, про чувства, про способность принимать решения.

— Когда планируется выход «Надвое»?

Премьерный показ будет на more tv и на телеканале «Россия». А вот когда это произойдет, не знаю. Но очень жду.

— В одном из интервью Владимир Меньшов, рассказывая о своих студентах во ВГИКе, сокрушался, что они мало читают. А главная претензия, что все смотрят американское кино и практически никто не знает отечественное. Вам не обидно, что растет поколение, не знающее родного?

— Я не могу с ним ни согласиться, ни поспорить. Давно ни с кем во ВГИКе не общался, не знаю, какие сейчас студенты. Но должен вам сказать, что вообще есть люди, которые смотрят кино, и те, кто его не смотрят, в том числе среди кинематографистов. Те, кому оно интересно, смотрят и наше, и не наше, и какое угодно. Я бы не осуждал людей, не зная доподлинно, как обстоит дело.

— Но то, что книги не читают, замечаете?

— Замечаю. И это печально. Вы хотите, чтобы я кого-то обругал? Я прямо чувствую, как вы подначиваете, мол, выросло поколение необразованных людей (смеется). Конечно, я предпочел бы, чтобы они читали книги. Хуже точно не будет.

«Я всегда легко расстаюсь с вещами»

— Перед вами открываются практически все двери. Даже Большой театр был отдан вам для съемок картины. Все ваши мечты сбываются? Все хотелки осуществляются?

— Давайте определимся, мечты или хотелки. Это совсем разные вещи. Я очень сконцентрированный на чем-то конкретном человек.

Есть очень многое в жизни человека — какие-то проекты или идеи, которые не реализовались по тысяче причин: время не то, денег не дали, не сложилось. К счастью, я по своей природе человек, который живет не прошлым, а будущим. Я всегда легко расстаюсь с вещами, у меня всегда есть много новых идей, поэтому мне легко. Если бы я рефлексировал постоянно о том, что не произошло в моей жизни, я бы с вами сейчас не разговаривал, не сидел бы в этом прекрасном месте с видом на Москву, а, наверное, тихо где-то кис на окраине в депрессии, никому не нужный неудачник. Сказать, что всё у меня легко, всё складывается, нельзя. Но я не сильно готов переживать по поводу того, что не сложилось что-то в моем творчестве.

Валерий Тодоровский

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Как вы строите планы на будущие картины? Когда начинаете мечтать?

Я нахожусь в постоянном процессе сочинения чего-то. У меня всегда, что бы ни происходило, сочиняются, пишутся какие-то истории: сценарии, фильмы, сериалы. Всегда, в любое время, если вы меня спросите, у меня есть несколько проектов на бумаге, которые нравятся. Это не значит, что я готов всё снимать, но всегда среди них есть то, что мне захочется сделать наверняка.

— Так было всегда?

Много лет назад я был режиссером, который жил так: я снимал фильм, заканчивал его, а потом три года мучился и думал, что мне еще снимать. Я себя чувствовал несчастным, одиноким. Теперь у меня нет этой проблемы, потому что я всегда нахожусь в процессе, который в мире называется девелопментом, я всё время развиваю что-то. Сегодня у меня есть, допустим, пять сценариев, которые я считаю очень хорошими. Некоторые из них выдающиеся. У меня проблема будет, какой из них выбрать. Если все пять я не смогу, мне надо будет кому-то другому отдать снимать что-то.

— К такому девелопменту вас кто-то или что-то подтолкнуло?

— Нет, никто меня никогда к этому не подтолкнет. То, чем я занимаюсь, еще называется продюсерством. Оказалось, что я способен заниматься большим количеством проектов. Кто-то может заниматься одним в пять лет, а кто-то может заниматься десятью в год. Это какое-то устройство мозгов. С годами оказалось, что у меня это устройство есть, я могу параллельно одновременно делать несколько проектов сразу.

— Как Наполеон.

— Да. Когда это происходит, у тебя никогда не бывает проблем с замыслами, потому что ты в движении, в развитии, в креативе.

— Всё время творческая мысль работает?

— Совершенно верно. Ты находишься в форме. И если много работы, надо просто прийти в себя, выбрать, понять, что делать дальше.

Валерий Тодоровский за работой

Валерий Тодоровский за работой

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Среди ваших продюсерских проектов — сериал, снятый по прозе Захара Прилепина, «Обитель». Что вас подкупило в этом авторе?

— Просто это очень большой русский писатель, и «Обитель» — один из главных его романов. Поэтому что тут можно сказать? Это мощная литература. Плюс режиссер Александр Велединский, который хотел это экранизировать, и, к счастью, это удалось. Мы с Антоном Златопольским, гендиректором телеканала «Россия», решили это сделать и сделали. Я очень рад, что такой фильм есть. Мне кажется, он очень серьезный, хорошее настоящее большое кино.

Если говорить про мои продюсерские дела, у меня много хороших новых проектов. Они сейчас в разной стадии запуска. Продолжение сериала «Ворона» с Елизаветой Боярской, который был сделан три года назад и имел большой успех. Я продюсировал режиссерский дебют Любови Мульменко, сценаристки, ее первый фильм как режиссера «Дунай», который был показан на «Кинотавре». Это полный метр. Несколько запусков, о которых говорить рановато, но мне потом будет интересно их показать публике.

— В вашем послужном списке есть картина «Никто не узнает». Что это за фильм?

— Это сериал, снятый Аленой Званцовой уже пару лет назад, один из любимейших моих проектов. Он лежит и ждет своего часа, когда Константин Львович Эрнст его покажет.

— Проблема в телеканале?

— Я бы не говорил, что проблема в телеканале. Я вообще не вижу проблемы — ее как таковой нет. Есть просто верстка сетки канала, и мы ждем, когда телеканал этот многосерийный фильм выпустит.

— Вы говорите, что это любимый проект. Чем он вам так дорог?

— Очень хороший сценарий, человеческая история, а я люблю такие. И мы дружим много лет, сотрудничаем с Аленой Званцовой.

«Ликвидация» — это классика, практически «Броненосец «Потемкин»

— Пандемия и нынешняя непростая ситуация подкосили нашу киноиндустрию, кого-то даже под корень. Кто-то отложил свои проекты, кто-то вложился, а деньги закончились. Как вам кажется, сложности — это своеобразный фильтр? Останутся только самые сильные?

— Моя жизнь так сложилась, что я прошел через множество кризисов. Помню 1998 год, когда было ощущение, что кино умерло навсегда — не на год отложилось, а просто навсегда. Это был кризис, когда денег не было вообще никаких нигде. Я помню историю 2008 года. Когда я снимал фильм «Любовь» с Евгением Мироновым, прямо во время съемок все стали сдавать сторублевые купюры. Павловская реформа. Это был какой-то ад.

Пандемией меня не напугать. Я живу, понимая, что это форма испытания, которое надо прожить. Признаюсь, благодаря ей у меня появилось несколько проектов.

— Каким образом?

— Потому что я очень серьезно сосредоточился на сценариях, пока был карантин. Я занимался ими с утра до ночи каждый день по много часов. Благодаря чему они написались. Я не могу сказать, что меня подкосило. Хотя сериал «Надвое» я должен был снять позапрошлым летом. А удалось реализовать замысел только год назад. Это лучшее, что у меня на тот момент было, что мне хотелось снять. Вот с нетерпением жду, когда же его теперь увидят зрители.

Актёры Данила Козловский и Ирина Старшенбаум

Съемки сериала «Надвое», актеры Данила Козловский и Ирина Старшенбаум

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Валерий Тодоровский под свои фильмы легко находит финансирование?

— Когда как. Смотря под какие, смотря какое финансирование. Иногда тяжело, иногда легче. С сериалами гораздо проще, чем с полными метрами.

— Отчего же?

Сериалы на сегодняшний день очень часто интереснее, чем фильмы, я имею в виду по степени свободы, которую ты можешь себе там позволить.

— У вас есть любимый сериал, даже не ваш?

— По идее он должен быть мой, безусловно, «но даже не мой». (Смеется.) Хорошая фраза. У меня есть любимые сериалы, которые я считаю шедеврами, и все они не мои. Например, «Клан Сопрано», «Клиент всегда мертв». Это мои любимые. Из более современного мне нравится, конечно, «Корона».

— Это американские сериалы, а отечественные?

Я очень высоко ставлю новую российскую сериальную индустрию. Думаю, если бы в стране всё развивалось так, как сериалы сейчас, то мы были бы просто в шоколаде.

— Вы имеете в виду то, что снимается для платформ?

— Я имею в виду то, что сегодня в России снимаются очень разные сериалы. Много плохих, безусловно. Но если взять самые лучшие — «Эпидемия» Павла Костомарова и Дмитрия Тюрина, «Шторм» Бориса Хлебникова, его же «Обычная женщина» с Анной Михалковой, «Чики» Эдуарда Оганесяна, — это все блестящие кинематографические работы.

— А «Ликвидация»?

«Ликвидация» — это классика, практически «Броненосец «Потемкин». Я упоминаю те, что вышли в последние два-три года. Это очень хорошие работы талантливых людей. Поэтому я думаю, что у нас всё хорошо с этим и будет еще лучше. Если всё это не погибнет экономически, то нас ожидает расцвет.

Съемки сериала "Надвое"

Съемки сериала «Надвое»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Читайте также
Реклама