Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Венгерский политолог рассказал о мотивах давления ЕС на Будапешт
Мир
Белый дом назвал ожидаемой реакцию Москвы на ограничение стоимости нефти
Мир
В Черногории подписали декларацию о поддержке членства Украины в НАТО
Мир
В Турции из-за лимита цен на нефть из РФ образовалась пробка из танкеров
Спорт
Сборная Бразилии победила Южную Корею и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Происшествия
В Адыгее произошел пожар на маслозаводе на площади 270 кв. м
Политика
Путин внес изменения в состав Госсовета
Мир
МВД Молдавии заявило об отсутствии взрывчатки на обломках упавшей ракеты
Мир
Литва обяжет россиян проходить опросник об Украине для получения визы
Политика
Захарова сообщила о сохранении российской стороной контроля над ЗАЭС
Мир
The Times узнала о росте числа бездомных украинских беженцев в Британии
Мир
В МИД РФ назвали разговоры о достижении соглашения по ЗАЭС несвоевременными
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Сегодня IT-бизнес становится ключевым фактором в достижении технологической независимости страны, и от его успехов, без преувеличения, зависит будущее российской промышленности и бизнеса. О том, как происходит импортозамещение в области ПО, не ждет ли нас дефицит IT-специалистов и какую помощь окажет государство бизнесменам, заместитель министра цифрового развития Максим Паршин рассказал «Известиям» на полях ПМЭФ.

«Не должно быть никаких опасений для массового пользователя»


— Вы являетесь руководителем федерального проекта «Цифровые технологии», ключевая задача которого — обеспечение технологической независимости государства. Каковы в настоящий момент ближайшие планы в этой сфере?

Мы и до этого делали всё, чтобы обеспечить технологическую независимость нашей страны. Но сейчас обстоятельства вновь изменились, глобальные иностранные компании, IT-гиганты уходят с нашего рынка, и движение в этом направлении ускорилось многократно. Здесь, конечно, нам совместно с IT-бизнесом и с отраслями промышленности нужно сделать всё для того, чтобы обеспечить наш суверенитет и превосходство, в том числе на объектах.

— Компаниям, работающим с критической информационной инфраструктурой, теперь необходимо перейти на стопроцентно российское программное обеспечение. Это будет соблюдаться строго или возможны исключения?

Сегодня к объектам критической информационной инфраструктуры предъявляются новые требования к безопасности. Так что здесь никаких вариантов не предусмотрено. В соответствии с указом президента с 1 января 2025 года, то есть через два с половиной года, на всех объектах критической информационной структуры, которые принадлежат государственным компаниям, запрещается использование любого иностранного программного обеспечения. И неважно, из какой страны оно происходит: из дружественной или недружественной. С 1 января 2025 года на объектах КИИ не используется импортное ПО. Соответственно, к этой дате мы должны обеспечить гарантированную готовность отечественных продуктов, и сами субъекты и объекты информационной инфраструктуры госкомпаний и государственных корпораций должны быть к этому переходу полностью готовы.

— Не придется ли сдвигать сроки этого перехода в связи с санкциями и уходом из России зарубежных IT-компаний?

— Нет, конечный срок у нас обозначен: с 1 января 2025 года на государственных объектах КИИ используется только отечественное ПО. Понятно, что каждая компания, корпорация имеет свой план перехода и обеспечения готовности к этой дате. Какие-то решения уже сейчас внедряются, какие-то были внедрены раньше. Всё происходит постепенно в зависимости от готовности самого бизнеса и готовности отечественных продуктов.

— У многих сегодня есть опасение, что из-за ухода западных компаний обычный компьютер или ноутбук перестанет работать и превратится в кусок железа. Может такое произойти или нет?

Так, конечно, не будет. Россия — одна из трех стран мира, которая имеет конкурентоспособные решения практически по всему технологическому стеку наряду с США и Китаем. У нас есть своя операционная система, свои офисные пакеты, свои системы видео-конференц-связи. У нас — своя лучшая в мире поисковая машина и социальные сети, которыми пользуются десятки миллионов человек. И всё это возникло не потому, что было какое-то особое давление на глобальных игроков и выдавливание их с рынка, что кто-то создавал им невозможные условия для деятельности в России. Нет.

Это возникло именно во многом благодаря конкуренции. Пользователи выбирают наши продукты, потому что они не хуже, а по многим параметрам лучше, чем продукты глобальных вендоров. Так что тут массовому пользователю опасаться совершенно нечего.

колл-ценр
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

«Оттока нет, есть нормальная миграция»

— Действительно ли в России наблюдается отток IT-специалистов? И что государство делает, чтобы их удержать? Правда ли, что ставки по льготной ипотеке для IT-специалистов могут снизить до 1%?

Никаких цифр, свидетельствующих о массовом отъезде IT-специалистов, у нас нет. Подобные заявления обычно опираются на субъективное ощущение говорящего. Судя по имеющимся данным, никакого оттока нет, а есть обычная, нормальная миграция специалистов в обе стороны. Это движение есть всегда. И именно поэтому мы делаем всё возможное, чтобы условия работы в России для IT- бизнеса и IT-специалистов становились лучше, чтобы они были лучшими в мире. Для этого мы вводим льготы и для IT-компаний, и для специалистов, которые работают в этих компаниях. Льготная ипотека, о которой вы упомянули, — хороший пример такой льготы. В постановлении прописано, что она должна выдаваться по ставке до 5%. Но уже сейчас банки активно выдают ее под 4% годовых, и это без дополнительного плеча со стороны регионов, у которых есть возможность дополнительно профинансировать дальнейшее снижение ставки для IT-специалистов. Сейчас минимум девять регионов планируют дальнейшее снижение ставки. Одно из соглашений с оператором социальной ипотеки ДОМ.РФ должно быть подписано уже здесь, на ПМЭФ. Многие регионы готовы снижать ставку до двух или даже до одного процента. Сейчас посмотрим, какие соглашения будут подписаны на ПМЭФ, тогда сможем говорить об этом уже уверенно.

— О каких регионах идет речь?

— Давайте они сами прокомментируют это после того, как об этом будет официально объявлено. Это их бюджет, их решение, в том числе решение губернаторов, которые хотят создать в своем регионе дополнительные привлекательные условия для айтишников.

— В таком случае почему бы не преодолеть психологическую планку и не сделать ставку 0%?

Это дискуссионный вопрос: хорошо это или плохо, не демотивирует ли? Тем не менее 1 или 2% — это не только для нашей, но и для любой другой страны как минимум очень интересные условия ипотеки. А для России — действительно уникальные.

— Какие еще меры поддержки предусмотрены для IT-специалистов, кроме ипотеки? Отсрочка от армии?

— Отсрочка от армии, да. Больше 8 тыс. человек в весенний призыв у нас получили отсрочку от армии, это сотрудники аккредитованных IT-компаний. Эта мера также будет продолжаться. Сейчас мы готовимся к осеннему призыву, налаживаем взаимодействие с работодателями, с Министерством обороны. Мы стараемся сделать эту процедуру максимально простой и технологичной, исключить какие-либо ошибки.

— Министерство обороны охотно идет навстречу?

— Да, ведь мы все делаем общее дело. Документы были согласованы заранее, поэтому здесь никаких проблем нет.

«Предприниматели выходят на новый уровень»

— Сейчас правительство принимает новые меры по поддержке российского ПО. Насколько это востребовано?

— Это очень востребовано. Сейчас для малого бизнеса на отечественное ПО предлагается скидка в 50%, и это действительно массовая мера поддержки. Меньше чем за год малые предприниматели приобрели по льготной стоимости около полумиллиона лицензий — за полцены, с 50-процентной скидкой. На это из федерального бюджета было выделено около миллиарда рублей.

— Производители софта получают компенсацию?

— Да, мы компенсируем производителю программных продуктов половину стоимости. При этом для малого бизнеса всё максимально просто: он взаимодействует только с вендором. Ему не нужно обращаться в государственные органы, подписывать документы, отчитываться. Как он подписывал лицензионный договор с производителем, так и продолжает это делать. Никакой отчетности. Единственное условие — он должен числиться в реестре малого и среднего предпринимательства, который ведет ФНС. А недополученные вендором 50% стоимости мы потом сами ему компенсируем. И знаете, что интересно? Средний чек по этой программе — всего 2 тыс. рублей с учетом скидки.

— Так мало?

— Да. Просто нужно понимать, что есть лицензии по 100 тыс. рублей, но массовый продукт, как правило, не такой дорогой. Но, что очень важно, эта мера поддержки позволила вовлечь в программу новых предпринимателей, которые раньше, быть может, и не задумывались о цифровизации. Теперь они переходят на тот софт, который позволяет повысить эффективность бизнеса, его конкурентоспособность, и выходят на новый уровень за счет внедрения программных продуктов.

— И плюс уверенность, что российское ПО никто завтра не отключит...

— Абсолютно верно. Продукт должен быть в реестре отечественного ПО — это обязательное требование.

Читайте также
Реклама