Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Доступными для детей с инвалидностью или ограниченными возможностями здоровья сегодня считаются около 49% общеобразовательных школ в России, следует из опубликованного на этой неделе доклада правительства, посвященного госполитике в сфере образования. Ситуация постепенно начинает меняться, однако рост числа таких учреждений остается крайне неравномерным по всей стране, отмечают опрошенные изданием эксперты. Сложности в том числе связаны с адаптацией уже существующих школ, а также с тем, что часто под «доступностью» понимаются минимальные изменения, внесенные в конструкцию здания, и не учитывающие специфику потребностей детей с разными заболеваниями. «Известия» разбирались в ситуации.

«Условия для беспрепятственного доступа»

Ежегодный доклад об итогах государственной политики в сфере образования был опубликован на сайте правительства. Документ охватывает различные направления работы в этой сфере.

В том числе речь идет и о доступности образования (как в начальных и средних школах, так и дошкольного и среднего профессионального) для людей с ограниченными возможностями здоровья или инвалидностью.

«В общей сложности условия для беспрепятственного доступа инвалидов созданы в 49,09% зданий общеобразовательных организаций в целом по стране», — следует из документа.

В том числе подходящие условия созданы в школах в городских поселениях — в 57,9% зданий, в сельской местности — в 42,24% зданий.

Дополнительно в рамках федерального проекта «Современная школа», ориентированного на общую модернизацию учебных заведений, планируется модернизировать специализированные коррекционные школы. Которые, как утверждается в докладе, «должны стать консультативно-методическими (ресурсными) центрами, оказывающими методическую помощь педагогическим работникам общеобразовательных (инклюзивных) организаций, психолого-педагогическую помощь детям и их родителям».

коляска
Фото: TASS/dpa/Karl-Josef Hildenbrand

Всего с 2019 по 2021 год, отмечается в докладе, инфраструктуру, предназначенную для людей с ОВЗ, в рамках этого проекта обновили в 508 общеобразовательных организациях в 85 субъектах.

Напомним, что реформа образования, в рамках которой все школы страны должны были быть оборудованы для обучения детей с ограниченными возможностями здоровья, стартовала в 2013 году. К 2015-му, по подсчетам Министерства образования и науки, тогда отвечавшего за это направление, принять таких учеников была готова примерно одна пятая часть школ.

Несколько лучше, чем со школами, согласно данным мониторинга Минпросвещения, которые приводятся в докладе, к осени 2021 года ситуация обстояла с доступностью профессиональных образовательных учреждений, входящих в систему среднего профессионального образования (СПО). Там полная или частичная доступность была обеспечена в 79,82% профессиональных образовательных организаций. Эта цифра чуть больше чем на один процент превышает показатель прошлого года (78,54%).

Полностью доступными всё равно являются только 43,82% профессиональных образовательных организаций. Однако это уже на 15,26% больше, чем в 2020 году (28,56%).

Вообще не приспособлены для обучения инвалидов и лиц с ОВЗ 20,18% профессиональных образовательных организаций.

Неравномерные меры

Приведенные в докладе цифры отражают ситуацию в целом по стране, в реальности доступность школ в разных регионах растет очень неравномерно, обращают внимание опрошенные изданием эксперты. В некоторых регионах количество таких школ пока «весьма далеко от обозначенной цифры», пояснил «Известиям» председатель Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев.

компьютеры
Фото: ТАСС/Донат Сорокин

Кроме того, само понятие доступности часто трактуется довольно широко.

— Часто доступность ограничена только доступностью входов и первого этажа, тогда как внутри школы проемы и прочие пути движения остаются недоступными. Но также нужно обратить внимание на наличие тьюторов, сурдопереводчиков и специальных программ обучения. Поэтому только по этим данным трудно оценить, достаточно этого или нет, — отмечает он.

Регионы сегодня стараются решить вопрос с доступностью образовательных учреждений, однако это касается в первую очередь новых школ, которые строят с учетом современных требований и стандартов, признает собеседник издания.

В региональной общественной организации инвалидов (РООИ) «Перспектива» «Известиям» привели мнение представителей партнерской организации в Республике Коми. Они отметили, что в их регионе показатели сегодня кардинально отличаются от средней статистики по стране.

«Из 30 школ Сыктывкара можно назвать доступными только две школы, которые были построены два года назад, где есть лифт. Все остальные либо недоступны, либо доступен первый этаж», — следует из полученного изданием ответа.

Достаточно успешными оказались меры, принятые для развития инклюзивного школьного образования в республиках Карелия и Чувашия, Пермском крае и Псковской области, считает Михаил Терентьев.

— Есть немало положительных примеров по созданию инклюзивных школ в Московской области, Ханты-Мансийском автономном округе, — отмечает он.

школа
Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

Некоторые школы — не только в Москве, но и в регионах — сегодня освоили инклюзию, признает в беседе с «Известиями» дефектолог, которая работает с детьми с аутизмом, Наталья Сытилина.

— Но во многих школах — и это сегодня одна из основных проблем — так называемые ресурсные классы (в которых могут обучаться дети с ОВЗ или инвалидностью, которым необходима специальная программа. — «Известия») организовывают только усилиями родителей, — говорит она.

Одна из основных проблем — в отсутствии в образовательных учреждениях специалистов, готовых работать с детьми с особыми потребностями. Такие специалисты в основном есть либо в еще сохранившихся коррекционных школах, либо в общеобразовательных учреждениях, в состав которых во время укрупнения вошла коррекционная школа в качестве одного из подразделений.

В остальных случаях родителям приходится искать подходящих специалистов самостоятельно. В теории обеспечить необходимую подготовку уже имеющимся сотрудникам могла бы и школа, однако это на практике случается «очень редко», признает Наталья Сытилина.

— Нередко в этом не заинтересованы сами учителя, потому что они не готовы к тому, что к ним в класс придет особенный ребенок, — замечает она.

Непозволительная роскошь

С технической точки зрения одна из основных проблем — в архитектурной «недоступности» старых школ, которых в России сегодня большинство, сходятся опрошенные изданием эксперты.

игры в школе
Фото: TASS/dpa/Karl-Josef Hildenbrand

Согласно федеральному закону «Об образовании», на образовательных учреждениях «лежит обязанность быть доступными для обучающихся с различными формами инвалидности», напоминает юрист РООИ «Перспектива» Григорий Борисов.

На практике же часто выясняется, что часть необходимых изменений в принципе невозможно внести в конструкцию — например, не все школы возможно оборудовать лифтами. А остальные технические усовершенствования — такие как установка пандусов, подъемных механизмов, системы навигации для незрячих — возможны, но отпугивают администрацию потенциальными затратами.

Чаще всего здесь реализуются очень «усеченные» варианты доступной среды. При которых обеспечивается доступность только входных групп и первого этажа. Установка лифтов по-прежнему воспринимается как непозволительная роскошь, — подтверждает Михаил Терентьев.

Еще сложнее, по его словам, «подогнать» под нужные стандарты спортивные залы, которые часто отделены от остальных помещений лестничными пролетами и в которых сложно найти место для того, чтобы оборудовать всем необходимым раздевалки.

В результате до последнего времени во многих регионах школы старались избежать этих трат, под разными причинами отказывая в приеме детей с инвалидностью. Однако сейчас ситуация начала меняться, поясняет Григорий Борисов.

— За последнее время ситуация изменилась, и школы начали становиться всё доступнее. В том числе стали открываться инклюзивные классы на первом этаже школ, стали доступны спортивные залы, мастерские и столовые, — отмечает он. — Однако по-прежнему есть случаи, когда родители вынуждены поднимать на руках на этажи выше первого своих детей, чтобы они могли учиться очно.

Кроме того, степень доступности меняется в зависимости от нозологий (то есть специфики проблем со здоровьем, с которыми сталкивается ребенок), объясняет Наталья Сытилина.

слабовидящие дети
Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

Так, с большим по сравнению со многими другими количеством проблем сегодня сталкиваются дети с расстройствами аутистического спектра и тяжелыми и множественными нарушениями развития (ТМНР). Специалистов, готовых к работе с детьми с ТМНР, по ее словам, сегодня в основном можно найти только в коррекционных школах.

Сложность в том, что в условиях существующей «подушевой» системы финансирования школ не учитываются индивидуальные потребности детей с различными нозологиями, считает Григорий Борисов.

— За каждым ребенком «идут» деньги, за ребенком с инвалидностью «идет» финансирование больше, но оно не учитывает инвалидность и потребности ребенка. Ребенку, передвигающемуся на коляске, нужны подъемники, пандусы, а ребенку с РАС — абсолютно другое, например наушники, чтобы он смог спокойно находиться в достаточно шумной школе, — поясняет он.

Эти индивидуальные особенности не принимаются в расчет, поэтому равные деньги выделяются на разные виды инвалидности. А отсутствие необходимой информации у руководства школ рождает «страх работы с детьми с инвалидностью» и попытки этого всеми силами избежать, отмечают в «Перспективе».

Недостаточно понимания специфики пока не только у руководства школ, но и у строителей, обращает внимание Михаил Терентьев. И несмотря на то что тема доступного образования на слуху как минимум с 2011 года, до сих пор «не хватает квалифицированных специалистов, подходящих к проектировке и строительству с точки зрения возможности для ребят с инвалидностью получать качественное среднее образование в кругу своих сверстников и друзей», уверен он.

Читайте также
Реклама