Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
На юго-западе Японии жителям рекомендовали эвакуироваться из-за приближающегося тайфуна
Экономика
Аграрии в Мелитополе стали экспортировать зерно по упрощенной схеме
Общество
Свыше 2,61 млн россиян вакцинировались от клещевого энцефалита с начала года
Общество
В РФ могут пересмотреть параметры экономических статей УК
Спорт
Новак Джокович вышел в четвертьфинала Уимблдона
Общество
Средний чек за авиабилеты в Азию на июль-август снизился почти на треть
Армия
В Мариуполе установили памятную доску на месте гибели капитана Палия
Армия
В Харьковской области военнослужащие организовали блокпосты на дорогах
Общество
В Москве объявили «оранжевый» уровень опасности из-за жары 5 июля
Мир
Сенатор Джабаров допустил санкции против Maxar в ответ на съемку Белгорода
Общество
Трехметровую акулу засняли в акватории Владивостока
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обсценная лексика — выразительнейшая часть русского языка, мощный ресурс экспрессии, уверен один из самых цитируемых современных российских поэтов Владимир Вишневский. Впрочем, он отмечает, что лучший принцип отношений с такими словами — чем реже, тем лучше, иначе теряется элемент уместности. Перед выходом новой книги «Яавеухо» «Известия» поговорили с Владимиром Вишневским о коронавиршах, ответственности и строчках, становящихся частью разговорной народной культуры.

Мат как средство выразительности

— В предисловии вы пишите: «Задача наша — русский мат от сквернословов уберечь». От каких именно и как возник замысел новой книги?

Эта книга с поэтичным, но непонятным лишь на первый взгляд названием — одна из самых необычных из моих 29 книг. Она посвящена великому русскому языку, который я обожаю, он течет в моих жилах, а его важной составляющей является хулиганская стихия (название одного из театральных вечеров, где я участвую). Эта книга включает нецензурную лексику. Сразу оговорюсь, я не сторонник максимы, предложенной генералом Лебедем: «Мы матом не ругаемся, мы матом разговариваем». Однако так называемую обсценную лексику нельзя запретить. Ведь в нужной пропорции и к месту это не галимая матершина и площадная брань, а средство выразительности, экспрессии. Ее использование в художественной литературе при адекватной целесообразности не то что допустимо, а иногда необходимо, но главное, чтобы нас хранили вкус и мера, на чем я настаиваю. Поэтому в предисловии я пишу:

Поэт Владимир Вишневский

Поэт Владимир Вишневский

Фото: ТАСС/Антон Тушин

«Как бунт наш русск... но есть Нюанс —

и тут изрек бы Пушкин в точку:

да, беспощадный, но для нас

не все бессмыслен, вот уж точно!..

(к тому же и соврать не даст)

Как Бунимович, друг-собрат,

поэт и москводепутат,

сказал в сердцах, возвысив речь:

«Задача наша — Русский Мат

От сквернословов уберечь!»

По сути, я выражаю взгляды фанатов русского языка. Недаром знаменитый литературовед Игорь Волгин назвал одну из своих статей «Берегите мат». Я дерзаю выступить от имени тех, кто боготворит, обожает и, если угодно, исповедует великий и могучий русский язык. Но все-таки на обложке книги честно и в соответствии с законом содержится авторское предупреждение об использовании ненормативной лексики: «Люби меня и 18+».

— То есть к делу вы подошли со всей ответственностью?

Смею надеяться, что со всей, о чем предупреждаю в первых строках:

«...Проснуться срочно, как от бедствия,

а на тебе лежит ответственность.

...за соблюденье правил

несут лишь те, кто их составил».

— Ваши отношения с обсценной лексикой напоминают долгий счастливый брак, в котором много деликатности и заботы. Но всегда ли так было ? Бывало, что эта спутница вас подводила или, наоборот, внезапно выручала?

книги книжный
Фото: ТАСС/Владимир Гердо

— Она и подводила, и выручала. Грешен, отношения длительные, как у любого российского физического мужчины и каждого водителя за рулем. Но лучший принцип отношений с обсценной лексикой — чем реже, тем лучше, иначе теряется элемент уместности. Вы же заметили, что, несмотря на заявленную тему, мата там очень мало. И я даже применяю прием самозапикивания: часто употребляю эвфемизмы, изостишия. Мат — часть языка, хотя, конечно, не стоит его пропагандировать среди детей, он не всегда хорошо звучит из девичьих и женских уст, но на поэтическом уровне рассматривать язык в таком ракурсе честно и жизненно. Так называемое крепкое словцо — примета нашей русской жизни. На этот счет в предисловии есть такие строки:

«Не можешь обуздать процесс —

возглавь его — почти банальность.

Но мы не этим вдохновлялись,

себе скомандовавши «Цельсь!»

Да, «Поле зренья — поле брани» —

строка понтовая, из ранних...

Пробьете термин «инвектива» —

цензурно объясните мне.

Язык наш — гений креатива.

Нет круче отрасли в стране.

Нет, не для рифмы «драгоценный»...

Се — кладезь лексики обсценной —

какой экспрессии ресурс! —

Ненорматив... Но не бесцельной,

лишь «Да хранят нас мера/вкус»...

(А как подчас из нежных уст

вдруг прозвучит хрустально —

оно изящных из искусств

реально/нереально...)»

«Многие стихи оказались пророчествами»

— Книга еще и очень интересно сделана: все стихи оформлены в духе плакатной графики советских авангардистов 1920-х годов. Эта ваша идея или нашли хорошего художника?

Мне очень повезло с издательством с веселым названием «Вездец», которое не только восприняло и одобрило мою идею, но и отрядило своего главного суперхудожника Илью Викторова, который подошел к проекту, как и всегда, очень креативно. Он вложил не только свой культурный запас — владение техниками авангарда и конструктивизма, но и часть души. Так что книга получилась настоящим произведением искусства, каждая страница штучной выделки, но нигде нет перебора. Важный момент — рисунки сделаны по принципу ассоциативности, а не иллюстративности, то есть если упоминается пятая точка, то необязательно ее рисовать.

— В книге достаточно много говорится о реалиях последних лет. Например, целый раздел посвящен коронавирусу, стихи в нем называются «коронавирши». Что-то удалось предсказать?

— Книга сдана в производство в конце 2021 года, она отразила события пандемира (мой неологизм), так что цикл «Коронавирши» — от частушек до цикла «Розы пандемира» вполне естественен. Многие стихи, как мне сказали читатели и даже критики, оказались самосбывающимися пророчествами. Давно уже сказал о себе: «Да, я пророк, но я же Сострадамус». Думаю, читатель их обнаружит по ходу чтения и без труда выберет свое.

вирус больница
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Известно, что вы занимаетесь словотворчеством. Об этом даже защищена кандидатская диссертация «Особенности идиостиля В. Вишневского»…

Да, из этой диссертации я узнал про себя много нового. В книжке есть целая страница, где я делюсь своими свежими неологоизмами, она называется «Лингвистиции».

— На какие новые слова вдохновила новая эпоха?

Амбицепсы, реноварварство, культурникет, приход зимы в столицу — снегатив, клептовалюта/биткоитус/незамайнинг, эйфористика/«реальность — это антиэйфорин», неадреналишнее.

— Боюсь, не избежать такого вопроса. Вас называют основателем жанра русского одностишия. Согласны на эти лавры или у вас были предшественники?

— Вы же понимаете, сколько раз я отвечал на этот вопрос, уже дергаюсь, когда слышу это когда-то изобретенное мной слово. Но я всегда утверждал, что не являюсь родоначальником жанра. Были Валерий Брюсов с его знаменитым: «О, закрой свои бледные ноги!», а еще раньше Николай Карамзин: «Покойся, милый прах, до радостного утра». Мне повезло, пожалуй, в 1990-е создать тренд (задолго до появления этого понтового слова) — я подсадил миллионы людей на одностишную поэзию. Плотность и выразительность одностишия — еще одно доказательство гениальности русского языка, где можно сказать, например, так: «Все больше людей нашу тайну хранит...» Или: «Тут я заснул, но было уже поздно».

Поэт Владимир Вишневский

Поэт Владимир Вишневский

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

— А какая ваша строчка самая известная?

«О, как внезапно кончился диван!». Этим одностишием меня даже друзья травят. Оно стало поводом для пародий, эпиграмм и идентификатором моей личности от Москвы до самых до окраин. Но я хочу в ответе на этот вопрос «остаться» моим программным одностишием «Жить надо так, чтоб не сказали «помер».

А возвращаясь к книге, которая вот-вот поступит в продажу, хочу подчеркнуть, что в силу вышеизложенного продаваться она будет в запечатанном виде. И очень надеюсь, что тот, кто ее распечатает, то есть приобретет, об этом не пожалеет.

Справка «Известий»

Владимир Вишневский — поэт, киноактер, телеведущий. Родился 20 августа 1953 года в Москве. Окончил факультет русского языка и литературы Московского областного педагогического института (1975). Широко публикуется с 1985 года. Известность поэт получил благодаря работам в оригинальном жанре лирических и юмористических «одностиший» и своим ироническим стихам. С 2001 года снимается в кино, играл в 32 фильмах. Стихи Вишневского вошли в антологию «Строфы века». Неоднократно признавался одним из самых цитируемых писателей России.

Читайте также
Реклама