Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Корабль Черноморского флота сбил беспилотник над морем в Севастополе
Общество
СК захотел получить право неотложно арестовывать имущество до суда
Мир
Артиллерия ВСУ под ЛНР накрыла огнем свою же пехоту
Мир
В Казахстане сообщили почти о 10 застрявших в турецких проливах нефтетанкерах
Общество
Число погибших после взрыва в Нижневартовске возросло до девяти
Мир
В США выразили беспокойство ростом поддержки РФ в обеих партиях конгресса
Мир
Архсовет одобрил проект 400-метрового небоскреба в «Москва-Сити»
Спорт
Коваленко перед боем с Емельяненко назвал его легендой
Мир
В США рассказали о мучениях ВСУ от холода и боязни военных разводить огонь
Мир
Главу евродипломатии уличили в получении пенсии кроме зарплаты
Мир
Молдавия предложила снабдить Украину электричеством из Приднестровья
Мир
Маск устроил на работу в Twitter своих родственников и приближенных
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Кабмину предложено освободить от НДФЛ купоны и дисконты по облигациям в 2022 году, заявил в интервью «Известиям» глава Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев. По его словам, в ближайшее время у России не будет другого инвестора, кроме внутреннего, которого нужно поощрять к вложениям. Также участники рынка предложили правительству провести реформу пенсионного обеспечения. Законопроект о защите инвестиций в фондовый рынок ко второму чтению существенно изменен. Новая версия отдает решение о создании компенсационного фонда брокерскому СРО. Дальнейшее его продвижение зависит от позиции ЦБ и того, как он видит общую систему защиты интересов инвесторов.

«Каникулы пошли на пользу рынку»

— Всё то, чем до февральских событий жил и дышал российский фондовый рынок, стало неактуальным или поставлено на долгую паузу. Как биржа адаптируется к новым условиям?

— Сейчас рынок находится в ожидании, поскольку не все обстоятельства, в которых ему предстоит работать, прояснились до конца. Это касается и ограничений, в которых будет работать не только финансовая индустрия, но и другие отрасли экономики и, соответственно, их будущих возможностей. Скорее всего, текущая ситуация сохранится до тех пор, пока мы не поймем, вокруг чего будет строиться новый рынок. То есть пока хотя бы не наметятся направления изменения структуры экономики. До этого времени рынок будет действовать ситуативно, в основном тактически реагируя на новые вызовы.

биржа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Почти весь март российский рынок не работал. Это была рекордная пауза в его истории. Оглядываясь назад, можете сказать, пошли ли рынку и эмитентам на пользу эти «каникулы» и какой эффект они дали?

— В целом каникулы пошли на пользу рынку. Они позволили многим компаниям, чьи средства были за рубежом, аккумулировать их в России и завершить расчеты к открытию фондового рынка. Это было одной из задач, а другой — разработка алгоритма запуска биржи, в том числе определение роли нерезидентов и оценка необеспеченных позиций. Поэтому рынок был закрыт дольше, чем нужно для того, чтобы просто сбить эмоции и панику инвесторов. И хотя не все компании успели завершить перевод активов, сохранять его закрытым дольше было нельзя: с каждым днем минусов становилось больше, чем плюсов. А вот при открытии рынка важно, что сработал выработанный Банком России, биржами и индустрией алгоритм — он позволил сделать движение цен плавным и адаптировать риски финансовых организаций к новым рыночным условиям. Правда, для некоторых профучастников «каникулы» обернулись негативом, но их немного.

— Кейс «Универ Капитала» единичный или есть и другие компании, о проблемах которых мы вскоре можем услышать?

Мы надеемся, что всё ограничится «Универом», и это будет доказательством эффективности системы управления рисками, выстроенной на финансовом рынке РФ. В этом, во-первых, надо отдать должное Национальному клиринговому центру, его действия были исключительно профессиональными в этом случае, а возвращение «Универу» части средств — сильным жестом, сократившим потери клиентов. Во-вторых — самой индустрии, которая умело управляла рисками. Это не значит, что компании не испытывают трудности — странно, если бы это было иначе, однако признаков банкротства мы ни у кого, кроме «Универа», не видим.

ситуация
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— В перспективе может ли быть инициирована возможность санации и для брокерских организаций?

— Действительно, сейчас санация для брокерских организаций — не банков — не предусмотрена. В перспективе механизм санации можно распространить и на них, но ситуация не столь драматична, чтобы считать ее отсутствие проблемой. Надо понимать, что исключить банкротство брокера без вреда для его деятельности, да и интересов его клиентов, невозможно. Наиболее эффективным механизмом защиты средств частных лиц в случае банкротства является страховой.

«Кабмину предложено освободить от НДФЛ купоны и дисконты по облигациям в 2022-м»

— Законопроект о защите инвестиций физлиц в фондовый рынок прошел первое чтение и готовится ко второму. На какой стадии сейчас проект документа? Почему спустя пять лет вновь заговорили об этом и что стало поводом?

— Кризис стал поводом вернуться к обсуждению механизма страхования инвестиций на фондовом рынке. Есть законопроект, инициированный НАУФОР в 2017-м. Тогда он был принят в первом чтении и предусматривал страхование инвестиций на индивидуальных инвестиционных счетах на базе АСВ. После первого чтения мнения о своевременности и условиях функционирования такой системы разделились, и редакция документа, который будет принят после длительной паузы во втором чтении в этом году, существенно отличается от первоначального. Новая версия отдает решение о создании компенсационного фонда брокерскому СРО. Сейчас движение законопроекта зависит от позиции Центробанка и того, как он видит общую систему защиты интересов инвесторов на рынке.

инвесторы
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Какие еще параметры изменились? Уже есть конкретика?

— Конкретика пока обсуждается. Между тем есть несколько очевидных вещей — фонд никогда не будет страховать рыночные риски. Кроме того, формирование фонда, а пока предполагается, что он будет создаваться только за счет взносов брокеров и управляющих, до размера, позволяющего ему выполнять свои функции, — довольно непростая задача. Честно говоря, я думаю, что фонд будет накапливаться в течение нескольких лет. Затем, вероятно, в течение еще такого же примерно периода будет в состоянии осуществлять выплаты в сумме меньшей, чем целевая, но не по всем брокерским счетам и счетам под управлением, а также не по всем страховым случаям. Лишь после этого можно рассчитывать, что фонд начнет работать в полную силу.

— Есть ли у вас опасения, что февральский обвал на рынке акций и потери инвесторов надолго отпугнут их и затормозят приток частных средств на биржу? Планируете ли вы поднимать вопросы о преференциях для них?

Активность розничных инвесторов и в целом их интерес к фондовому рынку, я думаю, снизится по сравнению с тем, что мы наблюдали в последнее время. Хотя в течение марта на биржу пришло еще 750 тыс. новых инвесторов и по-прежнему есть те, кто намерен купить подешевевшие активы. Но, вероятно, этот приток сократится. В любом случае в ближайшее время у нас не будет другого инвестора, кроме внутреннего. И его нужно поощрять к инвестициям, в том числе из-за того, что он — единственный источник финансирования изменения структуры экономики и ее развития. Общими усилиями мы достигли очень больших результатов в качественном изменении финрынка — к началу кризиса на нерезидентов и отечественных розничных инвесторов приходились почти равные доли оборота. Ведь прежде первые доминировали.

50/50
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Получается 50 на 50%?

— Примерно по 40% на каждого. К моменту кризиса вложения российских розничных инвесторов превышали объемы индустрии коллективных инвестиций и негосударственных пенсионных фондов, взятых по отдельности. А вот инвестиции физлиц в отечественные акции превышали их вложения вместе взятые. В период кризиса покупки розничных инвесторов отчасти стабилизировали рынок.

Что касается поощрения: мы обратились в правительство с двумя налоговыми инициативами. Во-первых, мы предложили ввести одинаковый налоговый режим для вкладов и торгуемых на организованном рынке облигаций. Дело в том, что российское законодательство утратило с некоторых пор налоговую нейтральность, создав для депозитов преимущества. Если для физлиц действует освобождение от НДФЛ процентов со вкладов в 1 млн рублей, то для облигаций — ни для государственных, ни для корпоративных — такой льготы нет. Более того, за прошлый и текущий годы проценты по вкладам от налога освобождены вовсе. Поэтому кабмину предложено освободить от НДФЛ купоны и дисконты по облигациям в 2022-м.

Во-вторых, мы предлагаем отложить дискуссию об ИИС-1 и ИИС-3 и принять уже разработанные изменения для ИИС-2, увеличив сумму ежегодного взноса по ним с 1 млн до 3 млн рублей и облегчив возможность досрочного — раньше трех лет — выхода с этих счетов. Это две наиболее актуальные налоговые инициативы из числа предложенных.

Среди неналоговых предложений мы подняли вопрос о реформе пенсионного обеспечения. Доминирование розничного инвестора на рынке акций над НПФ — серьезный качественный его недостаток, угрожающий физлицам и лишающий рынок крупных инвестиций. Повторюсь, что нам не приходится рассчитывать ни на кого, кроме внутреннего инвестора, и увеличение инвестиций НПФ на рынке должно стать частью плана по развитию финрынка в ближайшие годы.

брокеры
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

«Даже если рынок упадет, важно, что он отразит рыночную оценку экономики»

— Насколько в текущих реалиях фондовому рынку нужна поддержка в виде средств ФНБ? На ваш взгляд, когда и как их лучше «влить» на биржу или в такой помощи пока надобности нет?

Рынок открывали так аккуратно, что нужды в средствах ФНБ не было. Вот, например, в 2008 году деньги из фонда использовались и довольно активно. Теперь эти средства могут понадобиться для смягчения эффекта распродаж, если будет принято решение о разморозке активов нерезидентов. Но и в этом случае, даже если рынок упадет, он отразит рыночную оценку экономики и в этом его, рынка, важнейшая функция.

— Когда стоит ждать допуска нерезидентов?

— Мне трудно судить, но в последнее время обсуждаются разные сценарии. К сожалению, приходится иметь в виду де-факто заморозку иностранных активов, принадлежащих российским инвесторам, иностранными центральными депозитариями. Тем не менее я считаю правильным снять ограничения со всех нерезидентов, поскольку деление рынка на дружественных и недружественных не слишком эффективно. Рынок должен позволять операции как можно большего круга инвесторов — ни одна страна не сможет получить должного финансирования своей экономики, если будет опираться только на внутреннего игрока.

— В середине апреля подписан закон о делистинге расписок российских компаний с иностранных бирж. Известно ли вам о первопроходцах — компаниях, которые действительно заявили о том, что готовы вернуться на родину, начать здесь новую жизнь? Как такой процесс повлияет на отечественный рынок?

— Большинство компаний вернутся и увеличат долю в свободном обращении своих ценных бумаг. Это хорошая для российского рынка новость, повышающая его качество. О первопроходцах пока рано говорить, названия некоторых из них уже известны.

положение
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

«Необходимо менять правила игры»

— В продолжение темы компаний-эмитентов. По вашему мнению, стоит ли ждать расширения их количества, а именно выхода на IPO новых компаний в этом году или в 2023-м? Рассматривается ли вопрос стимулов для новичков из определенных сфер?

Сейчас новых размещений ждать не стоит. Пока не произойдут изменения структуры экономики, IPO мы вряд ли увидим.

Мы ранее работали над тем, чтобы сделать IPO массовыми. Но по-настоящему масштабный процесс IPO зависит от объемов биржи. Наш рынок постепенно рос в объемах: но даже за год до кризиса в долларовом эквиваленте он составлял примерно 50% капитализации рынка 2007-го. В 2021 году капитализация выросла на 25% и теперь опять упала. Безусловно, сейчас финансовый рынок качественно лучше, чем раньше, но, к сожалению, не в объемах.

Ситуация усложняется еще тем, что из-за санкций мы закрыли очень много информации об эмитентах и лишили финансовых аналитиков, инвесторов возможности оценивать компании. Надеюсь, это временная мера.

— Получается своего рода игра вслепую?

— Да, информация — ключевой элемент фондового рынка.

— Как изменится расклад сил на рынке в рамках происходящих изменений, перевода клиентов от одного брокера к другому? За счет чего теперь будет строиться конкуренция на бирже?

— Сейчас происходит перераспределение ролей, крупнейшие банки вынуждены переводить клиентов в другие компании. Этот процесс беспрецедентен и движим намерением защитить интересы большей части клиентов, иногда конфликтует с обычными, привычными инвесторами, процедурами и отчасти болезнен. С санкциями искажается конкуренция. В целом мы хотим сохранить как можно больше ценностей конкурентной индустрии с высокой ответственностью перед своими клиентами, а также эффективную и технологичную индустрию.

— Какие возможности разворот на Восток открывает для России? Как в целом происходит перенастройка на новые площадки?

— Нам нужно решить задачу по диверсификации финансового инструментария для российских инвесторов, имея в виду, что доступ к западным может быть ограничен, хотя очень надеюсь, что нет. Еще важнее нам пригласить на российский рынок восточных инвесторов, которые к этому менее склонны, чем западные. Сама по себе задача по переориентации на Восток не кажется мне простой. То, чего мы добивались много лет, включаясь в рынки Запада, нам не пройти быстро с Востоком. Необходимо менять правила игры, сочетая западные устои с восточными.

Читайте также
Реклама