Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Венгерский политолог рассказал о мотивах давления ЕС на Будапешт
Мир
Белый дом назвал ожидаемой реакцию Москвы на ограничение стоимости нефти
Мир
В Черногории подписали декларацию о поддержке членства Украины в НАТО
Мир
В Турции из-за лимита цен на нефть из РФ образовалась пробка из танкеров
Спорт
Сборная Бразилии победила Южную Корею и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Происшествия
В Адыгее произошел пожар на маслозаводе на площади 270 кв. м
Политика
Путин внес изменения в состав Госсовета
Мир
МВД Молдавии заявило об отсутствии взрывчатки на обломках упавшей ракеты
Мир
Литва обяжет россиян проходить опросник об Украине для получения визы
Политика
Захарова сообщила о сохранении российской стороной контроля над ЗАЭС
Мир
The Times узнала о росте числа бездомных украинских беженцев в Британии
Мир
В МИД РФ назвали разговоры о достижении соглашения по ЗАЭС несвоевременными
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Баку сообщили, что следующее заседание региональной платформы «3+3» с участием Армении, Грузии, Ирана, России и Турции пройдет в ближайшее время в Турции. Первое прошло в декабре прошлого года в Москве. Страны планируют создать региональную безопасность без участия Вашингтона и Брюсселя. Но с такой позицией согласны не все. Подробности — в материале «Известий».

«Решать вопрос, не теряя времени»

«Радует запуск формата сотрудничества «3+3». Первая встреча уже состоялась, у нее не было повестки дня. Это была просто встреча с целью создания этого формата. У нас есть планы по повестке дня второй встречи, какие вопросы там должны обсуждаться. Считаю, что в ближайшее время должна состояться и вторая встреча. То есть не нужно тратить время», — заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев.

Речь идет об участии трех стран Южного Кавказа — Азербайджана, Армении и Грузии — и трех ближайших соседей региона — Ирана, России и Турции — в новой региональной платформе.

Алиев отметил, что незадолго до этого состоялся первый за долгие десятилетия телефонный разговор между министрами иностранных дел Азербайджана и Армении. «Рабочие группы по делимитации границы, которые сформируют до конца апреля, а также рабочие группы по подготовке мирного договора должны в ближайшее время начать свою работу. На этот процесс мы смотрим с огромными надеждами, и не нужно тратить время. Во всяком случае, мы за то, чтобы, не теряя времени, приступить к решению вопроса», — резюмировал азербайджанский лидер.

Первое заседание в рамках формата «3+3» состоялось в декабре прошлого года в России, второе планируют в Турции. Провести этот форум Анкара предложила сразу после карабахской войны осенью 2020 года. По ее задумке, шесть стран должны участвовать в создании региональной системы безопасности. В частности, без участия Брюсселя и Вашингтона.

В Москве инициативу поддержали. «Развитие многостороннего регионального сотрудничества отвечает интересам всех предполагаемых участников данного формата. На наш взгляд, его запуск способствовал бы повышению доверия в межгосударственных отношениях (стран-участниц. — Ред.), урегулированию имеющихся отношений, раскрытию транспортного потенциала региона», — заявили в российском МИДе. Отметив, что такой формат «может и должен привнести решение как старых проблем, так и предложить решение новых вызовов».

Против выступал Тбилиси, призывая создать платформу без участия России. Например, Грузия–Армения–Азербайджан или «6+1»: Грузия, Болгария, Молдавия, Румыния, Турция, Украина и США. «Есть некоторый негативный настрой со стороны Грузии, но если все эти страны продемонстрируют позитивный подход, то эта платформа будет создана и регион превратится в площадку мира», — настаивает президент Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, создание такого форума поможет «позитивному развитию отношений» между Анкарой и Ереваном.

Более успешная попытка

Недавно Армения и Турция запустили процесс по нормализации отношений. В Москве, а потом в Вене встречались спецпредставители двух стран, а потом в Анталье провели переговоры главы МИД Арарат Мирзоян и Мевлют Чавушоглу.

Дело сдвинулось с мертвой точки: страны запустили авиасообщение. В начале февраля самолет авиакомпании Fly One Armenia впервые за два года полетел из Еревана в Стамбул. Разрешение на полеты по этому маршруту получила и турецкая авиакомпания Pegasus. Они будут летать трижды в неделю. Сухопутные границы между странами закрыты с 1993 года.

Анкара, встав в 1990-е годы на сторону Азербайджана в карабахском конфликте, в одностороннем порядке разорвала дипломатические отношения с Ереваном. Негативно повлияла на отношения и реакция Турции на процесс международного признания геноцида армян в Османской империи в 1915 году.

Фото: Global Look Press/Diego Cupolo

Под давлением международного сообщества с 1995-го турки разрешили полеты, но для возобновления дипотношений и открытия сухопутной границы выдвинули армянам неприемлемые предварительные условия. Отказ от международного признания геноцида армян и возвращение Азербайджану семи районов, находившихся под контролем армянских сил. Впрочем, после поражения в карабахской войне осенью 2020 года районы и так перешли под контроль Баку.

В 2009 году Анкара и Ереван уже пытались нормализовать отношения. Но вмешался Азербайджан. Недавно Турция предложила начать новые переговоры. В Ереване это решение приветствовали. Москва поддержала перезапуск диалога между Ереваном и Анкарой. «Россия помогала такую договоренность достичь. Наша роль сводится к тому, чтобы помочь наладить прямой диалог, надеюсь, что это будет успешно», — заявил тогда министр иностранных дел России Сергей Лавров.

России также выгодна нормализация отношений между Ереваном и Баку. Если «Зангезурский коридор» откроется и будет функционировать под контролем Москвы, то получится, что по территории Армении, а не Грузии будет проходить самый короткий путь, связывающий Турцию и Азербайджан.

Армянский политолог Армине Манукян в беседе с «Известиями» отмечает, что ни лидеры страны, ни народ никогда не были против установления дипломатических связей с Турцией и нормализации отношений. Но Ереван был против предусловий и уступок, которые выдвигала Анкара.

— Президент Турции в августе прошлого года озвучил и другие предварительные условия: Армения должна признать территориальную целостность Азербайджана и Турции, прекратить обвинять Анкару в геноциде армян, открыть «турецкий коридор» Сюника. Можно сказать, что армяно-турецкий процесс идет по турецкому сценарию, у Армении в этом процессе нет красных линий, — пояснила эксперт.

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

При этом Манукян приводит результаты опроса общественного мнения, согласно которому подавляющее большинство респондентов считают Турцию (90%) и Азербайджан (77%) основными политическими угрозами Армении. Только 5% опрошенных полагают, что для развития Армении необходимы хорошие отношения с Анкарой.

По мнению политолога, на данном этапе нормализация отношений с Турцией никак не отразится на связях Еревана и Москвы.

— Но внутри страны обсуждают, что диалог с Турцией имеет также смысл и для снижения или устранения внешнеполитической зависимости Армении от России и принятия западного вектора развития, — добавила Манукян.

Иранские и грузинские интересы

У Ирана в создании платформы «3+3» свои интересы. Страна граничит и с Азербайджаном, и с Арменией, и с Нагорным Карабахом. Тегеран традиционно хорошо взаимодействовал как с Баку, так и с Ереваном. В стране проживают около 30 млн этнических азербайджанцев, около 200 тыс. армян интегрированы в иранское общество и занимают важные государственные посты. Через армянские диаспоры иранские власти могут лоббировать контакты с Западом.

При этом Тегеран не одобряет тесную турецко-азербайджанскую дружбу, а также взаимодействие Баку с Вашингтоном и Израилем. В целом у Ирана гораздо меньше рычагов влияния на ситуацию в Закавказье, чем у Москвы и Анкары.

Фото: Global Look Press/Rouzbeh Fouladi

Что касается Грузии, то она во время карабахского конфликта старательно демонстрировала приверженность нейтралитету. Для страны важно сохранение добрососедских отношений с обоими государствами. На фоне сложностей в армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношениях Тбилиси выполнял роль связующего звена между странами, это положительно сказывается на экономике Грузии и ее стратегическом значении в регионе.

Неудивительно, что страну очень волнует судьба транспортного коридора — планов по строительству дорог в обход нее. Одна трасса должна связать Азербайджан через Армению с Нахичеванью, другая — Россию с Арменией по территории Азербайджана. Государство на фоне сложностей в отношениях Баку и Еревана было главным транзитером, по его территории проходила железная дорога, автомобильная трасса, газо- и нефтепроводы. В будущем это может быть под вопросом.

Серьезные сдвиги в регионе

После второй карабахской войны начался период серьезных тектонических сдвигов на Южном Кавказе, уверена востоковед, кандидат политических наук Лариса Алексанян.

— В новых геополитических реалиях Турция старается усилить свои позиции в регионе и стать одним из главных архитекторов нового статуса-кво. Формат регионального сотрудничества «3+3», инициированный Анкарой, нужно рассматривать именно в этом контексте. Цель Турции заключается в расширении своего влияния в регионе за счет позиций России. Следовательно, с реализацией данного проекта Анкара претендует на получение равного с Москвой права оказывать влияние на региональные процессы, — считает политолог.

Фото: REUTERS/Mike Hutchings

По мнению эксперта, Турция действует сразу по двум направлениям.

С одной стороны, в рамках диалога с Россией Анкара позиционирует себя независимым региональным игроком без покровительства западных сил. С другой — предоставляет Западу этот формат в качестве инструмента для ограничения позиций и доминирующей роли России в регионе, — пояснила эксперт в беседе с «Известиями».

На самом деле, Турция реализует собственную линию внешней политики, претендуя на превращение в регионального лидера, подчеркивает специалист.

— Конечная цель Анкары заключается в вовлечении Южного Кавказа в орбиту своего влияния, что противоречит национальным интересам России. Таким образом, нет оснований предполагать, что турецкая инициатива станет инструментом укрепления российских позиций в регионе, более того, что сама перспектива такого формата находится под большим вопросом, — полагает Алексанян.

При этом для Москвы этот регион представляет особое значение. Из-за блокирования Западом коммуникационных возможностей с Европой для России важны выходы на рынки ЕЭС и Ближнего Востока.

Ограничить вмешательство других игроков

Россия является одним из ключевых гарантов безопасности на Южном Кавказе, отмечает заведующий отделом Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков.

— Очевидно, что без нее выстроить систему региональной безопасности невозможно. В этой связи, помимо двусторонних форматов, довольно привлекателен многосторонний — с участием всех региональных игроков, а также тех, кто исторически боролся на Кавказе, а сегодня может реально обеспечить безопасность и заинтересован в этой самой безопасности. Речь идет о России, Турции и Иране. Участие внерегиональных игроков в обеспечении безопасности приведет к ухудшению обстановки. Существует много примеров, когда США вмешивались в проблематику безопасности и это приводило к противоположным и очень негативным эффектам, — пояснил тюрколог «Известиям».

Такую же точку зрения разделяет эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай» Фархад Ибрагимов.

— Региональная безопасность может касаться исключительно тех стран, которые имеют к региону конкретное отношение. То, что заявляет Тбилиси, изначально выглядит абсурдным, смехотворным и нежизнеспособным. Ни Румыния с Болгарией, ни тем более Украина не обладают политическим авторитетом для того, чтобы принимать участие в таких серьезных платформах, коим является формат «3+3». Изначально Анкара и Москва выступали в качестве главных инициаторов создания данной платформы, поскольку она отвечает тем вызовам, с которыми столкнулась мировая политика в целом, — пояснил политолог в беседе с «Известиями».

Он отмечает, что отношения между Баку и Ереваном выходят на новый уровень, к этому активно проявляет интерес Тегеран.

Следовательно, возникает необходимость в построении архитектуры новой региональной безопасности. Она будет отвечать за оперативную координацию между участниками платформы по самым разным вопросам, прежде всего связанными с аспектами безопасности, экономической кооперации, взаимодействия по гуманитарным проблемам. Этот проект отвечает интересам всех стран-участниц, включая ту же Грузию, которая может извлечь для себя достаточно выгод, — уверен специалист.

Ибрагимов полагает, что у Москвы «есть все шансы стать главным драйвером и локомотивом в этом формате».

— У России существуют тесные и доверительные отношения со всеми участниками платформы, и даже с той же Грузией мы сейчас наблюдаем достаточно любопытные телодвижения, указывающие на то, что координация между сторонами есть, а это значит, что не всё потеряно. Более того, в главенстве Москвы в данном проекте заинтересованы Иран и Армения. Азербайджан, являющийся союзником России с 22 февраля этого года, также вряд ли будет против этого. Таким образом, в регионе Южного Кавказа создается новая геополитическая реальность с полным набором необходимой инфраструктуры, главенствующая роль которой будет отведена Москве. Сегодня Россия ломает сложившийся на протяжении последних 30 лет однополярный мир. Следовательно, Москва овладеет еще большим геополитическим ресурсом, способным влиять на процессы в разных уголках мира и прежде всего в близлежащих регионах, — резюмировал политолог.

Читайте также
Реклама