Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Территория помыслов: какое будущее Азербайджан задумал для Карабаха
2021-02-15 11:09:39">
2021-02-15 11:09:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Большинство азербайджанцев, проживавших в прошлом на территориях Карабаха, отошедших после 10 ноября 2020 года под контроль Баку, хотели бы вернуться обратно, заверили «Известия» несколько собеседников во властных структурах республики. Возвращаться, впрочем, пока совершенно некуда — от большинства городов и сел остались одни названия и бескрайние заминированные поля. Но власти Азербайджана уверены: активное обустройство семи районов позволит вскоре превратить Карабах в драйвер экономического развития всей страны. Вот только в репатриации заинтересованы в основном небогатые граждане, что не очень соответствует грандиозным планам чиновников, отмечают эксперты. «Известия» побывали в ряде районов и посмотрели, с каких стартовых позиций республика начинает воплощать их в жизнь.

Чем богаты, тому и рады

Первое, что встречает прилетающих в бакинский аэропорт имени Гейдара Алиева, — надписи «Карабах — азербайджанский!» на фоне национального флага. Этот понятный и без перевода лозунг красуется на подавляющем большинстве столичных билбордов, витринах маленьких магазинчиков и даже на обложке январского женского журнала «Наргиз» — пусть и в более подобающем глянцу ярко-розовом с блестками исполнении. Там, где нет плакатов, виднеются азербайджанский и нередко турецкие флаги. В изображения солдат с флагом в руках по вечерам окрашиваются и видные практически из любой точки Баку три «пламенные башни» столицы.

Народную эйфорию не омрачает даже то, что пока азербайджанский Карабах — это города-призраки с полностью разрушенной инфраструктурой. До первой карабахской войны в 1990-х Агдам был одним из крупнейших городов всего региона, где процветала торговля и производился знаменитый на весь Советский Союз одноименный портвейн. Сейчас город полностью лежит в руинах — полуразобранные каменные остовы домов, выжженная земля и торчащая то тут, то там ржавая арматура. Единственным уцелевшим к настоящему времени зданием оказалась мечеть, а единственный признак жизни — стая бродячих кошек и собак, сбившихся вместе у недавно появившейся здесь военной заставы.

— Понятно, что эти районы должны быть не просто восстановлены и приведены в соответствие социально-экономическому развитию всей страны, но также будут территориями опережающего развития, пользуясь принятой в России терминологией, — забегает в светлое будущее в разговоре с «Известиями» министр экономики Азербайджана Микаил Джаббаров.

Уже в этом году власти выделили из бюджета на восстановление освобожденных территорий (как официально именуются отошедшие вслед за соглашением 10 ноября под контроль Баку земли) 2,2 млрд манат (это около $1,5 млрд). Но, разумеется, это только вершина айсберга: сумма не включает стоимость проектов, осуществляемых государственными компаниями, финансируемых различными фондами, и, конечно же, иностранные инвестиции.

В том, что регион ждет их приток, в Баку не сомневаются. Карабах обещает стать одной большой стройкой, и этот сектор — беспроигрышный вариант, уверен директор Института экономики азербайджанской Академии наук Назим Иманов. При этом и он, и другие собеседники «Известий» подчеркивают: к «дележу карабахского пирога» подпустят далеко не всех, а только компании тех стран, которые заняли «правильную» позицию в недавнем конфликте. Это значит, что, например, французские фирмы сюда точно не зайдут. Зато турки, итальянцы и британцы уже тут.

Азербайджанский же бизнес грозится работать чуть ли не на одном патриотическом энтузиазме. Назим Иманов вспоминает, что когда полсотни местных бизнесменов спросили о льготах, которые они хотят в обмен на инвестиции в эти районы, все как один заявили: им ничего не нужно.

Все ли вернутся

По оценкам директора Института экономики, полное восстановление возвращенных территорий обойдется в 100 млрд манат ($59 млрд) в ближайшие 10 лет. Даже для страны, которая благодаря нефтегазовому сектору имеет достаточно комфортный уровень финансовых резервов, сумма гигантская. Особенно с учетом тех вложений, которые нужны прямо сейчас на восстановление городов за пределами Карабаха, пострадавших в ходе последнего конфликта с Арменией.

По данным азербайджанской стороны, осенью прошлого года на город Тертер, примерно в 2,5–3 часах езды от Баку, упало более 16 тыс. снарядов. Пострадали не только школы и другие объекты социальной инфраструктуры, но и жилые дома — затронутыми оказалось порядка 600 семей. Тем, кто полностью лишился домов, за госсчет строят новые и дают еще порядка $10 тыс. на покупку мебели и необходимой домашней утвари.

Инфраструктуру восстанавливают ударными темпами. Глава Тертерского района Мустаким Мамедов, демонстрирующий российским журналистам разрушения в городе, кажется, даже извиняется за то, что оценить весь масштаб воочию спустя три месяца уже не получится — снесенная снарядом крыша музыкальной школы уже отстроена заново.

По словам Микаила Джаббарова, карабахские территории считаются выигрышными с экономической точки зрения, поскольку тут и горнорудная промышленность, и сельское хозяйство, включая переработку, а в долгосрочной перспективе — туризм и логистические развязки, которые позволят районам обслуживать большие потоки грузов. Причем, как подчеркивают в Баку, от развития автомобильного и железнодорожного сообщения выиграет и Армения.

Это станет одним из драйверов для создания рабочих мест и отраслей, не связанных с нефтяной промышленностью, уверен министр экономики. Всё, что там будет сделано, вернется с лихвой и в будущем может приносить до 20% ВВП Азербайджана, вторит ему Назим Иманов, к слову, автор первой монументальной книги на тему восстановления карабахских районов Азербайджана. Он говорит, что сейчас даже есть мысль создать в одном из районов большой IT-центр, чтобы туда поехала молодежь.

Впрочем, полностью воплощение в жизнь этих грандиозных планов займет не менее 10 лет. Первоочередная задача — очистить отвоеванные территории от мин. С конца ноября специалисты Международного противоминного центра Министерства обороны России в Нагорном Карабахе очистили от неразорвавшихся боеприпасов более 1,2 тыс. га территории, обезвредив свыше 24 тыс. взрывоопасных предметов. Но пока это капля в море, и частые случаи подрыва на минах — лишнее подтверждение того, что впереди предстоит много работы. С 10 ноября более семи десятков человек подорвались на минах, что вынудило прокуратуру категорически запретить посещать возвращенные территории под страхом уголовного наказания.

— Очистка сельхозугодий от мин может занять до 10 лет, это значит, что 10 лет переселенцы не смогут заниматься на этих землях сельским хозяйством, — признает Назим Иманов.

Семь районов — это более 7,5 тыс. кв. км земли, с которых в 1990-х бежали более 600 тыс. азербайджанцев. Порядка 60% из них традиционно занимались земледелием, и именно им большинство потенциальных репатриантов хотят заниматься вновь. При этом комплексного прогнозирования потенциала репатриации власти еще не провели. К примеру, жители Лачинского района были расселены по 70 районам Азербайджана, и за прошедшие три десятилетия многие из них успели «прирасти» к городской среде. Получится ли вырвать их обратно даже при условии появления всей социальной инфраструктуры, домов и рабочих мест, пока большой вопрос.

Парадокс в том, что в первую очередь хотят вернуться бедные, а власти хотят, чтоб туда поехали богатые, — признает в беседе с «Известиями» Назим Иманов.

Но пока что горячее стремление подавляющего большинства азербайджанцев вернуться на земли, откуда им пришлось уходить в первую карабахскую войну, принимается в Азербайджане как аксиома.

Справка «Известий»

Последний вооружённый конфликт в Нагорном Карабахе разгорелся 27 сентября 2020 года. По версии армянской стороны, первыми военные действия начали азербайджанцы. В Баку это называют контрударом в ответ на обстрел армянской стороной нескольких населенных пунктов Азербайджана. Так или иначе, вооруженные действия стали самыми продолжительными и кровопролитными в регионе за период после завершения карабахской войны в 1994 году и сопровождались многочисленными жертвами среди мирного населения. В частности, удары по гражданской инфраструктуре позволяли себе обе стороны конфликта.

10 ноября Азербайджан и Армения при посредничестве России договорились о полном прекращении огня и всех военных действий в зоне конфликта. Соглашение о мире предусматривало ввод в регион российских миротворцев, вывод армянских сил из прилегающих к Нагорному Карабаху районов и оставление под контролем Азербайджана значительной части территории, в том числе города Шуша.

Кроме того, согласно одному из пунктов трехстороннего заявления, «разблокируются все экономические и транспортные связи в регионе». В частности, в течение ближайших трех лет будет разработан план строительства нового пути по Лачинскому коридору для обеспечения связи между Арменией и Степанакертом (Ханкенди), а также проработаны нюансы транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахичеванской Автономной Республикой через территорию Армении. Вопрос о статусе Нагорного Карабаха стороны решили отложить до лучших времен, сохраняя до тех пор статус-кво. По мнению Еревана, будущее Нагорного Карабаха, оставшегося под контролем армян, — ключевая проблема предстоящих мирных переговоров.

Читайте также