Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Ограничения полетов в 11 аэропортов России продлили до 23 августа
Мир
Путин заявил о разрушении Западом системы европейской безопасности
Мир
Китай призвал одуматься сторонников независимости Тайваня
Мир
Путин заявил о соответствии начала спецоперации в Донбассе уставу ООН
Мир
Иран направил ответ на предложения ЕС по ядерной сделке
Мир
Минобороны РФ заявило о нарушении ВСУ Женевской конвенции
Армия
Шойгу заявил о развенчании мифа о супероружии Запада
Мир
Китай введет санкции против семи сторонников независимости Тайваня
Спорт
IBU обсудит продление отстранения биатлонистов России и Белоруссии
Туризм
Финляндия сократит выдачу виз россиянам в 5–10 раз
Мир
Глава МИД Украины уличил Запад в желании увидеть крах страны
Общество
Аксенов заявил о сокращении маршрутов поездов в Крым из-за ЧП под Джанкоем
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще до новых масштабных санкций среди работающих россиян провели опрос, согласно которому почти половина из уже трудоустроенных жителей страны хотела бы иметь свой бизнес. Боялись открывать свое дело они и ранее, а что делать теперь — тем, кто собрался стать предпринимателем, и тем, кто уже им стал? Эксперты, опрошенные «Известиями», рассказали, что есть не только риски, но и возможности.

Что говорят россияне о желании иметь бизнес

Исследовательский центр «Зарплаты.ру» провел опрос среди трудоустроенных жителей страны (имеется в распоряжении «Известий») с 15 по 21 февраля. Было опрошено 1830 россиян в возрасте от 18 до 55 лет. 47% из них заявили, что мечтают открыть свое дело, а 23% говорили, что настроены стартовать с бизнесом уже в 2022 году. 67% из задумывающихся о бизнесе хотели бы заняться собственным проектом в течение двух-трех лет.

Свой бизнес россияне мечтают открыть в основном в той сфере, где сейчас работают по найму. 28% заявили, что хотели бы открыть дело в услугах, 14% — в продажах, 10% — в области искусства и развлечений.

35% из тех, кто хочет открыть бизнес, уже озаботились созданием для этого денежных накоплений, 22% начали анализировать рынок и конкурентов, 21% готовили бизнес-план, а 17% продумывали концепцию проекта.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Однако у мечтающих о своем бизнесе достаточно и страхов. Так, помешать открытию дела, по мнению респондентов, могут нехватка в финансировании (так ответили 46%), новые ограничения для предпринимателей из-за коронавируса (37% — напомним, опрос проводился еще до решения о введении новых санкций), а 13% боялись ошибок в прогнозах по выбранной модели бизнеса.

В каком состоянии российский малый бизнес

По данным ФНС, на февраль 2022 года в России почти 5,9 млн малых и средних предприятий (МСП). Из этого числа подавляющее большинство — микропредприятия (5,669 млн), 212 тыс. малых предприятий и всего 17 тыс. средних. Микробизнес — это компании, в которых не больше 15 сотрудников, а годовой оборот меньше 120 млн рублей; малый бизнес — не больше 100 человек и оборот до 800 млн рублей; средний бизнес — не больше 250 человек и оборот до 2 млрд рублей.

Больше всего субъектов МСП в Центральном федеральном округе — 1,870 млн, причем около половины из них — в Москве. На втором месте — Приволжский федеральный округ (1,040 млн субъектов МСП, сопоставимо с ЦФО за исключением Москвы), меньше всего — в Северо-Кавказском федеральном округе (206 тыс.).

Отметим, что по сравнению с февралем 2021 года число субъектов МСП в стране выросло на 211 тыс., по сравнению с февралем 2020 года — снизилось на 25 тыс., а относительно февраля 2019 года — на 170 тыс. То есть рост произошел только относительно 2021 года, когда экономика страны наиболее сильно чувствовала ущерб от пандемии.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Профессор кафедры экономической социологии НИУ ВШЭ Александр Чепуренко замечает — ситуация с открытием бизнеса в России является стабильно негативной на протяжении последних лет шести-семи.

— В 2016 году впервые за год было создано меньше малых бизнесов, чем закрыто старых, — рассказал он «Известиям». — И с тех пор картина практически не меняется. То есть сектор малого бизнеса постепенно уменьшается.

В своей работе «Предпринимательская активность в России и ее межрегиональные различия» Чепуренко отмечал, что «устойчивое и значимое снижение уровня предпринимательской деятельности и сокращение сектора МСП» является скорее свидетельством «серьезных системных сбоев в функционировании экономики, отторгающей низовую предпринимательскую активность и инициативу».

Однако, сказал он «Известиям», после того как правительство сделало ставку на поддержку самозанятых через создание очень простой и понятной системы налогообложения и регистрации, ситуация стала меняться — уже сегодня количество самозанятых примерно в полтора раза превышает количество зарегистрированных малых предпринимателей.

— В этом смысле это некая дополнительная подушка, — замечает Чепуренко.

Говоря о том, сколько человек на самом деле хотели бы открыть свой бизнес, профессор кафедры экономической социологии замечает, что статистика их вообще не учитывает, увидеть, какой процент желающих открыть свое дело действительно воплощает это в реальность, невозможно.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

По данным Росстата от 2019 года о малых и микропредприятиях, более половины их оборота пришлось на оптовую и розничную торговлю, на втором месте — строительство (около 10%), далее идут обрабатывающие производства, продажа и ремонт транспортных средств, транспорт, а также операции с недвижимостью.

Как государство помогает бизнесу

На портале «Финансовая культура», созданном Центробанком России, поясняется, что в стране есть программы господдержки малого и среднего бизнеса, но они направлены на приоритетные для государства отрасли. То есть с финансированием дела государство поможет, в первую очередь если оно полезно для вашего региона, области или города: игорный и алкогольный бизнес не поддержат, а с развитием растениеводства или туризма, если они важны для региона, — помогут. Посодействовать могут тем, кто открывает свое первое дело, и молодым предпринимателям. Найти список программ и конкурсов на получение грантов можно на специальных порталах для малого и среднего предпринимательства в каждом регионе. Нужный вам можно найти на Федеральном портале малого и среднего предпринимательства.

Кроме того, государство предпринимает меры по снижению административной нагрузки, поддержке предпринимателей в определенных сферах и так далее. Так, президент ГК САЛЮС, член Совета ТПП Егор Иванков заметил, что недавно президент России Владимир Путин дал поручения по развитию науки, которые коснутся в том числе бизнесменов, работающих в этой сфере. Он, в частности, попросил разработать дорожную карту развития гражданского научного приборостроения для импортозамещения, а с 2022 года будет проводиться ежегодный Конгресс молодых ученых в «Сириусе» и мероприятия-спутники с участием представителей бизнеса.

— Есть также очень позитивные новости о том, что предприятиям и компаниям, которые занимаются научно-исследовательской деятельностью, будут послабления в налогах, — сказал Иванков «Известиям». — И мы будем работать над этим более внимательно, чтобы это дало эффект, а не осталось просто популистскими высказываниями.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

При этом в целом, заметил Егор Иванков, сейчас бизнес находится в состоянии правовой неопределенности.

— И здесь, конечно, вопрос в скорости и эффективности с обеих сторон — насколько быстро государство сможет реагировать на запросы бизнеса, — сказал Иванков. — Поэтому предприятиям и предпринимателем из сектора и малого, и микробизнеса нужно формировать инициативу.

Почему не стоит паниковать в ситуации новых санкций

— Что делать после принятия международным сообществом новых ограничительных мер, пока не очень ясно, — говорит Александр Чепуренко. — Потому что пока непонятны масштаб и скорость воздействия этих мер на российскую экономику.

Он полагает, что, скорее всего, уровень жизни большинства россиян упадет, платежеспособность населения сократится.

— Если учитывать, что примерно половина малого бизнеса работает в сфере торговли и общественного питания, то именно этот сегмент и будет сильно затронут, — говорит Чепуренко. — А вот что будет происходить в сфере, скажем, строительства или информационных технологий, бизнес-услуг — пока сказать довольно трудно.

Член генерального совета «Деловой России» Алексей Порошин, однако, замечает, что за последние два года именно сфера услуг и розничной торговли и так столкнулась с большими проблемами из-за пандемии.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Сегмент услуг и ресторанного бизнеса был почти под полной остановкой, — сказал «Известиям» Порошин. — А сейчас я вижу рестораны, загруженные по вечерам по максимуму. Стрессовую ситуацию народ заедает, и это последнее, от чего откажутся. Сферой услуг, считаю, тоже продолжат пользоваться. Конечно, чуть-чуть экономить начнут, но больших рисков я не вижу.

Он замечает, что в условиях ограничений на поездки в Европу и США многие россияне как раз перестанут уезжать из страны и будут максимально пользоваться сферой услуг в Российской Федерации.

Паниковать совершенно точно нельзя, потому что всякие ситуации уже встречались, — сказала «Известиям» доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве России, член высшего совета «Сильной России» Наталья Оганова. — Мы живы, здоровы, поэтому через какое-то время людям надоест бояться и нервничать и они будут возвращаться к потреблению, исходя из тех возможностей, которые есть у каждого.

Оганова отмечает, что нужно нащупать возможность, которая позволит сохранить имеющийся бизнес: сократить максимально расходы, при необходимости, возможно, придется пойти и на оптимизацию штата, как бы сложно это ни было. Она также призывает фиксировать ущерб и убытки, если они связаны с нынешней форс-мажорной ситуацией, потому что это может быть потенциальным поводом для исков для возмещения ущерба.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

В любом случае нужно готовиться к длительному затяжному прыжку, по максимуму сохранять то, что имеется, — говорит Оганова. — И, как всегда, нащупывать тренды.

Место для шага вперед

— Не я сказал, что кризис — это большое окно возможностей, — говорит Алексей Порошин. — Простой пример: сегодня огромное количество психологов в условиях ощущения неопределенности предлагают людям свою помощь и на этом зарабатывают. Кроме того, однозначно будет дефицит иностранной техники, европейской мебели, айфонов и тому подобных вещей — и бизнес, который найдет лазейки и через третьи страны сможет поставлять эту продукцию в Россию, будет зарабатывать достаточно серьезные деньги.

По его словам, те организации, которые в условиях повышения ставок и приостановки кредитования рядом банков смогут выдавать деньги бизнесменам, также смогут очень хорошо зарабатывать.

Умелые предприниматели некоторыми трудностями будут пользоваться, — заметил Порошин. — Много появится новых бизнесов, о которых мы вчера еще не догадывались.

Наталья Оганова отмечает, что сейчас важно понять, какие деньги вы можете вложить в открытие бизнеса.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Если вы собираетесь потратить рубли, которые накопили к этому периоду, то, возможно, это и неплохая идея, — говорит она.

Однако, замечает она, покупательская способность населения резко падает, в связи с чем нужно определиться с тем, какое направление будет на сегодняшний день наиболее востребовано, каков спрос и каков интерес у нынешнего потребителя.

Александр Чепуренко замечает, что сейчас возникнет и стихийный запрос на импортозамещение.

— Конечно, его не решить за счет самозанятых и микробизнеса, а какие-то информационные услуги и сложные сервисы, например, все-таки требуют оборудования, до сих пор импортного, — замечает он. — Так что, с одной стороны, возникает «окно возможностей», с другой стороны — появляются некие технологические ресурсные ограничения.

При этом, считает Чепуренко, «окно возможностей» сейчас все-таки не для сферы торговли и услуг — там снижение платежеспособности населения может стать основным ограничителем.

Егор Иванков отметил, что кризисы оставляют и возможность зарабатывать.

Ниши однозначно можно найти, — считает Иванков. — Конечно, всё будет зависеть от инструментов, какие мы получим, но главное здесь — побороть свои страхи.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

По его словам, у российского бизнеса всегда были проблемы со стратегическим планированием, но возможности для него есть даже сейчас — достаточно посмотреть на совершенно конкретные задачи, которые могут перед бизнесом стоять в абсолютно прикладной плоскости: в производстве, промышленности, микроэлектронике. Даже в креативной индустрии, считает он, сохраняются хорошие возможности.

Говоря о рисках для людей, которые задумывались над открытием своего дела, Иванков замечает, что в нынешней ситуации есть и своя ценность.

Сейчас отсеются люди: те, которым страшно, даже подходить к бизнесу не будут, а те, кто понимает, что это риск, на это пойдут, — говорит он. — Это осознанный риск — и они не будут потом искать виноватых, они будут делать всё, чтобы дело получилось.

При этом, замечает он, некоторые модели бизнеса, которые существовали ранее, будут рассыпаться — уже нельзя будет выстроить бизнес со скрытыми владельцами и активами.

— Система вскрывается, мы попали в тот цикл, когда за карточным столом все должны сбросить карты, — говорит Иванков. — Через какое-то время это начнет происходить. Мир перестраивается, а вместе с ним появляются другие возможности.

Читайте также
Реклама