Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В неспокойном феврале 2022 года большинству было, пожалуй, не до музыки — но всё же стоит попробовать найти время и ознакомиться с новинками. И не только с теми, что на слуху в любом случае, но и с менее очевидными — от «героев металла» до электронного амбиента и необарокко. «Известия» представляют самые интересные музыкальные альбомы февраля, которые вы могли забыть послушать.

Saxon

Carpe Diem

Йоркширский квинтет, некогда стоявший у истоков «новой волны британского хеви-метала» (NWBHM), после пары малоудачных альбомов в конце 1980-х несколько сдал позиции. Многие тогда поспешили списать команду Биффа Байфорда в утиль — тем паче что последовавшие 1990-е вообще были не слишком добры к «тяжелым» группам. Однако в начале нового столетия «саксонцы» возродились, как Феникс из пепла, а к нынешнему десятилетию окончательно закрепили за собой статус живых классиков — причем способных, как и в молодости, удивлять слушателей новыми работами.

Нынешний, 24-й студийный альбом группы последовал вскоре после «карантинного» прошлогоднего сборника каверов — на удивление сильного, что с такого рода вещами, особенно в мире «металла», бывает нечасто. «Лови момент», как переводится с латыни название, вышел не просто цельным и современным по звучанию. Пожалуй, эта пластинка может занять достойное место не только в каноне самих Saxon, но и в любом списке лучших «тяжелых» альбомов последнего двадцатилетия. А величественная песня The Pilgrimage, с простым, но выразительным видеоклипом, изобилующим христианской символикой, может, вероятно, вызвать изжогу в определенных кругах — нынче такое, как известно, не принято на прогрессивном Западе. Впрочем, группа, самый известный альбом которой назывался «Крестоносец», просто остается верна себе.

Cult Of Luna

The Long Road North

Шведская экстремальная группа в ранние годы существования тоже заигрывала с христианской символикой — естественно, с эсхатологической. Но по мере того, как их музыка всё больше удалялась от привычного «дума» и обретала префикс «пост-» в рецензиях критиков, тематика песен удалялась от вселенских проблем к личностным. Однако на своем девятом лонгплее Магнус Линдберг, Йоханнес Перссон и примкнувшие к ним длинноволосые энтузиасты вязкого и тяжелого гитарного рева вновь вернулись к мрачным пророчествам и причудливым видениям, поневоле заставляющим вспомнить Иоанна на Патмосе.

Акцент ныне сделан не на религии и не на психологии, а на экологии — отсюда и название «Долгая дорога на север». Впрочем, для большинства слушателей, скорее всего, интересней и выразительней окажется совершенно поразительный звук альбома — многослойный, реверберирующий, на грани психоделии, но позволяющий расслышать каждую ноту, каждый нюанс модуляции. Один из тех альбомов, слушая которые, понимаешь, что современный «металл» куда ближе к «серьезной» музыке, нежели к агрессивным песням для подростков с комплексами. А поклонникам авангардного джаза будет, вероятно, небезынтересно услышать здесь голос шведской певицы Мариам Валлентин, знакомой многим, в частности, по сотрудничеству с кинокомпозитором Беном Фростом.

Llyn Y Cwn

Du Y Moroedd

Житель Уэльса Бен Пауэлл играет под маркой Llyn Y Cwn (даже не спрашивайте, как это произносится — но переводится с валлийского как «озеро псов», такое в тамошних горах и впрямь есть) мрачнейший даже по меркам стиля дарк-амбиент. Музыка, что и говорить, вполне подходящая нынешним неспокойным временам — в первую очередь всё же не из-за наполняющего ее почти космического мрака, а благодаря какому-то столь же космическому, нечеловеческому спокойствию.

Пауэлл создает свои композиции, хитроумно комбинируя электронные эффекты с полевыми записями, сделанными в разных местах мира. Для нового альбома (название которого переводится как «Тьма морская») композитор использовал материалы с глубоководных микрофонов исследовательского судна Prince Madog. Гулкие отголоски и потусторонние шумы, которые в обычной обстановке слышат (или скорее не слышат) только обитатели пучины, совмещены с искусственными звуками, синтезированными цифровым методом из данных многолучевого сонара, полученных при поиске и изучении останков кораблей, потопленных в Арктике еще во времена Первой мировой. Страшная, холодная и величественная музыка, напоминающая и о далекой войне, и о вечно враждебном человеку мире морской пучины.

Tangerine Dream

Raum

После смерти в 2015 году отца-основателя старейшей электронной группы мира Эдгара Фрезе, будущность Tangerine Dream была под большим сомнением — тем более что никого из оригинальных составов 1970-х и 1980-х в рядах коллектива уже не осталось. Сын Фрезе (и тоже бывший участник группы) Джером высказал мнение, что в истории Tangerine Dream поставлена точка, однако же музыканты с ним не согласились и продолжили выступать — и даже записывать альбомы. Впрочем, весь новый материал был добросовестно основан на «эскизах», оставленных Фрезе в компьютерном формате — «Пространство» (как переводится с немецкого название) не исключение.

По звучанию это, безусловно, архетипический Tangerine Dream — разве что несколько более динамичный, едва ли не танцевальный. Однако отсутствие твердой продюсерской руки Фрезе, почти никогда не дававшей музыке коллектива уйти в совсем уж благостную нью-эйджевую ипостась, увы, заметно. Альбом — отличный подарок для поклонников Tangerine Dream, но неофиты, скорее всего, останутся в недоумении. Им, пожалуй, стоит для начала ознакомиться с классическими старыми работами — в голову приходят Phaedra, Rubycon, Tangram, Underwater Sunlight.

Novoselie

«Славен мир»

Фирма «Мелодия», пробудившись несколько лет от долгого сна, продолжает удивлять — и не только редкими архивными записями, но и работами современных музыкантов. Питерский коллектив под руководством Руста Позюмского играет музыку, которую определяют несколько неуклюжим термином «необарокко». На неопытный слух, впрочем, эти манерные струнные каденции покажутся барокко совершенно настоящим, но впечатление обманчиво: кроме двух реальных кантов эпохи Петра Великого, всё здесь сочинено самим Позюмским, долгие годы игравшим аутентичную музыку XVIII века и, похоже, окончательно вжившимся в образ придворного композитора тех времен.

Состав, работавший над альбомом, можно смело назвать феноменальным. Тут и многогранная певица Алиса Тен, талант которой известен поклонникам и импровизационного джаза, и классической музыки, удивительная Марфа Семенова, обычно исполняющая русскую духовную музыку допетровских времен, альтист Сергей Полтавский, легендарный Владимир Волков, основатель «Волковтрио», участник записей и выступлений курехинской «Поп-Механики», «Аквариума» и «Аукциона». Результат — работа редкой красоты и изящества. Пожалуй, эту музыку и такое исполнение по достоинству оценили бы даже Бортнянский и Сарти.

Читайте также
Реклама