Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин и Лукашенко провели телефонный разговор
Авто
Tesla начала поставлять клиентам электрогрузовик Semi
Происшествия
В Москве неизвестные похитили мужчину с целью узнать пароль от его криптокошелька
Происшествия
Открытое горение на судне на Борисовских прудах в Москве ликвидировано
Мир
Минфин ФРГ отказал минобороны в запросе на восстановление запасов боеприпасов
Общество
В Москве задержали ограбивших тещу певца Воробьева «клоунов»
Армия
В ЛНР заявили о готовности ВСУ покинуть Артемовск
Общество
Совфед предложил Минтрансу пресечь работу нелегальных перевозчиков
Мир
В Белоруссии перехватили запущенный с украинской стороны разведывательный дрон
Мир
В турецком порту Самсун прогремел взрыв
Мир
Стоимость перевозки российской нефти выросла на фоне санкций
Происшествия
Здание исправительной колонии в Горловке повреждено в результате обстрела ВСУ
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Рудольф Шенкер огорчен тем, что в пандемию нельзя собирать большие аудитории, но не оставляет надежды на мировые гастрольные туры и собирается в скором времени приехать в Москву. Об этом, а также о ДНК Scorpions, полете в космос и мужской дружбе основатель легендарного коллектива рассказал «Известиям» накануне выхода нового и первого за последние семь лет альбома Rock Believer.

«Если бы не «корона», устроили бы грандиозный юбилей»

— Рудольф, 25 февраля выходит новейший студийный альбом Scorpions Rock Believer, а группа и ее поклонники празднуют 50 лет со дня релиза самого первого диска — Lonesome Crow...

— Кстати, юбилей Lonesome Crow — как раз сегодня, в день, когда мы общаемся с тобой. А новый альбом Rock Believer мы хотим посвятить всем людям во всем мире, кто верит в рок!

— Не возникало идеи сделать концертный тур-реюнион вашим «золотым» составом, с барабанщиком Германом Раребеллом и Францис Бухгольц, с которой вы записали самые яркие и хитовые пластинки Scorpions? Кстати, первым винилом Scorpions, что я купил когда-то, был альбом Animal Magneitism именно этого состава.

— Что касается прошлых составов Scorpions, мы уже делали подобный реюнион в 2006 году на фестивале Wacken Open Air и остались очень довольны тем опытом. Тогда на одной сцене с нами были Ули Джон Рот, Майкл Шенкер, Герман Раребелл. И если бы не «корона», что заправляет сейчас в мире, мы бы устроили грандиозное празднование 50-летия LonesomeCrow. Признаюсь, мы планировали юбилейный концерт в этом году. В нем должен был участвовать даже наш самый первый барабанщик Вольфганг Дзиони. Но «корона» разрушила все эти планы.

Сейчас нам не разрешают собирать большие аудитории, и, собственно, по этой же причине мы говорим с тобой по Зуму. Но мы воспользовались пандемией, чтобы записать Rock Believer. Мы сделали крутой альбом. Работая над ним, добрались до самой сути, до самого сердца и — даже — до самой ДНК Scorpions! Мы хотели создать что-то совершенно особенное.

Знаешь, почему обложка нового диска кроваво-красного цвета? Да потому что это и правда самое сердце Scorpions! И именно поэтому все те, кто верит в нас, должны вновь быть с нами. Мы создали базис, основу для того, чтобы вернуть рок-музыке величие! Для этой пластинки мы играли и записывались живьем — чтобы показать людям, что это музыка из глубины души, от самого сердца, для тех, кто верит в рок! С помощью этого альбома мы говорим людям: «Выходите, давайте слушать и делать рок вместе!»

— Еще один яркий музыкант, который дольше других коллег-барабанщиков входил в состав Scorpions, — блистательный Джэймс Коттак. Не твой ли младший брат Майкл, у которого до Scorpions играл Джэймс, посоветовал его вам?

— Всё было по-другому. Как-то мы участвовали в совместном туре Monsters Of Rock с Van Hallen, Dokken и Metallica. Еще там была группа Kingdom Come, а Джэймс входил в их состав. Именно тогда мы обратили внимание на то, как здорово он играет. Именно поэтому мы и созвонились с ним спустя несколько лет. Дело в том, что Герман Раребелл сообщил нам, что уходит из Scorpions — вместе с Принцем Монако Альбером II он создавал свою собственную звукозаписывающую компанию Monaco Records, хотел продюсировать рок-группы и выпускать их альбомы. Мы согласились.

И вот сам Герман тогда сказал: «Единственный барабанщик, который может меня заменить, — это Джэймс Коттак». А я ответил ему: «О! А я ведь тоже думал о нем, и не раз». Так Джэймс стал участником Scorpions. И скажу тебе еще одну вещь, поверишь или нет: мы очень старались вернуть Джэймса в Scorpions, отправляли его в клинику восстановительного лечения Эрика Клэптона, чтобы помочь ему справиться с алкогольной зависимостью. Но тогда ему это не помогло.

Фото: Global Look Press/Oliver Hausen

Думаю, что главной причиной того, что случилось с Джэймсом, был его довольно изматывающий график работы в Scorpions. Ему постоянно приходилось летать к нам на репетиции, на записи в Германию из Лос-Анджелеса и обратно. Сам понимаешь, это очень тяжело. Но в конце концов мы не смогли так долго ждать его возвращения в состав группы. Поэтому нам пришлось пригласить другого барабанщика, чтобы не отменять тур.

«Хотел бы сыграть с Nirvana, но...»

— Как ударник легендарных Motorhead Микки Ди стал участником Scorpions?

— Это была идея Маттиаса (гитарист Scorpions Маттиас Ябс. — «Известия»). Когда умер Лемми (фронтмэн Motorhead. — «Известия»), Маттиас предложил: «А давайте узнаем, может Микки поработает с нами?» Всё получилось, мы продолжили тур и историю Scorpions на сцене и в жизни уже с Микки Ди.

— Лично я считаю диск Scorpions Eye II Eye одним из лучших в дискографии группы. Критики и публика приняли его незаслуженно холодно. Очень свежий и экспериментальный, в нем столько крутых песен. Может, так вышло оттого, что Eye II Eye просто опередил свое время?

— Да, я понимаю, о чем ты говоришь. Когда гранж и альтернативный рок стали такими популярными и начали свое победоносное шествие по планете, у нас появился шанс серьезно поэкспериментировать. Причем сделали мы это и так, как можно, и так, как нельзя. Но в конце концов пришли к выводу: да — мы можем экспериментировать сколько угодно, но все-таки должны делать не столько то, что будет нравиться только нам самим, сколько то, что по душе нашим старым-добрым поклонникам.

Таким образом после того, как мы завершили тур в поддержку альбома Moment Of Glory, который записали с Берлинским симфоническим оркестром, и проект Acoustica с одноименными альбомом, вернулись к нашим рок-истокам. Потому что всё движется по спирали, по кругу.

Тогда мы заперлись в студии (кстати, в той же, где сейчас работали над Rock Believer) и записали альбом Unbreakable. Он стал следствием нашего решения о возвращении к рок-началам. Конечно, как ты и сказал, альбом Eye II Eye — отличная работа! Но так или иначе, наши поклонники восприняли его не очень хорошо.

Записав сейчас Rock Believer, мы, как и в случае с альбомом Unbreakable 2004 года, дотянулись до самой ДНК Scorpions. То же самое слушатель может найти и на наших релизах — Blackout, Love At First Sting, Lovedrive, и на упомянутом тобой альбоме Scorpions Animal Magneitism.

— Считаю, что Animal Magneitism — очень гранжевый альбом Scorpions. А есть гранжевая группа, с которой ты бы хотел поиграть на одной сцене?

— Без сомнения, Nirvana была очень крутой группой! Но, к сожалению, они физически не смогут собраться, Курта Кобейна нет в живых. Однако мне удалось в свое время выступать с двумя ребятами из плеяды американских гранж-рокеров. В этой группе — два брата, а вокалист был такой... с красными крашеными волосами. Они из Сан-Диего. Забыл, название, помоги мне…

Фото: Getty Images/Chiaki Nozu

Stone Temple Pilots? Роберт и Дин Делео?

— Да, точно! Дело было в Токио на церемонии Classic Rock Awards. Было очень круто! Роберт играл на басу, Дин на гитаре. И мы здорово провели с ними время. Кстати, там же мы классно потусовались и с Джеффом Беком (британский гитарист-виртуоз. — «Известия»), а еще — с Джимми Пэйджем (Led Zeppelin), Ричи Самборой (Bon Jovi) и двумя участниками группы Def Leppard. Более того, еще и Джонни Депп там был. Ведь у музыки нет границ — мы все вместе выступали там: Джефф Бек, Stone Temple Pilots, Scorpions, Def Leppard и супер-звезда кино Джонни Депп. Так что в роке всякое возможно.

«Музыка для меня важнее космоса»

— Учитывая последнюю моду, не хотелось бы полететь в космос в качестве туриста?

— Исполнять музыку на сцене для меня более важно, чем полететь в космос. Мне не нужны все эти стрессы, связанные с подготовкой и самим полетом, ведь у меня есть четыре друга в Scorpions — Клаус, Маттиас, Павел и Микки. Для меня гораздо важнее и приятнее играть вместе с ними, чтобы наполнять мир музыкой и делать людей счастливее.

— Кстати, в 2012 году наши космонавты и администрация Звездного городка официально звали Scorpions в гости в Звездный. Но к нам приехал лишь один басист — Павел Мончивода, хотя, конечно, ждали и тебя, и Клауса с Маттиасом.

— Ой! Ужас какой! В следующий наш визит в Россию мы обязательно исправимся и приедем к вам, в Звездный городок! Мне очень интересна такая встреча с российскими космонавтами, в общем — я в деле.

Фото: Global Look Press/Moritz Frankenberg

— В вашей карьере было много ярких концертов. Но самым массовым стало, наверное, супер-шоу Роджера Уотерса The Wall, посвященное падению Берлинской стены в 1990-м. Что особенно запомнилось в связи с участием Scorpions в этом шоу?

— О! Шоу посетило более 350 тыс. человек, и даже сам Роджер не ожидал такого. Установленная звукоусилительная аппаратура просто не могла справиться с озвучкой такого огромного пространства, заполненного таким числом зрителей. Поэтому, когда стало понятно, что зрителей будет намного больше, по радио объявили, чтобы люди брали с собой радиоприемники или плееры, чтобы те, кто не успел занять места поближе к сцене, могли слушать звук по радиотрансляции.

Роджер при подготовке к концерту приехал в нашу студию Wisseloord Studios в Голландии, и мы отрепетировали In The Flesh (песня их альбома Pink Floyd «The Wall». — «Известия»). И это было очень круто — мы выезжали на сцену на лимузине в сопровождении 20 мотоциклистов. Кстати, может, ты не в курсе, но тем лимузином управляла женщина-водитель. И она в самый неподходящий момент не смогла справиться с управлением и остановить машину! А у нас в наушниках — клик-трэк мониторы, в которых шел последний отсчет: «Двадцать, девятнадцать, восемнадцать…» А машина всё никак не могла остановиться.

В самый последний момент, когда в наших ушах уже звучало «ноль!», мы остановились. В это время Герман, заранее расположившийся за барабанами, уже сидел и играл. Мы выскочили, и Клаус начал петь. Вообще это был умопомрачительный концерт! Восток и Запад — и все мы вместе! Брайан Адамс был там, Ван Моррисон. Мы очень круто провели время.

Фото: Global Look Press/BRIGANI-ART/HEINRICH via www.ima

— Правда ли, что знаменитый джазовый барабанщик Курт Кресс, который записал для Scorpions партии ударных альбома Pure Instinct, делал это в чаше пустого бассейна?

— Да-да, всё было именно так. Всё происходило в моем доме, который я построил, оборудовав в нем еще и студию. И вот, когда мы работали над Pure Instinct, мне в голову пришла идея: «А почему бы не сделать из бассейна комнату-студию для записи барабанов?»

Дело в том, что в помещении, где у меня бассейн, крыша автоматическая — может опускаться и подниматься. И таким образом, изменяя объем помещения, можно менять его акустические свойства. Спустив воду в бассейне, мы установили на дно барабаны. Было удобно: всё под рукой, и сама студия, и комната для записи партий ударных.

— Напоследок, можешь пожелать что-то нашим читателям?

— Дорогие читатели «Известий», рок-н-ролл — это навсегда! Обязательно увидимся скоро в России!

Справка «Известий»

Группа Scorpions была образована Рудольфом Шенкером в Ганновере в 1965 году. В 1969-м к коллективу присоединился вокалист Клаус Майне. В феврале 1972-го Scorpions выпустил свой первый «сумасшедший» альбом Lonesome Crow, в записи которого принял участие и младший брат основателя Майкл Шенкер, ставший впоследствии одним из лучших гитаристов-виртуозов мировой хард-рок-сцены. Scorpions выступают с концертами по всему миру, собирая самые большие и престижные площадки. Выпущенный в 1990 году хит Wind Of Change стал одним из самых продаваемых синглов всех времен и народов.

Читайте также
Реклама