Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Минторг Финляндии предложил остановить строительство скоростной магистрали в Россию
Мир
Глава МАГАТЭ заявил об отсутствии «немедленной угрозы» безопасности на ЗАЭС
Культура
Фильм «Флэш» оказался под угрозой срыва из-за проблем с исполнителем главной роли
Мир
Китай призвал к переговорам по ситуации с Запорожской АЭС
Мир
США заявили о нежелании навредить российскому народу визовыми санкциями
Мир
США поддержали выход Латвии и Эстонии из формата сотрудничества с КНР
Мир
Госдеп заявил о приверженности США выполнению СНВ-3 с Россией
Мир
Сын Нэнси Пелоси оказался инвестором крупной китайской компании
Мир
Власти Швеции экстрадируют в Турцию подозреваемого в мошенничестве
Происшествия
Легковой автомобиль врезался в автобусную остановку в Москве
Спорт
Боксер Гассиев поделился ожиданиями от реванша Усика и Джошуа
Мир
Германия запланировала провести конференцию по восстановлению Украины
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Возврат к переговорам в рамках Минских соглашений — единственный способ разрешить украинский кризис. Об этом заявил вице-председатель сената Франции, замглавы комиссии по международным делам, обороне и вопросам вооруженных сил и комиссии по европейским делам Пьер Лоран. В интервью, которое сенатор дал «Известиям» в день признания Россией независимости Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР), он рассказал, какую роль, по его оценке, в урегулировании могла сыграть Франция, необходимости сеть за стол переговоров с РФ и устаревшей модели НАТО.

«Франции надо действовать вне зависимости от целей НАТО»

— Франция — одна из стран, которые очень вовлечены в урегулирование вокруг Украины. За последний месяц Эммануэль Макрон общался с Владимиром Путиным семь раз. Как вы объясняете эту активность Парижа?

— Полагаю, Франция осознает, что война между Россией и Украиной, на границах Европы, будет иметь катастрофические человеческие, дипломатические и экономические последствия. Франция не желает быть втянутой в эту войну из-за конфронтации, которую в Европе стремятся поддерживать американцы и НАТО. Поэтому она делает ставку на военную деэскалацию и политический исход.

Думаю, Франция могла бы сыграть эту роль намного раньше — мы годами позволяли Европе занимать пассивную роль в этом кризисе, и сегодня он всплыл на поверхность. Я рад, что Франция разыгрывает карту деэскалации. Но она могла бы сделать это раньше.

— При этом Париж наравне с Берлином участвует в «нормандском формате». Москва многократно призывала Германию и Францию надавить на Украину с тем, чтобы Киев начал выполнять Минские соглашения. Какова роль Парижа в этом контексте? И оказывали ли союзники достаточное давление на Киев, как того от них требовала Москва?

— Считаю, что Франция в любом случае крайне заинтересована в продвижении дискуссии в рамках «нормандского формата» и других площадок. Повторю то, о чем я уже говорил: ей следовало сделать это много лет назад, но она позволила процессу забуксовать и оставила ситуацию на произвол судьбы, из-за чего Минские соглашения не выполнялись. К сожалению, Украина подтвердила свое безответственное решение не предоставлять Донбассу особый статус, а это ключевой пункт договоренностей. И я считаю, что Франция должна была оказать давление, чтобы добиться полного выполнения Минских соглашений со стороны Украины, а также со стороны России. Думаю, Франция хотела бы, чтобы эти соглашения применялись.

Но здесь есть проблемное противоречие: с одной стороны, мы — гаранты Минских соглашений, с другой — мы активный партнер США по НАТО, а это само по себе ведет к конфронтации. Включение Украины в НАТО не стоит на повестке, но провоцирует конфликт. И поэтому Франции надо выйти из этого противоречия, начав действовать вне зависимости от целей НАТО и восстановив свой независимый голос.

Эмманюэль Макрон и Владимир Путин во время пресс-конференции по итогам встречи в Кремле

Эмманюэль Макрон и Владимир Путин во время пресс-конференции по итогам встречи в Кремле, 8 февраля 2022 года

Фото: REUTERS/Thibault Camus

— Недавно Париж предложил провести саммит России и США. Что эта встреча может изменить?

— Париж разыгрывает карту этого саммита из-за своей двойственной позиции потому, что стремится быть мостом между русскими и американцами. Но я думаю, что это опасно и лучше действовать независимо, в европейских интересах. Очевидно, что в центре конфликта — вопрос вступления в НАТО Украины. И американцы не упускают из виду цель — приблизить альянс к порогу России.

Думаю, необходимо разработать общеевропейский договор о коллективной безопасности, куда бы входили европейские партнеры и Россия и который бы исключал возможное членство Украины в НАТО. Это могло бы стать гарантией безопасности и для Европы, и для Москвы, и для Киева. Франция могла бы сыграть свою роль в диалоге между США и РФ, но это должна быть независимая позиция.

«Кризисы не разрешаются политикой свершившегося факта»

— В последние дни мы наблюдаем сильнейшую эскалацию в Донбассе и, как следствие, признание Россией самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Как вы оцениваете эту перспективу? И как признание скажется на переговорах по гарантиям безопасности и урегулировании вокруг Украины?

— Ситуация очень опасная, и вполне можно ожидать провокаций в любой момент с любой стороны. Решение лежит в выполнении Минских соглашений с приданием Донбассу особого статуса. Признание Россией самопровозглашенных республик опасно настолько же, насколько критично непредоставление им особого статуса. Все это может еще сильнее разжечь пожар войны. Поэтому я считаю, что единственный вариант — это международное давление, чтобы достичь согласия по выполнению Минских соглашений. Возврат к переговорам, которые сейчас крайне затруднены, — единственный путь к разрешению затянувшегося кризиса.

Последствия обстрела одной из школ в Донецке

Последствия обстрела одной из школ в Донецке, 21 февраля 2022 года

Фото: REUTERS/Alexander Ermochenko

— Можно ли говорить, что признание самопровозглашенных республик разрушит Минские соглашения и после этого платформы для урегулирования больше не будет?

— Безусловно. Одностороннее признание нанесет серьезный удар по Минским соглашениям. Кризисы не разрешаются политикой свершившегося факта. Поэтому надо избегать жестов, которые отдаляют политическое решение. Необходимо, чтобы все стороны вернулись к переговорам.

— Как вы оцениваете подход Владимира Зеленского к украинскому урегулированию? Почему соблюдение Минских соглашений стало для Киева такой невыполнимой задачей?

На Украине действуют ультранационалистические силы и вооруженные формирования, которые также призывают к войне и отрицают эти договоренности и мирное урегулирование. Идет опасная игра, опасное давление со стороны США и части сил НАТО на Украину. Очевидно, что все эти силы рискуют заставить украинский народ дорого заплатить за возможную войну. В первую очередь от нее пострадает украинское и русское гражданское население по обе стороны границы. Владимир Зеленский сталкивается с этими силами, и они подталкивают его к невыполнению Минских соглашений.

«Европейцам необходимо сесть с Россией за стол переговоров»

— На протяжении четырех месяцев западные страны обвиняли Россию в намерении напасть на Украину. Аргумент в эту пользу — присутствие российских войск вблизи от западных границ РФ. Насколько, с вашей точки зрения, обоснованы эти обвинения?

— Мы ясно видим эти постоянные взаимные обвинения, в которых задействованы пропаганда и игра на намерениях друг друга. У меня не вызывает сомнений, что военная эскалация в последнее время шла с обеих сторон: на границе сосредоточено большое число российских войск, идут активные военные учения; страны Запада увеличивают поставки оружия на Украину. И эту эскалацию необходимо остановить. Для реальной деэскалации нужны согласованные шаги с обеих сторон.

Дискуссии следует перевести в дипломатическую плоскость, сбить напряжение, снизить градус взаимных обвинений. Я считаю, что европейцам в конце концов необходимо сесть с Россией за стол переговоров и договориться о новой системе коллективной безопасности.

учения в украине
Фото: REUTERS/Press Service of the Ukrainian Air Assault Forces

— Какой, на ваш взгляд, должна быть эта новая система европейской безопасности? Россия уже выдвинула свои требования по гарантиям, и два ключевых пункта — нерасширение НАТО на восток и его возврат на позиции 1997 года — были отвергнуты.

Думаю, их отвергли в первую очередь американцы, и нам, европейцам, важно перехватить эту повестку. Не полностью, но хотя бы вступить в дискуссию. Нельзя решить все в одночасье, но и Хельсинкские соглашения появились не за один день. Не стоит рассчитывать, что новые договоренности о коллективной безопасности в Европе удастся достичь в короткие сроки.

Но раз на столе уже есть предложения, мы должны использовать эту возможность и вступить в дискуссию. Существуют пункты касательно НАТО. С 1990 года Запад, особенно США, мечтали привести альянс к порогу России. На мой взгляд, необходимо, напротив, создать зону безопасности за пределами НАТО, которая бы стала гарантией военного ненападения.

— Но зачем Западу продвигать альянс к российским границам, с какой целью?

— После падения Берлинской стены и распада СССР страны Запада верили в мир, где будет доминировать западный блок. И вместо того, чтобы распустить НАТО, в котором больше не было необходимости, они стремились вывести альянс в режим военного господства над все большим количеством стран и регионов. На мой взгляд, сегодня это видение устарело.

История показала, что мир больше не разделен на два антагонистических блока. Есть регионы и страны, которые активно развиваются. Мир станет более многообразным, более многополярным, чем раньше. И в этих условиях американская и западная логика, желавшая сделать НАТО прочным и расширяющимся, — устаревшая модель. Нынешний кризис ставит перед нами задачу изобрести другую архитектуру коллективной безопасности, выходящую за рамки логики антагонистических блоков.

Флаги НАТО и государств-участников перед штаб-квартирой Организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе

Флаги НАТО и государств-участников перед штаб-квартирой Организации Североатлантического договора (НАТО) в Брюсселе

Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

— В прошлом году к власти в Германии пришел новый канцлер; через несколько месяцев состоятся президентские выборы во Франции. Как смена руководства в двух странах-гарантах Минских соглашений скажется на украинском урегулировании?

— Мой прогноз неопределенный. Политическая ситуация во Франции очень нестабильна. Растущий вес националистических ультраправых сил, которые набирают силу во Франции, как и в других европейских странах, не сулит ничего хорошего. Но я по крайней мере надеюсь на одно: нынешний кризис вокруг Украины должен показать французам, что поиск мира и коллективной безопасности — это приоритет. И я надеюсь, что в результате этих выборов силы мира укрепятся.

Наша страна столкнулась с террористическими атаками на ее территории, и это привело к тому, что военная эскалация воспринимается как нечто оправданное; Франция продает больше оружия другим странам, увеличивает свой военный бюджет. Вопреки этой тенденции мы должны вернуться на путь деэскалации, разоружения, мира. Нынешний европейский и украинский кризис должен помочь осознать, что нам следует идти именно этим путем. Во всяком случае это то, чего я хочу.

Читайте также
Реклама