Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже к концу февраля правительство Казахстана может обнародовать планы изменений в экономической политике страны. В связи c этим возникает ряд важных для республики вопросов: как эти изменения затронут инвестиционную политику и останутся ли в Казахстане иностранные инвесторы, которые активно вливали свои деньги в экономику государства до январского кризиса? Основной поток инвестиций в Казахстан генерируют крупные западные добывающие компании, которые работают в нефтегазовом секторе — на Карачаганаке, Кашагане и Тенгизе. Они являются и главными партнерами казахстанского правительства, и крупнейшими работодателями в добывающем секторе. Подробности и экспертные оценки — в материале «Известий».

Политика открытых дверей. Так ли это?

За последние 30 лет Казахстан привлек более $370 млрд прямых иностранных инвестиций. Крупнейшими инвесторами стали Нидерланды с объемом вложений $101 млрд, США — $46,2 млрд и Швейцария — $28,5 млрд.

В 2022 году власти страны планируют вернуться на допандемийный уровень и привлечь $24 млрд иностранных инвестиций. Но январские события вызвали понятное беспокойство и у руководства Казахстана, и у инвесторов. Особенно на фоне того, что в 2021 году из-за пандемии COVID-19 объем инвестиций уже снизился на 30% (до $17 млрд). Поэтому еще в начале января президент Касым-Жомарт Токаев написал в Тwitter, что «политика открытых дверей для иностранных инвестиций останется основной стратегией Казахстана».

Однако, несмотря на заявление Токаева, иностранные инвесторы выжидают, как сложится ситуация в стране в дальнейшем. Их останавливают прежде всего политические и экономические риски.

добыча

Нефтяная скважина на месторождении Тенгиз

Фото: РИА Новости/Борис Бабанов

По мнению политолога, директора неправительственной консалтинговой компании «Группа оценки рисков» Досыма Сатпаева, для инвесторов любого уровня главными являются несколько факторов. Это политическая стабильность, стабильность законодательства, эффективность госуправления, причем не только в центре, но и в регионах страны, где постоянно возникают существенные риски для инвестиционной деятельности.

— Последние январские события многих насторожили в плане сохранения политической стабильности. Потому что даже те инвесторы, которые присматривались к Казахстану, и не только к добывающему сектору, но и к другим секторам экономики, сейчас будут внимательно наблюдать за тем, какую экономическую политику будет проводить руководство Казахстана, особенно в свете последних заявлений о борьбе с олигархами, создании конкурентоспособной экономики, о защите частной собственности. Это немаловажный момент, в том числе и в вопросах, связанных с уровнем коррупции. Особенно это касается западных компаний, где очень жесткие этические требования. Если ситуация не будет меняться в положительную сторону, то инвесторы будут уходить, — говорит политолог.

Когда настало время выжидать

По мнению финансового аналитика Расула Рысмамбетова, если инвестиционный климат страны останется приемлемым для иностранцев, никто из них не уйдет.

— Я занимаюсь инвестиционным анализом, посредничеством и не раз разговаривал с разными инвесторами. Так вот, все они говорят: «Давайте подождем». Один инвестор из США, занимающийся разработкой сложных месторождений углеводородного сырья в Казахстане, написал письмо казахстанской стороне, в котором сообщил, что взял паузу на полгода, чтобы понять, как двигаться дальше. «Надо сейчас понять, как изменится налоговый ландшафт», — сказал он, в частности. Но при этом у нас подписан договор о сотрудничестве. Другие недропользователи, с которыми я общаюсь, тоже пока смотрят. Настало время ждать.

ситуация

Ситуация в Алма-Ате после массовых беспорядков

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

По словам казахстанского политолога Марата Шибутова, в настоящее время документы по новой экономической политике параллельно разрабатываются сразу несколькими группами.

Сейчас инвесторы ожидают, насколько улягутся риски, в первую очередь политические. Кроме того, сейчас идет разработка экономической политики. Где-то в феврале будут [окончательно формулировать]. Поэтому инвесторы сейчас ожидают оглашения этой политики, — говорит Шибутов.

Политолог тоже входит в одну из групп разработчиков. По его словам, там учитываются далеко не все пожелания инвесторов и экспертов, привлеченных к разработке новых документов.

— Ни того, что мы говорим, ни того, чего хотят инвесторы, в разрабатываемых планах нет. Там получается сплошное возвращение к социализму, сплошное ограничение и регулирование. Допустим, мы говорим о демонополизации, а делают запрет на экспорт. Мы предлагаем убрать посредников с железных дорог, а они хотят запретить экспорт картофеля и моркови. Не очень, мягко говоря, хорошая ситуация. Так что пока ждем, — говорит политолог.

Что заставит остаться иностранных инвесторов

Досым Сатпаев уверен, что иностранные инвесторы останутся, если обещанные правительством декларации о конкурентоспособной экономике и инвестиционной привлекательности будут реализованы на практике.

Если всё заявленное останется только декларацией, если одних олигархов заменят другие, если у нас продолжит доминировать фаворитизм в экономике, если по-прежнему будет больше превалировать интерес чиновника, а не государства, то это в любом случае плохо как для казахстанской экономики, так и для инвестиционного климата, — говорит политолог.

фабрика

На молочном заводе в Карагандинской области

Фото: Global Look Press/Xinhua/Kalizhan Ospanov

С точки зрения политика, депутата мажилиса (нижней палаты парламента РК) Азата Перуашева, лидера демократической партии «Ак жол», защищающего интересы казахстанского бизнеса, инвесторы в стране всё же останутся.

Азат Перуашев рассказал, что знает немало иностранных бизнесменов, работающих на казахстанском рынке:

— Один мой знакомый производит продукцию, которая пользуется спросом и в Казахстане, и в Узбекистане, и в дальнем зарубежье. Он инвестор в сфере пищевой обрабатывающей промышленности. Он говорит: «Мои инвестиции в Европе для того, чтобы сохранять капитал. Потому что там доходность 1,5–3%, а с учетом инфляции +1%. А зарабатываю я в Казахстане. Потому что здесь либеральное законодательство, низкие налоговые ставки, что в итоге позволяет получать мне четкую доходность».

Вместе с тем парламентарий признает, что в стране до сих пор существуют препоны для иностранного бизнеса: проблемы с администрированием, с коррупцией, с возвратом НДС при экспорте продукции, с контрольными функциями, которые больше напоминают карательные меры. Но при этом он отмечает, что при правильно выстроенной работе внутри компании иностранные инвесторы могут зарабатывать на производстве продукции и ее экспорте. По мнению политика, многое будет зависеть от прозрачности взаимоотношений между государством и иностранными инвесторами.

Касым-Жомарт Токаев

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Если учитывать те поручения, которые дал Токаев по введению прозрачности в экономических взаимоотношениях, это позволит предпринимателям снизить издержки на так называемую коррупционную ренту. Это повысит и привлекательность, и доходы честных предпринимателей. Поэтому объективных оснований для оттока инвестиций я не вижу, — говорит Перуашев.

Из-за чего отбирают лицензии

Впрочем, как отмечают эксперты в разговоре с «Известиями», причин для ухода инвесторов может быть намного больше, чем уже было озвучено. Подогревает ситуацию и то, что правительство уже начало «чистку» среди добывающих компаний.

«В связи с ненадлежащим исполнением расторгнут 31 контракт и прекращено действие 101 лицензии на разработку месторождений. В настоящее время продолжается анализ исполнения контрактных обязательств недропользователей — контракты, по которым не устранены выявленные нарушения, будут расторгнуты и выставлены на аукцион для привлечения новых инвестиций», заявил новый глава казахстанского кабмина Алихан Смаилов, выступая 2 февраля на совещании по вопросам геологоразведки.

инвесторы

На нефтеперерабатывающем заводе в Тенгизе

Фото: РИА Новости/Борис Бабанов

По мнению Перуашева, аннулирование 101 лицензии на разработку месторождений есть не что иное, как обычная текущая работа.

— Если компании не выполнили в установленные сроки своих обязательств, то лицензии у них отзываются. Это не те крупные инвестиционные проекты, от которых зависит состояние и пополнение бюджета и развитие регионов, — говорит депутат.

А вот политолог Максим Казначеев считает, что действия Ак-Орды относительно пересмотра действующих контрактов и выдачи лицензий на разведку месторождений сейчас подчинены несколько иной логике.

— Пока что не ставится задача увеличения количества инвестиций в добывающую сферу. В данный момент власти больше опираются на логику процесса перераспределения собственности. Задел по возможному распределению контрактов и лицензий на разведку и добычу полезных ископаемых сейчас в большей степени ориентирован на то, чтобы сформировать внутриэлитные группы, которые будут замкнуты на президента Токаева и будут максимально отдалены от Нурсултана Назарбаева, — говорит политолог.

Алма-Ата

Алма-Ата

Фото: ТАСС/Петр Ковалев

Он отмечает, что 2022 год рассматривается элитами как потерянный для экономики страны.

— А вопросами улучшения работы инвесторов [элиты] будут заниматься позднее, когда смогут обеспечить стабилизацию внутриполитической обстановки и доведут до всех представителей элиты новые правила игры в экономической сфере, — считает Казначеев.

Наконец, совершенно иной точки зрения придерживается Расул Рысмамбетов, усмотревший в происходящем лишь положительные сигналы. Политическая стабильность и прозрачность экономики, конечно, важны. Но для того чтобы инвесторы пришли и задержались в стране, гораздо важнее цены на мировых рынках и новые технологии, считает он.

— Инвесторы ждут. Одно время у нас инвесторы уходили с медных месторождений, потому что мировая цена на медь была низкая. Сейчас медь в цене поднялась, соответственно, месторождения вызывают интерес. Соответственно, мировые цены благоприятны, инвесторы и разработчики месторождений придут, — считает аналитик.

медь
Фото: Global Look Press/Rosatom

Почему Казахстан не откажется от инвесторов

Есть и еще один момент, на который обращают внимание казахстанские эксперты. Как отмечает Досым Сатпаев, официальной Ак-Орде нельзя не учитывать ситуацию в регионе Центральной Азии.

— У Казахстана есть серьезный конкурент в Центральной Азии — Узбекистан. Добывающий сектор там не такой большой и разнообразный, как в Казахстане, но Узбекистан активно пытается улучшить инвестиционный климат, привлекать инвесторов в разные сегменты экономики страны. То есть если еще 10 лет тому назад у Казахстана вообще не было никакого конкурента в регионе, он был фаворитом в плане привлечения инвестиций, то сейчас этот конкурент появился. И в этом плане Казахстан уже не находится в том «шоколадном» периоде, когда он мог не волноваться касательно ухода инвесторов в соседние государства, — говорит Сатпаев.

Читайте также
Реклама