Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Авто
На заводе «Москвич» до конца 2022 года соберут 200 электромобилей
Наука
Южная Корея открыла центр по разработке космических беспилотников
Общество
Демонтаж стел крупного воинского мемориала начался в Литве
Политика
Путин обсудил с Совбезом обеспечение внутренней безопасности РФ
Мир
Французы восхитились видео с Путиным за рулем авто на Крымском мосту
Политика
Ушаков заявил об отсутствии реальных шагов от Макрона для диалога с Путиным
Авто
Mercedes выпустил самый быстрый S-класс в версии AMG
Мир
Путин обсудил с Жапаровым двустороннюю повестку
Армия
Шойгу заявил о значительном уроне ВСУ на луганско-донецком и южнодонецком направлениях
Происшествия
Площадь пожара на аэродроме под Курском составила 500 кв. м
Общество
ФСБ РФ попросила суд арестовать вице-премьера Украины Верещук
Экономика
Курс доллара поднялся выше 63 рублей впервые с 14 октября

«Самую надежную игру в защите показывал ЦСКА»

Защитник «Крыльев Советов» Никита Чернов — о выступлении самарцев в сезоне, карьере в Москве и сборной России
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ближайшем 17-м туре чемпионата России по футболу одним из центральных матчей станет противостояние в Самаре, где местные «Крылья Советов» примут московский ЦСКА. У обеих команд равное количество очков, они идут в одном балле от зоны еврокубков и четырех — от призовой тройки. Эта встреча будет особенной и для центрального защитника «Крыльев Советов» Никиты Чернова, одного из лидеров волжан последних лет, благодаря которому в прошлом сезоне они уверенно выиграли турнир в ФНЛ и вышли в РПЛ, добравшись до финала Кубка России, а в текущем розыгрыше премьер-лиги идут вблизи лидирующей группы.

25-летний защитник выступал за ЦСКА в 2014–2019 годах с перерывами на аренды в других клубах. Во время ноябрьской паузы на игры сборных Чернов дал интервью «Известиям», в котором поделился мнением о текущих успехах «Крыльев», вспомнил времена игры в составе армейцев и оценил свои шансы на возвращение в сборную России, за которую сыграл два матча в 2015 году.

— Уже задумываетесь о борьбе за попадание в еврокубки?

— Да нет. Заканчивается только первый круг. Согласен, что на определенном промежутке у нас хорошие результаты и место в таблице, но всё равно можем играть лучше. Если одержать еще две-три победы подряд, можно будет о чем-то говорить.

— В чем вам надо прибавлять?

— Как минимум нужно каждый матч на ноль играть. С нашей линией атаки у нас в каждой игре есть моменты — мы только в двух матчах чемпионата не забили. Постоянно играем в атаку, не взирая на соперника. Отсюда и возникают голевые моменты у наших ворот.

— При этом больше трети матчей чемпионата сыграны «Крыльями» без пропущенных мячей.

— Да, в последних играх подсобрались. Поговорили в коллективе, что надо играть от печки. Поэтому всё меньше моментов у наших ворот. И больше игр на ноль.

— Какая из ваших команд была образцом игры в защите?

— Самую надежную игру в защите показывал ЦСКА. В «Урале» и «Енисее» у нас веселые команды были: и в атаке, и в обороне. Много пропускали, но и много забивали. Было немного хаоса. Качельные матчи, когда могли разгромить соперника и сами получить разгромное поражение. А сейчас в последних играх «Крыльев» у нас появилось спокойствие. Мы стали играть строже, увереннее. Это идет и от работы на тренировках, и от тактической выучки — тренерский штаб внимательно разбирает соперника, подмечает все сильные и слабые стороны.

— Перед прошлым сезоном в «Крылья» из «Чертаново» пришли главный тренер Игорь Осинькин и большая группа игроков. Не было сложностей с тем, как вписаться в этот коллектив.

— Времени на раскачку не было. Новый чемпионат начался буквально через неделю после окончания прошлого. Для новичков были созданы хорошие условия: и главный тренер, и большая группа игроков пришли из одной команды. Поэтому адаптация прошла легче. Да и из тех ребят, кто уже был в «Крыльях» до этого, некоторые работали с Осинькиным. Знаю, у него в Академии Коноплёва был Дима Кабутов. Да и вообще, мы игроки уже опытные, в разных клубах проходили смену тренера. Надо как-то выстраивать отношения. И в первый день работы Осинькин сказал, в какой футбол хочет играть. Главное, что в атакующий. Мы тоже хотели играть от себя. Было время обкатать состав, привыкнуть друг к другу. Начало вышло у нас не очень что в ФНЛ, что в РПЛ, где мы проиграли первые три матча. Но потом все ребята почувствовали, как играть в премьер-лиге, поняли требования. И пошли очки, пошла уверенность.

— Осинькин, как человек почти всю жизнь тренировавший молодых, сильно выделяется стремлением обучать взрослых игроков таким нюансам, которые у обычных тренеров РПЛ не увидишь?

— Когда я был в ЦСКА, и там большая часть опытных игроков ушла, Виктор Михайлович Гончаренко тоже так работал. Ту его ситуацию можно сравнить с тем, что сейчас в «Крыльях». Думающий человек всегда подстроится под ситуацию, потому что все мы разговариваем на футбольном языке — он по сути один.

— В 2018 году вы вернулись в ЦСКА после двух лет аренды в «Енисее» и «Урале». Тогда были шансы закрепиться в составе армейцев?

— Конечно, были. Просто я выбрал для себя дорогу, которая, может быть, чуть труднее. Через другие команды хотел получать больше игровой практики. Да, мог еще остаться в ЦСКА, сидеть там на замене, ждать своего шанса и надеяться, что кто-то получит травму. Но мне не хотелось только из-за этого играть. Поэтому ушел в «Крылья». Думаю, те результаты, которых мы достигаем, показывают, что тогда я сделал правильный шаг. Тем не менее, с любовью отношусь к ЦСКА. Когда в октябре против них играли, после матча хорошо пообщался со всеми армейскими ребятами. Думаю, они мою точку зрения понимают и разделяют.

— Тот обновленный ЦСКА Гончаренко почти с листа здорово начал, к зимнему перерыву сезона-2018/19 шел в группе лидеров РПЛ, дважды обыграл мадридский «Реал» (1:0; 3:0) в Лиге чемпионов. Казалось, что после зимних сборов команда станет еще сильнее, но с тех пор ее результаты только ухудшаются. Вы застали начало этого регресса. Можете объяснить, чем он был вызван?

— Думаю, молодым ребятам свойственна нестабильность. Многие из нас впервые сыграли в Лиге чемпионов, хотелось выпрыгнуть из штанов. Все понимали, что это за турнир, особыми глазами смотрели на эти заполненные стадионы. Во многом тот же «Реал» мы победили где-то даже за счет фарта. Потому что, забив на 2-й минуте, потом тяжело 90 минут обороняться. Нам там отбили все штанги и перекладины, но мы выстояли. Наверное, с этим больше связана была победа.

— Мы переоценили те победы над «Реалом»?

— В каждой отдельной игре можно сделать что угодно, выиграть у любого соперника. Но, как показала практика, тяжеловато нам дальше было конкурировать в той Лиге чемпионов. Хотя, мне кажется, мы первая команда, которая набрала 7 очков, но не вышла из группы в Лигу Европы и стала последней.

— Вы тогда полностью отыграли первый победный матч с «Реалом» (1:0), вышли в старте и отыграли больше тайма на выезде с «Ромой» (0:3), против нее же вышли на замену в середине второго тайма домашней игры (1:2). Кто из звезд этих команд произвел наибольшее впечатление?

— Если судить о нападающих, то мне тяжелее всего было играть против Джеко. С тем же Бензема было легче, как бы странно это не звучало. Может, у него в тот день не шло. Или мы выбрали против «Реала» такую модель игры — более низкую, оборонительную — и он не мог проявить свои лучшие качества. Но по сути у Карима толком не было моментов. А Джеко вышел за «Рому» в Риме и сразу забил нам два гола. И я понял, что можно быть не бегущим футболистом, но находиться в той точке, куда просто приходит мяч. Я с тех пор не удивлен, почему он штампует в Италии мячи пачками, причем не важно, в какой команде играя — в «Роме» или «Интере».

— Модрич запомнился тогда?

— Модрич очень умный игрок. Можно смотреть по телеку и просто наслаждаться. Мировой класс. И, когда играешь против него, в каждом движении видно, что он знает, что делать.

— Вы сами ждете вызова в сборную с учетом того, что «Крылья» мало пропускают при не самой оборонительной тактике?

— Ну если бы я выбирал, то, конечно, давно бы себя вызвал. (Смеётся.) Но решение принимает тренер. Наше дело — играть. Хорошо играть и закончить сезон как можно выше. Будет результат — будет внимание. Оно и сейчас появляется. Уже Ваньку Сергеева из нашей команды позвали в сборную, Ежа (Роман Ежов. — «Известия») и Зину (Антон Зиньковский. — «Известия») начали вносить в расширенный список. Думаю, наступит момент, когда два-три человека из «Крыльев» поедут полноценно в национальную команду, если будем показывать тот же футбол, что и сейчас.

— Как-то по-особенному проводили Сергеева в сборную?

— Обычный коридорчик сделали. Он спросил меня, с кем в сборной можно выстраивать отношения, к кому подойти, чтобы что-то объяснил. Я сразу назвал ему ребят, с которыми играл в ЦСКА и юношеской сборной: Баринов, Жемалетдинов, Головин. Сказал, что никаких проблем не будет. Главное, чтобы вел себя так же, как в клубе, не замыкался. Первый вызов в сборную всегда важен.

— В нынешних «Крыльях» вы один из старожилов. Ощущаете себя кем-то вроде Акинфеева, Игнашевича, братьев Березуцких в ЦСКА, когда сами начинали там?

— Такого прям нет. Все же мне 25 лет еще. А в ЦСКА Акинфеев был на 10 лет меня старше, с Игнашевичем и Березуцкими разница в возрасте еще больше. Плюс у них был колоссальный опыт по играм за ту же сборную, глупо было не прислушиваться. Что касается «Крыльев», то как защитник я всегда могу напихать, если вижу, что происходит что-то неладное. Ребята прислушиваются. А в целом, наша общая задача — играть с полной самоотдачей. Остальное всё — дело тренера, который всё разжевывает.

— В 2015 году вы надолго вошли в историю как человек, дебютировавший за национальную сборную, ни разу не сыграв на уровне РПЛ.

— Вспоминаю это, но не так часто. Надеюсь, что вызов в сборную еще заслужу, и это не останется единственным воспоминанием. Нет смысла жить прошлым. Возраст сейчас такой, что можно еще кучу матчей сыграть. Думаю, с этим будет всё хорошо. А тот вызов в сборную при Капелло помню. Я был в отличной форме, на сборах ЦСКА всегда играл в основе. Капелло тогда увидел это. И в итоге нас с Саней Головиным вызвали в национальную команду. Молодые, 19-летние парни, но не стушевались, на тренировках смотрелись отлично. Не боялись идти в стыки. Хоть там и были люди с большими именами. Те же Акинфеев, Игнашевич, Березуцкие, которых мы знали по ЦСКА, но в сборной всё равно смотрели на них по-особенному. Плюс такие игроки, как Широков, Комбаров. Серьезные ребята там были.

— А каково было выходить на поле за сборную?

— Незабываемо! Мы как-то это обсуждали с нашим спортивным директором «Крыльев» Сергеем Корниленко, который тогда выступал со сборную Белоруссии, в товарищеском матче (4:2) против которой я дебютировал за Россию. На поле он, конечно, один человек, а в жизни другой. В том матче он был заряжен на борьбу, с судьей общался, мне что-то говорил. Злой был.

— При этом спустя без малого шесть лет вы еще за «Крылья» с ним поиграли.

— Это была красивая история! Домашний матч на родном стадионе, его выпустили в конце сезона ФНЛ против «Краснодара-2» (6:0). Много болельщиков пришло на прощальный матч Сергея. А он еще и сразу гол забил. Достойное завершение карьеры как игрока.

— Вслед за Белоруссией был выход в стартовом составе сборной России в официальном матче против Австрии (0:1) в отборе к Евро-2016. Тяжело было с листа начинать?

— Да нет, я даже не понял, что произошло. Сидел на лавке, вдруг случилась травма у Василия Березуцкого. Говорят: «Переодевайся!» Всё в экстренном порядке, переоделся и побежал — сразу в бой!

— В то время шансов вытеснить из состава ЦСКА Игнашевича и Березуцких не было?

— Думаю, их не было ни у кого. Поэтому считаю, что принял правильное решение, уйдя в аренду в «Енисей» и «Урал». Встретил много новых игроков, тренеров. Перенял опыт, стал умнее в тактическом плане.

— Вместе с Головиным, Бариновым, Жемалетдиновым вы были в легендарной юношеской сборной Дмитрия Хомухи. Вас не оказалось на победном чемпионате Европы-2013 среди 17-летних, но в том же году вам довелось съездить на чемпионат мира, а затем взять серебро Евро-2015 среди 19-летних. В чем сила той команды?

— Думаю, у нас было много талантливых ребят. Плюс работа тренерского штаба. Тот же Хомуха тренировал нас еще в школе ЦСКА. Поэтому я, Головин, другие армейские ребята знали его требования. Та сборная многого добилась за счет дисциплины. Не было бы этого, мы бы так не выступили. Как я помню, мы той сборной всегда горели одной целью. Во всех турнирах доходили минимум до полуфиналов. Хомуха всегда находил нужные слова, чтобы достучаться до игроков. Не припомню, чтобы нас где-то ущемляли в развитии индивидуальных качеств. Все были ребятами мастеровитыми. А вот дисциплине действительно уделялось много внимания. Может, где-то было жестко. Но каждый из той сборной вряд ли скажет плохо о тренере. На ночь, например, у всех забирали телефоны. Сейчас мало кто поверит, что такое было. Но это помогало сосредотачиваться на играх.

— Забирать телефоны на ночь — такое только Хомуха в вашей карьере практиковал?

— Ну, слушайте, нам было по 16–17 лет. И поверьте, сейчас никто из тех игроков не скажет, что это было неправильно. Все скажут Дмитрию Ивановичу спасибо за это. Хуже было бы, если бы сейчас во взрослом возрасте у кого-то из нас приходилось отбирать телефон.

— За два сезона в ФНЛ какие выезды или игры стали самыми яркими или экзотичными?

— Много было разных эпизодов. Например, когда в «Енисее» была игра на Кубок России с «Сибирью» в Красноярске. Октябрь, температура минус 15. Русская экзотика. На самом деле, в той игре на Кубок на поле было все минус 24. Все закутанные вышли, ног не чувствуешь. И тут во время игры ко мне судья подбегает: «У тебя подштанники не в цвет — иди меняй!». Я думаю, куда я сейчас пойду переодеваться, мороз такой. Натянул гетры как можно выше, чтобы подштанников не видно было, и пошел играть дальше. Ну а из последних ярких — это финал Кубка России, когда из Самары в Нижний Новгород приехал огромный десант наших болельщиков. Такие эмоции запоминаются на всю жизнь.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир