Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Октябрьские премьеры на московской сцене изобиловали звездными именами. Но более интригует, пожалуй, внезапный массовый интерес режиссеров к классике — и русской, и зарубежной. Столичные театры, как обычно, обошел критик Влад Васюхин — и представляет обзор самых важных новинок, специально для «Известий».

«На всякого мудреца»

Театр Наций

На всякого мудреца
Фото: Театр Наций

Спектакли одного из самых популярных и скандальных режиссеров страны стали наконец-то маркироваться так, что неискушенный зритель уже не будет введен в заблуждение. В случае с хрестоматийной пьесой «На всякого мудреца довольно простоты», название которой сокращено наполовину, на афише указано: «Всё, что осталось от Островского после встречи с Богомоловым».

Кое-что режиссер и драматург Константин Богомолов от певца Замоскворечья и его сочинения все-таки оставил. Кроме героев со знакомыми всем еще со школьной скамьи фамилиями — Глумов, Мамаев, Крутицкий — сохранились и часть их реплик, и пунктиры сюжета, но действие перенесено в наши дни и даже в недалекое будущее, а текст дополнен Чеховым, Достоевским, Шекспиром и самим постановщиком. Карьерист Глумов здесь не ведет дневничок, а сливает всю желчь в Telegram-канал.

Богомолов вместе со сборной, как всегда в случае Театра Наций, командой столичных артистов сделал сатирическое шоу, где упоминается масса знакомых имен — от политиков и чиновников до дирижера Теодора Курентзиса, от олигархов и блогеров до бардов Вероники Долиной и Олега Митяева, а кто-то из них и выведен на сцену. Почти всех женщин играют мужчины. И зрители не сразу признают в шикарной Турусиной Игоря Миркурбанова, а в Глумовой — Валерия Горина. Этот спектакль — тот случай, когда публика становится полноценным героем, она и хохочет, и подпевает, а из зала уходит в задумчивости. Потому что, как сказано у другого классика: «Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!»

«Враки, или Завещание барона Мюнхгаузена»

МХТ имени Чехова

барон
Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Один из главных ньюсмейкеров месяца — Константин Хабенский, который после долгой паузы наконец-то сыграл премьеру на родной сцене, а через несколько дней неожиданно для многих возглавил МХТ имени Чехова в качестве худрука.

Его появления в роли Мюнхгаузена ждали. Но эти «перегретые» ожидания не пошли публике на пользу. Четырехчасовой спектакль при всей визуальной красоте (сценограф Виктор Крамер, костюмы Евгении Панфиловой и свет Дениса Солнцева) вышел тяжеловесным, тягучим и скучным.

Бесспорно, режиссер Виктор Крамер знает толк в создании эффектных зрелищ, но их внезапный союз с Хабенским в качестве драматургов не удался. А когда нет интересной пьесы (как тут не вспомнить незабвенного Григория Горина и его «Того самого Мюнхгаузена»), то спецэффекты не помогут. Жанр спектакля непонятен, но, как известно, все жанры хороши, кроме скучного.

«P.S. Скок в постель»

Театр Романа Виктюка

скок
Фото: Театр Романа Виктюка

В конце октября Роману Григорьевичу Виктюку исполнилось бы 85. А в ноябре будет год, как «поцелованного Богом» режиссера, театрального волшебника нет с нами. Театр, носящий его имя, вспоминал в эти дни Мастера.

Стартовал этот театральный марафон со спектакля «Р.S. Скок в постель», который Виктюк репетировал незадолго до смерти, заняв в нем звезд труппы — Дмитрия Бозина, Екатерину Карпушину, Людмилу Погорелову, Станислава Мотырева, Антона Даниленко. Говорят, он успел поставить половину этой нехитрой французской комедии положений с элементами абсурда, написанной в 1970-е Марселем Митуа.

Сюжет такой: Париж, супружеская пара — издатель детских книг и его жена — собирается в ресторан отметить годовщину свадьбы. На их временно опустевшую квартиру претендуют три пары, желающие использовать жилье для амурного свидания. Однако супруги поссорятся и останутся дома...

Актер и режиссер Игорь Неведров, работающий в театре с 2008 года и хорошо знающий виктюковскую манеру, решил довести работу до конца.

Артисты не только играют пьесу, а еще и изображают сам процесс репетиции, где органичная часть — видеозапись с участием Виктюка. Как всегда, голые торсы, лаконичные декорации, яркие костюмы, громкая музыка. Переживания, как и указывал в своих записях Роман Григорьевич, заменены пластикой.

«Собака с дамочкой»

Школа драматического искусства

дама
Фото: Школа драматического искусства/Наталия Чебан

Моду пересказывать классические произведения своими словами в ШДИ завел Дмитрий Крымов. И первые зрители «Собаки с дамочкой» уже поспешили сравнить спектакль студента пятого курса ГИТИСа Георгия Мнацаканова с работами его именитого коллеги. Понятно, что подобное сравнение лестно, хотя от Крымова, который в первую очередь все-таки сценограф, там разве что грустная интонация. Но «Собака» сделана талантливо, а талант, как известно, «единственная новость, которая всегда нова».

Жанр спектакля обозначен как «сюрреалистическая история по мотивам историй, рассказанных режиссером, под впечатлением от прочтения любовных историй из рассказов Антона Чехова», и юный дебютант, которого все еще по-свойски зовут Гоша, выступил в нем как автор идеи, драматург, режиссер и композитор.

История Анны Сергеевны (Алина Ходжеванова) и Гурова (Максим Маминов) рассказывается от имени собаки. И это не безымянный белый шпиц, как в рассказе. Его зовут Бром. У самого Чехова была когда-то такса по кличке Бром Исаевич. Играет пса Александр Антипенко, и вместе с Каштанкой (Дмитрий Шишлянников) они образуют вторую любовную линию.

При всех достоинствах этого зрелища купюры пошли бы ему на пользу (сейчас «Собака» идет больше двух часов без антракта). Искусство писать — искусство сокращать, как завещал незабвенный Антон Палыч.

«Жизнь есть сон»

Электротеатр Станиславский

жизнь
Фото: агентство городских новостей «Москва»/Софья Сандурская

По понятным причинам зарубежные режиссеры редко сейчас ставят на московских сценах, но то, что эту премьеру выпустила испанка, еще не самый веский аргумент, чтобы отправиться в Электротеатр. Главное, что режиссер Наталья Менендес, худрук мадридского Teatro Español, сделала с русскими артистами весьма внятный спектакль. О таких у нас обычно говорят — европейский. При всей его современности, лаконизме декораций и эклектичности костюмов он придется по душе любителям классики.

Написанная Педро Кальдероном в 1635 году, во времена золотого века испанской литературы, эта поэтическая религиозно-философская пьеса едва ли известна российской публике, хотя новый и, признаем, блестящий перевод, сделанный Натальей Ванханен, может привлечь к ней внимание отечественных режиссеров.

Пересказать все перипетии путаного, мистического и многопроблемного сюжета — задача непростая. Действие длится три дня, при этом «и дольше века длится день», при дворе польского короля Басилио (Александр Пантелеев), заточившего в темницу своего сына Сехизмундо (Дмитрий Чеботарев), который в итоге станет властелином Полонии. Но весь историзм довольно условен, а в фабуле — не столько хроники и летописи, сколько христианские легенды.

«8 любящих женщин»

Театр имени Моссовета

8
Фото: Театр им. Моссовета/Елена Лапина

Говоря про моссоветовских «8 женщин», которые, конечно, ну никак не тянут на шедевр, сравнимый со сделанным по этой же пьесе француза Робера Тома фильмом Франсуа Озона, защитники спектакля добавляют: «...но зато их ждет кассовый успех». Вот это бесспорно. И хотя создатели спектакля — режиссер Олеся Невмержицкая и худрук постановки Евгений Марчелли — зачем-то назвали его «психоделическим абсурд-ноктюрном с элементами черной комедии», это вряд ли отпугнет целевую аудиторию. Зрители, желающие провести вечер легко, весело и с «шампусиком», пойдут на актрис.

В спектакле два состава, где собраны звезды театра, в их числе Ольга Остроумова, Евгения Крюкова, Екатерина Гусева, Ольга Кабо, Анна Гарнова, Мария Кнушевицкая, Анастасия Макеева. Плюс приглашенная и совершенно бесподобная Анна Галинова (ловите состав именно с ее участием). Плюс совсем юные Глафира Лебедева, Анна Белова и Анна Михайловская. И бонус в виде эффектно появляющегося в финале Александра Филиппенко. Это его персонажа могла убить любая из «любящих» женщин, собравшихся в загородном доме в горах накануне Рождества. Но кровавое убийство окажется лишь инсценировкой.

Читайте также
Реклама