Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
С чистого листа: на Дальнем Востоке планируют создать особую экологическую зону
2021-09-01 14:10:27">
2021-09-01 14:10:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минвостокразвития разрабатывает инициативу создания особой экологической и экономической зоны на Дальнем Востоке. Об этом заявил глава ведомства Сергей Чекунков. Главная цель — создание рынка по производству углеродных единиц и развитие альтернативной энергетики. Эксперты «Известий» рассказали, насколько выполним и целесообразен этот план, какие подводные камни могут затормозить его реализацию.

По словам главы Минвостокразвития Сергея Чекункова, естественные природные условия делают эту территорию благодатной для экспериментов в области возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Это малонаселенные регионы, где можно развивать солнечную, ветряную энергетику, а также нарабатывать практику строительства и использования малых ГЭС.

Чекунков считает необходимым привлекать ресурсы в ДФО. Главным образом, бизнес в сфере ВИЭ, который будет строить новые мощности и создавать энергетическую инфраструктуру и станет, по выражению главы Минвостокразвития, «первопроходцем».

А благодаря климатическим проектам Дальний Восток станет базой для созданий углеродного рынка. Пилотный проект уже проходит на Сахалине. Предполагается, что уже к 2025 году регион достигнет углеродной нейтральности. Соответственно, этот опыт впоследствии масштабируют и на другие субъекты ДФО.

Проект свободной экологической зоны «Экопорт Дальний Восток» появится после детальной проработки.

Земля — главное богатство

В условиях глобального роста населения, которое нужно кормить, плодородная почва становится важнейшим ресурсом безопасного развития, считает старший преподаватель департамента маркетинга Высшей школы бизнеса НИУ ВШЭ Александр Лебедев.

Уборка урожая кукурузы в Приморском крае

Уборка урожая кукурузы в Приморском крае

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

— С этой точки зрения, территория ДФО отвечает всем требованиям. Эта плодородная земля находится в климатических условиях, благоприятных для растениеводства, животноводства. Здесь можно внедрять относительно новые принципы климатического земледелия, — говорит эксперт.

При этом развитие альтернативной энергетики — разумное решение проблемы энергообеспечения обрабатываемых земель.

— Подключать отдаленные территории к Объединенной энергетической системе, тянуть электросети дорого. Логичнее использовать стационарные изолированные источники энергии: солнечную, ветровую и микро-ГЭС. Эти объекты, особенно в совокупности с дизель-генераторами, способны стать устойчивыми источниками энергии на отдаленных территориях.

— Кроме того, — продолжает аналитик, — энергетику и земледелие можно совместить, если выращивать, например, кукурузу, рапс и сою, которые используются для производства биодизеля. Однако последнее не очень привлекательно для инвесторов из-за высоких транспортных издержек.

солнечная батарея
Фото: РИА Новости/Кирилл Брага

Также, по мнению Лебедева, именно на ДФО падает выбор, когда речь идет о создании предложения на новом перспективном рынке торговли углеродными квотами.

Экоимидж для России

Создание свободной экологической зоны на Дальнем Востоке — интересная идея с точки зрения развития не только возобновляемой энергетики, но и в целом для поддержания экологичного образа жизни в нашей стране, полагает руководитель направления «Промышленность» Института технологий нефти и газа Ольга Орлова.

— Как известно, новый трансграничный углеродный сбор составит €50,8 за каждую тонну выбросов. По оценкам Еврокомиссии, стоимость углеродной единицы EU ETS будет варьироваться в пределах €50–85 за тонну эквивалента СО2. Агентство BloombergNEF прогнозирует рост стоимости до €108. В целом эксперты сходятся на росте в среднем до €71. Сейчас в списке облагаемых сбором пять отраслей: выпуск железа и стали, алюминия, цемента, минеральных удобрений и электроэнергии. Производство углеродных единиц на Дальнем Востоке при экономически выгодных льготных условиях, которые могло бы обеспечить государство, могло бы стать спасением при переходе на «зеленую» экономику, — говорит эксперт.

Что касается альтернативной энергетики, то для строительства ВИЭ-мощностей, по мнению Орловой, требуется поддержка.

удобрения
Фото: ТАСС/Александр Рюмин

— Нужны инвестиции. Просто так поехать туда и построить десятки или сотни солнечных или ветряных электростанций никому не выгодно. Для этого нужны особые льготные условия и создание особой экономической зоны, с льготами по налогам в первую очередь.

Эксперт считает, что проект способен одинаково заинтересовать крупный, средний и малый бизнес.

Просчитать риски

Пожалуй, территория ДФО — одна из самых благоприятных для экспериментов с ВИЭ и выработкой углеродных единиц. Тем не менее при детальной разработке плана следует учесть и неочевидные минусы, считает управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева.

— Если рассматривать создание углеродного рынка, который позволит взаимозачитывать произведенные и поглощенные углеродные единицы, первоочередной задачей и проблемой является четкая, прозрачная формула расчета поглотительной способности экосистем. Пока что результаты исследований разнятся в разы. В этой связи полезно было бы изучить опыт Китая, который ушел вперед и где углеродный рынок уже существует в нескольких провинциях.

По мнению Косаревой, относительно строительства новых мощностей в альтернативной энергетике стоит учесть современные тенденции развития ВИЭ. Среди них — неизбежное удешевление электроэнергии и, как следствие, снижение рентабельности таких проектов.

ветряки
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

— Согласно программе ДПМ, в России построят станции ВИЭ общей мощностью 5 ГВт до 2024 года. Логично строить такие объекты на удаленных территориях — там, где они действительно нужны, — продолжает эксперт. — С развитием регионов Дальнего Востока ВИЭ из модного бонуса для статусности станет актуальным направлением.

Тем не менее компаниям, которые приходят строить новые мощности, следует учесть феномен потери рентабельности со временем. Такие прецеденты в мировой практике уже есть. Так, о снижении рентабельности на 7,5–12% или прямых убытках объявили датские Orsted и Vestas и испано-немецкая Siemens Gamesa.

Эксперт полагает, что ведущую роль в реализации столь крупного проекта играет государство.

— Глава Минвостокразвития много говорит о движении, о пионерах, которым обещают преференции. Но эти самые льготы должны быть адресными, не формальными и отвечающими запросам тех, кто уже там. Необходим прямой диалог между пионерами и государством. Мало, пользуясь выражением Чекункова, «привести за руку». Главное — эту самую руку не убирать и держать на пульсе через пять и через 10 лет, — резюмирует Косарева.

Читайте также