Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ритуальные слуги: как пара сатанистов из Москвы могла превратиться в убийц
2021-08-08 22:20:06">
2021-08-08 22:20:06
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пару сатанистов из Москвы, задержанных за хранение наркотиков, подозревают в серии ритуальных убийств. Их жертвами могли стать два человека, которых до сих пор считали пропавшими без вести. В соцсетях подозреваемые открыто демонстрировали приверженность сатанизму, их аккаунты до сих пор рабочие. В Госдуме «Известиям» заявили, что законодатели готовы внести поправки, позволяющие уполномоченным ведомствам быстро блокировать потенциально опасный контент в досудебном порядке.

Последний поход

В 2016 году с разницей в два месяца пропали 27-летний петербуржец Платон Степанов и его ровесница москвичка Вика Зайцева. Парня и девушку могли убить их друзья-сатанисты — москвичи Ольга и Андрей, рассказал «Известиям» источник, близкий к следствию. «Известия» направили запрос в СКР с просьбой официально подтвердить или опровергнуть эту информацию.

Платон и Вика в разное время ушли вместе со своими московскими друзьями якобы в поход — он под Приозерск, она — в Карелию, и не вернулись.

Мама Вики рассказала «Известиям», что ее дочка увлекалась оккультизмом. По имеющимся данным, неслучайным человеком в тусовке был и Платон Степанов.

На сайте московского ГУ МВД на девушку до сих пор висит ориентировка за 2016 год. В ней сказано, что 8 июня 2016 года она вышла из дома в Москве, с тех пор ее местонахождение неизвестно. На момент исчезновения девушка была одета во всё черное, на шее на черном шнуре у нее висел черный амулет в виде пятиконечной звезды в круге — один из атрибутов оккультизма. Предполагается, что Вика не раз вскрывала себе вены: в ориентировке среди особых примет — множественные шрамы от порезов на левой руке.

Платон Степанов пропал двумя месяцами позже — 13 августа. Выглядел он тоже своеобразно: длинная коса, камуфляж, шрамы на руках и лице.

Спустя почти пять лет, в марте 2021 года, за хранение и сбыт наркотиков были задержаны московские друзья пропавших — Андрей и Ольга. На допросе они признались в серии ритуальных убийств. Сейчас оба находятся в СИЗО, сказала «Известиям» мама Андрея Мария. Источник, знакомый с ситуацией, уточнил, что расследованием уголовного дела занимается центральный аппарат СКР. «Известия» направили в ведомство запрос.

«Сбила с пути»

Ольга и Андрей состоят в гражданском браке, у них две дочери.

— У Ольги в комнате находились ритуальные вещи, комната была обклеена черными обоями, стояли черные шкафы, висели блеклые лампочки. Дети росли в этом полумраке, — поведала Мария «Известиям».

Бабушка жалуется, что ее внучки плохо питались, кроватки им заменял манеж. Винит невестку: мол, Андрей заботился о дочерях, как мог. Сейчас девочки с бабушкой — после задержания родителей Мария оформила на них опеку.

Сестра Андрея Ксения сообщила «Известиям», что брату грозит срок по двум статьям Уголовного кодекса РФ. Она уверена, что к увлечению опасным культом Андрея склонила Ольга. Ксения уверяет, что Ольга к тому же употребляла наркотики даже во время беременностей и страдала серьезной героиновой зависимостью.

До встречи с Ольгой, если верить родственникам Андрея, он был обычным любящим сыном и братом. Со слов сестры, Андрей познакомился с девушкой в 2016 году (в год исчезновения Вики и Платона). Он сильно изменился: отстранился от семьи, похудел, начал жаловаться на здоровье, утверждают родственники.

О том, что кроме хранения наркотиков Андрея подозревают в убийствах, Ксении стало известно от адвоката. С ее слов, Андрей поначалу брал всю вину на себя, а Ольга заявила следователям, что муж ее бил и заставлял употреблять наркотики.

— Он пытался ее защищать, — уверяет Ксения. — Потому что очень любил и считал, что дети должны быть с матерью. Но после того как узнал от адвоката, что Ольга про него рассказывает, защищать перестал. Я очень хочу, чтобы открылась правда, хочу доказать, что мой брат невиновен.

С ее слов, в рамках следствия проведено уже две экспертизы.

Мама Андрея Мария рассказала «Известиям», что следователь вызывал ее на допрос в Балашиху, где жили ее сын с невесткой, и беседовал порядка четырех часов.

— Спрашивал, какой Андрей был в детстве, чем увлекался, — вспоминает Мария. — Спрашивал про Вику (пропавшую Викторию Зайцеву. — «Известия»), я сказала, что это Ольгина подруга. И она очень хотела поехать с ними в Карелию.

Многие родители придумывают социально приемлемую версию происходящего с их детьми, заметила в беседе с «Известиями» психолог-консультант центра «Счастливая семья» Наталия Панфилова.

— Говорят: он просто с особенностями, а не маньяк и убийца. Его с пути сбили, а так он хороший, — сказала психолог.

«Известия» также поговорили с мамой Вики. Женщина не знала, с кем дочь отправилась в лес на 10 дней. Вика увлекалась литературой и английским языком, подруг у нее почти не было, рассказала мама девушки. Она добавила, что знала об увлечении дочери оккультизмом и что еще в 2013 году Вика «занималась этим уже углубленно».

— Когда все эти черные свечи стали появляться дома, у нас с ней были очень серьезные разговоры. Дома этого быть не должно, это опасно. Но на мои замечания она реагировала агрессивно, у нее появлялся психоз, переубедить ее было невозможно, — рассказала собеседница «Известий».

Когда Вика пропала без вести, мать «собрала все предметы культа в мешок и выкинула на помойку», а хранившиеся в компьютере фотографии отдала следователю.

Дьявол с большой буквы

На аккаунт Ольги в соцсети «ВКонтакте» подписаны сотни пользователей. На странице продвигается сатанизм, продаются предметы культа. Ритуальная чаша «для некромагических практик и работ с тенями мертвых» стоит 2,2 тыс. рублей, амулет «Древо теней Сатурна» — 1,8 тыс. Объявления ведут на страницу частного сообщества, доступного только по приглашению администраторов.

Судя по обилию снимков, сатанистка любит позировать. Снимается она в соответствующих аксессуарах: черные амулеты, тяжелые перстни, перчатки, вокруг кровь, черепа и ножи. Много фотографий в лесу.

Ее возлюбленный Андрей выглядит на фото соответствующе: черный балахон на голое тело, на шее перевернутый крест. Красное от гнева лицо и звериный оскал остро заточенных зубов. Вероятно, парень модифицировал свою внешность для пущего сходства со своим воображаемым повелителем.

Свои фантазии Ольга запечатлевала в стихах и прозе: ее вирши доступны на крупнейших литературных ресурсах. В стихах она «проклинает свет творенья», обличает «прекрасную сказку лицемерий», в которой ей «не найти покой нигде», отбрасывает «ложные покровы», грозится сжечь «свет господа дотла» и открывает в себе «глас дьявола», которого пишет с большой буквы Д.

«Готишненько... Даже вспомнил, как мы твою днюху на кладбище отмечали», — написал один из поклонников на портале «Стихи.ру». Поток комментариев венчает неожиданный пост от 6 августа этого года о том, что автора стихов и ее подельника обвиняют в убийстве.

По мнению профессора православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Александра Дворкина, даже если странички сатанистов не содержат открытых призывов к преступлениям, такой контент нельзя считать безобидным.

— Жесткий оккультизм — это всегда латентная бомба, которая рано или поздно взрывается. Игра мгновенно перерастает в реальность. Вначале это пластиковый череп и искусственная кровь, но очень быстро появляется настоящая. У сатанистов есть стремление владычествовать над другими. Их цель — повязать всех общим преступлением и общей кровью. Причем устроено всё так, что вчерашние убийцы потом становятся жертвами. Они друг друга уничтожают, это неизбежно. Поэтому подобный оккультный контент нужно обязательно отслеживать и блокировать, — призвал эксперт.

Вику и Платона могли пригласить для участия в жертвоприношении, а оказалось, что их убить собрались, предположил Александр Дворкин. В сообществе, в котором, видимо, состояли Ольга и Андрей, есть правило: жертва обязательно должна доверять своему палачу, — объяснил он.

— Решаясь на преступление, эти закомплексованные люди пытаются сделать что-то значительное и обрести сверхъестественные силы. Кончается такое стремление обычно очень плохо, — подытожил сектовед.

Требуются интернет-прокуроры

Действующее законодательство не позволяет Роскомнадзору блокировать деструктивный контент, если он не содержит открытых призывов к преступлению, заявил «Известиям» зампредседателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Андрей Свинцов.

— Правоохранительные органы реагируют на такой контент только постфактум, когда преступление уже произошло. Опасный контент нужно отслеживать сразу, — сказал депутат.

Он добавил, что парламентарии готовы откорректировать законодательство.

— Это позволит профильным ведомствам в досудебном порядке на ранних стадиях выявлять и блокировать контент, который впоследствии может быть использован как доказательная база возможных преступлений. Многие совершают преступления из тщеславия и делятся этим в соцсетях. Эти моменты откровенности важно не пропустить. Если необходима корректировка федерального бюджета и дополнительное финансирование для той же Генпрокуратуры, мы это финансирование дадим, потому что понимаем степень опасности. Один психопат в социальных сетях может поднять целую волну преступлений, — сказал Андрей Свинцов.

Всё сказанное не означает, что следует запретить ножи, татуировки и тому подобное, добавил он. Но крайне важно отследить психологический портрет человека, который размещает контент, уточнил Андрей Свинцов.

С ним согласен и зампредседателя комитета ГД по безопасности Анатолий Выборный. По его мнению, реакция на контент, который может стать ударом для психики пользователя, должна быть молниеносной. Для этого каждое ведомство в рамках своей компетенции должно создать специальные подразделения или назначить ответственных лиц, которые после необходимого обучения будут отслеживать и блокировать паблики, сказал парламентарий.

— Думаю, что Следственный комитет разберется и с этой парой, и с возможными соучастниками, которые способствовали популяризации подобных вещей через социальные сети. Однако сегодня нам нужны специальные люди — интернет-дознаватели, интернет-следователи, интернет-прокуроры и интернет-судьи, — резюмировал депутат.

«Известия» отправили запрос в Роскомнадзор с просьбой прокомментировать перспективы блокировки опасных аккаунтов.

Читайте также