Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Наполеон успел бы вакцинировать французов от ковида»
2021-04-19 14:31:16">
2021-04-19 14:31:16
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Потомок Наполеона Шарль Бонапарт к 200-летней годовщине со дня смерти императора на острове Святой Елены опубликовал книгу «Свобода Бонапарта» (Liberté Bonaparte). В эксклюзивном интервью «Известиям» автор рассказал о крахе русской кампании великого корсиканца, своем деде на службе у Николая II и о том, как живопись стала для императора эффективным орудием пропаганды.

— Франция собирается отмечать эту дату?

— Мне неизвестно, что намерен сделать президент Франции Эммануэль Макрон. Не уверен, что сам он знает, как отмечать это событие. Ясно, что из-за пандемии нельзя организовывать большие манифестации. Главное же в том, что во Франции нет единства в отношении Наполеона. Одни считают его великим человеком, другие презирают. Ему среди прочего ставят в вину то, что он отказался от республиканского правления и создал империю.

— Наполеон сегодня не только миф, но и товар. В вашей последней книге вы приводите длинный список изделий, которые используют его имя: алкоголь, автомобили, мотоциклы, сыры, стиральные порошки. Товарный знак «Наполеон» как никогда пользуется спросом?

Наполеон превратился в мощнейший бренд даже в том, что касается мужского нижнего белья и презервативов, которые названы его именем. Может быть, люди искренне верят в то, что политическому могуществу всегда сопутствуют незаурядные сексуальные достоинства? Разве плохо, если глава государства имеет репутацию великого соблазнителя?

— По легенде, из всех своих женщин Наполеон действительно любил только первую жену Жозефину, которая ему напропалую изменяла. Почему он ей всё прощал?

Супружеская неверность отличала обоих. В этом отношении он был современным человеком со множеством любовных романов и внебрачными детьми. Для монарха это было в порядке вещей. Но могу вас уверить: у него никогда не было любовников — его интересовали только женщины.

— Как мог искусный стратег Наполеон пуститься в военную авантюру против России? Почему он не понимал, что его поход обречен на поражение?

Он видел в России последнее препятствие на пути к полному господству Франции в Европе. Наполеон к тому времени уже страдал от мегаломании и переоценивал свои возможности. Это понимаешь, когда видишь его военные приказы — их было невозможно выполнить. В армии царила атмосфера страха, генералы боялись императора, скрывали правду о реальном положении дел. К тому времени слабости его военной стратегии поняли противники. Это особенно проявилось во время русской кампании. Конечно, в его разгроме сыграли роль и огромные пространства России, когда французской армии пришлось воевать за тысячи километров от своих рубежей.

— Чем вы объясняете то, что сегодня Наполеон, особенно за границей, более популярен, чем когда бы то ни было?

— Действительно, подсчитано, что не проходит дня, чтобы не появилась новая посвященная ему книга. В результате их общее число превысило 70 тыс. Думаю, что такой неослабевающий интерес связан с общепланетарной глобализацией. Наполеон остается одним из главных действующих лиц всемирной истории.

— Историк Жан Тюлар убежден, что французы ностальгируют по Наполеону потому, что сожалеют об утраченном величии своего отечества. Вы с ним согласны?

— Я это мнение не разделяю, но знаю, что часть французов думает именно так. Будущее Франции мне скорее представляется в рамках Европы, а не в национальных границах. Сам Наполеон мыслил в масштабах всего Старого континента. Поэтому его гражданский кодекс, регулирующий, в частности, вопросы семьи и частной собственности, сильно повлиял на законодательства многих европейских стран.

Большая заслуга Наполеона заключалась в том, что он создавал современное государство, которое в известной степени было основано на идеях революции. Гражданские институты существовали и продолжали развиваться.

— Писатель Леон Доде видел в Наполеоне «кровавого идола», а левые историки называли Наполеона «военным преступником» за расстрел пленных во время египетской кампании.

— Действительно, в Яффе (сегодня часть Тель-Авива. — «Известия») французы устроили расправу над пленными. Сам Наполеон объяснял ее тем, что пленил этих солдат второй раз. Ранее он их отпустил при условии, что они больше не будут участвовать в сражениях. Были другие ужасные эпизоды, в частности, во время наполеоновской войны в Испании.

— Наполеон занимался мародерством в завоеванных странах, безжалостно опустошал их музеи, прежде всего итальянские.

— К великому сожалению, тогда завоеватели всегда грабили побежденные государства. В этом плане Наполеон ничем не отличался от своих предшественников. Я осуждаю это варварство. К счастью, украденные сокровища вернули пострадавшим странам. Решение принял Венский конгресс победителей, который состоялся после разгрома Франции.

— Тот же Жан Тюлар называл наполеоновскую Францию полицейским государством. В стране царила жестокая цензура?

— Она была таковой, если сравнивать ее с нынешней Францией. Министр внутренних дел Фуше держал прессу под надзором. Наполеон понимал значение газет и сам писал для них анонимные статьи. Но и оппозиция имела возможность выражать свою точку зрения.

— Наполеон создавал свой культ личности с помощью таких знаменитых художников, как Жан Луи Давид, Жан Огюст Доминик Энгр, Антуан-Жан Гро и другие. Вы иронично называете его в своей книге «покровителем муз».

В отсутствие телевидения он использовал для пропаганды живопись. Искусство должно было возвеличивать императора в глазах народных масс. Сам Наполеон следил за созданием знаменитых картин, и в частности за «Коронацией Наполеона» Жан-Луи Давида. Он распорядился запечатлеть на полотне персонажей, которых на этой церемонии не было и в помине, — например, его мать Лютецию.

Его цензура коснулась и картины Антуан-Жана Гро «Бонапарт на перевале Сен-Бернар», на ней он изображен гарцующим на коне. На самом деле на перевал он поднимался со своими солдатами пешком и только последние метры преодолел на спине мула, а вниз спускался, как и все, на своей пятой точке. Словом, император превратил живопись в инструмент своего влияния.

— Биографы порой изображают Наполеона человеком высокомерным, спесивым, презирающим людей.

В государственных делах он не терпел возражений, чувствовал себя абсолютным хозяином положения, не упускал случая показать свою власть. Тому есть много свидетельств монархов, глав государств, послов, с которыми Наполеон встречался. Однако те, кто был связан с ним напрямую, — ближайшие генералы, врачи, слуги — отзывались о нем как о человеке необычайно доступном и открытом.

— Публицист Ален Дюамель назвал президента Эммануэля Макрона «бонапартистом XXI века, который идет на риск для достижения своих целей». Что он имел в виду?

— Мне трудно решить, кто является бонапартистом, а кто нет. Нынешняя обстановка во Франции не имеет ничего общего с наполеоновской эпохой. Другие проблемы. Для Алена Дюамеля, видимо, бонапартизм заключается в том, чтобы игнорировать промежуточные звенья власти, в том числе депутатов, и править народом напрямую. При этом мне ничего не известно о существовании «наполеонистов» — видимо, так называют тех, кто хочет возвращения империи.

— Слышал утверждения, что Наполеон добился бы больших успехов в битвах с ковидом, чем Эммануэль Макрон.

— В это можно поверить. К сегодняшнему дню подавляющее большинство французов уже были бы вакцинированы. Во время больших эпидемий авторитарные режимы более эффективны, чем демократические правительства.

— Именами наполеоновских маршалов Нейя, Мюрата, Массена, Лефевра, Мортье и других названы бульвары протяженностью 34 км, которые опоясывают Париж. Тогда как имя Бонапарта носит лишь одна столичная улица.

— Зато она одна из самых красивых в городе. В Париже есть и другие его памятные места — гробница в Доме инвалидов, Наполеоновский двор в Лувре. Вернувшись из военной кампании, он с удивлением обнаружил, что Вандомскую колонну, отлитую из захваченных в плен пушек, хотят увенчать его статуей. Он был против, так как считал себя выше любых памятников.

— Вы только что сменили фамилию Наполеон на Бонапарт. Что побудило вас это сделать? Ваш легендарный предок поступил наоборот — генерал Бонапарт превратился в императора Наполеона.

— В этом есть своя логика. Она связана с тем, что я решил вернуться к нашей родовой фамилии, подчеркнуть мою близость к тому Бонапарту, который продолжал дело революции. С именем же Наполеона связана прежде всего империя, военные завоевания, попытка покорения Европы. Словом, я чувствую себя ближе к Бонапарту, чем к Наполеону. Даже если в первом из них есть второй, а во втором — первый.

— Вы также отказались от всех династических титулов типа «ваше императорское величие» или «принц французский»?

— Ну а что они значат в наше время? Эти титулы подразумевают, что сегодняшний Наполеон или Бонапарт в один прекрасный день может стать императором Франции. Это абсолютная утопия, для меня, республиканца, совершенно неприемлемая.

— Почему вы тогда не выбрали распространенную фамилию простого смертного — Дюпон или Дюран?

Я и есть простой смертный — тот же Дюпон или Дюран, только Бонапарт. С момента появления на свет я связан с моими предками историческими и династическими узами, которые хотел использовать с пользой для моих соотечественников. Да и мне самому надо было понять, как сосуществовать рядом с человеком-легендой. При этом я отдаю себе отчет: быть сегодня Бонапартом или Наполеоном — по-прежнему привилегия.

— Среди ваших предков были те, кто служил России?

— Это мой двоюродный дед (Луи Наполеон Жозеф Жером Бонапарт. — «Известия»), который был русским генералом в царствование Николая II. Тогда в армиях мира было много иностранных наемников. Они служили без каких-либо политических симпатий, как сегодня иностранные специалисты работают в фирмах разных стран. После истечения контракта в одной стране такой военный кондотьер обычно предлагал свои услуги другому государству. Это ни в коем случае не воспринималось как предательство.

— Вы сами и ваша семья намерены отметить юбилей Наполеона? Праздничный обед с шампанским?

— Во время пандемии люди не имеют права собираться вместе. На 5 мая у меня запланированы другие мероприятия — моя встреча с китайцами будет посвящена Наполеону. А накануне я расскажу о знаменитом земляке моим корсиканским друзьям.

— Без Наполеона Франция была бы более счастливой страной?

— Хороший вопрос, на который очень трудно дать ответ. Вполне возможно, что после революции сразу бы вернулась монархия, но в любом случае ее реставрация была неизбежной. Стали бы от этого счастливее простые люди? Не знаю.

Справка «Известий»

Политик и экономист Шарль Бонапарт родился в 1950 году в парижском пригороде Булонь-Бийянкур. Прямой потомок Жерома Бонапарта, младшего брата императора Наполеона. Связан династическими узами с королевскими домами Бельгии, Австрии, Италии, Испании. Был вице-мэром корсиканского города Аяччо — родины Наполеона. Автор книг, посвященных наполеоновской династии, в частности «Бонапарты. Бунтарский дух», «Наполеон глазами Наполеона», «Неизвестный Наполеон — мой предок», а также работ «К новой Франции», «Франция, Европа и миграции». Возглавляет Европейскую конфедерацию наполеоновских городов.

Читайте также