Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ливанский мандат: Макрона заподозрили в неоколониалистских планах
2020-08-11 14:40:04">
2020-08-11 14:40:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Макрон Бонапарт» или «Спаситель»? И тот, и другой эпитет в последние дни были адресованы французскому президенту. Поводом для таких оценок стали действия Эммануэля Макрона по организации помощи Ливану, где в порту Бейрута произошел взрыв. Кто-то видит в усилиях Елисейского дворца искреннее желание помочь нормализовать ситуацию в охваченной экономическим и правительственным кризисом стране, другие — желание Парижа поучаствовать в геополитической игре с неоколониалистским уклоном. «Известия» разбирались в ситуации.

«Ты был в этом городе первым»

Взрывы в порту Бейрута потрясли не только ливанскую столицу и ее окрестности, но и в фигуральном значении весь мир. Международное сообщество в целом и лидеры отдельных стран выразили руководству страны соболезнования и предложили помощь. «Первым среди равных» в этом плане оказался президент Франции Эммануэль Макрон: на прошлой неделе он приехал в Бейрут, посетил место трагедии и пообщался с местными жителями, спасателями, сотрудниками портовых служб.
Основным лейтмотивом поездки Макрона стал призыв к организации международной гуманитарной помощи Ливану. Однако на фоне антиправительственных выступлений, охвативших страну после ЧП, не обошлось и без политической компоненты. Обещая помощь Парижа, Макрон заявил, что она будет передаваться при обеспечении транспарентности и «не попадет в руки коррупционеров», а в целом в стране давно назрели политические и экономические реформы.

Президент Франции Эммануэль Макрон на встрече с президентом Ливана Мишелем Ауном в Баабде. 6 августа 2020 года

Президент Франции Эммануэль Макрон на встрече с президентом Ливана Мишелем Ауном в Баабде. 6 августа 2020 года

Фото: Thibault Camus/Pool via REUTERS

Одна из прохожих, с которыми общался Макрон, упрекнула его в том, что он сам «заседает с полевыми командирами», которые «на протяжении последнего года манипулировали» ливанцами. Французский лидер, встретившийся с лидерами ливанских политических партий, в ответ заявил: «Я здесь не для того, чтобы помогать им. Я здесь, чтобы помочь вам».

Обвинения в коррупции звучали наряду с другими из уст участников массовых акций в Бейруте, где демонстранты, штурмовавшие несколько министерств, требовали отставки правительства. Именно это и произошло вечером 10 августа: президент Ливана Мишель Аун принял отставку кабинета министров, членам которого теперь предстоит исполнять свои обязанности до формирования нового состава.

Президент Франции Эммануэль Макрон осматривает разрушения в порту Бейрута. 6 августа 2020 года

Президент Франции Эммануэль Макрон осматривает разрушения в порту Бейрута. 6 августа 2020 года

Фото: Thibault Camus/Pool via REUTERS

Этой поддержки Ливану долго ждать не придется: и страны Запада, и Россия, и многие другие государства мира уже отправили туда первые партии гуманитарной помощи. Кроме того, под эгидой все того же Макрона 9 августа в режиме видеоконференции прошла встреча лидеров нескольких стран, которые согласились выступить в качестве доноров.

В общей сложности их руководители пообещали предоставить Ливану почти $300 млн, при этом эти деньги будут выделены без каких-то дополнительных требований. Единственный критерий — обеспечение прозрачности при расходовании средств. Подобный контроль жертвователи хотят получить с учетом того, что «сами ливанцы считают свое правительство глубоко коррумпированным», а некоторые страны «обеспокоены влиянием со стороны Ирана, которое осуществляется через шиитскую группировку «Хезболла», пишет Reuters.

Рванувший кризис

С учетом того, что ущерб от взрыва в порту Бейрута (кстати, его, по некоторым данным, контролирует именно «Хезболла») может составлять до $15 млрд, сумма уже обещанной помощи, возможно, и невелика. Страны-доноры готовы дать больше — но уже при условии, что власти Ливана прислушаются к требованиям протестующих граждан и пойдут на реформы в различных сферах.

Президент Франции Эммануэль Макрон во время видеоконференции по оказанию помощи Ливану

Президент Франции Эммануэль Макрон во время видеоконференции по оказанию помощи Ливану

Фото: Global Look Press/Moncloa

Проведения экономических преобразований от Ливана требует и Международный валютный фонд. Именно при выполнении этих рекомендаций МВФ будет готов вернуться к рассмотрению заявки Бейрута на получение кредита в $10 млрд (Reuters называет забуксовавшие переговоры с фондом «признаком недоверия между Бейрутом и странами-донорами»). За помощью к международной финансовой организации Ливану пришлось обратиться из-за самого серьезного со времен гражданской войны экономического кризиса: в мае Бейрут объявил дефолт по евробондам, национальная валюта демонстрирует катастрофическое падение, а ущерб экономике от последствий взрыва в порту, по оценке аналитиков, может достичь четверти годового ВВП.

Французский президент также выступил за полноценное и независимое расследование причин катастрофы, явно давая понять, что для следственных действий надо привлечь и специалистов из-за рубежа. Впрочем, президент Мишель Аун уже заявил, что расследование не будет международным.

«Примерил облик мессии»

С учетом крайне непростой ситуации в Ливане во многом символический визит Макрона некоторым показался чем-то большим, чем жест солидарности и поддержки. Высказывания французского президента о деятельности ливанских властей кому-то показались чуть ли не претензией Парижа на восстановление колониальных отношений с этой страной: де-юре до 1943-го, а де-факто до 1946 года Ливан находится под мандатом Франции, который Париж получил после окончания Первой мировой войны.

Собственно, и после обретения страной независимости ее связи с Франции остались более чем тесными. Французский язык — второй самый распространенный в Ливане после арабского. Выходцы из Ливана образуют весьма многочисленную общину во Франции — порядка 200 тыс. человек.

Эпицентр взрыва в порту Бейрута на фоне разрушенных жилых домов

Эпицентр взрыва в порту Бейрута на фоне разрушенных жилых домов

Фото: Thibault Camus/Pool via REUTERS

Заявлений Макрона, в том числе о коррупции в высших эшелонах власти в Ливане, а также о необходимости ограничить влияние «Хезболлы», дали АР повод опубликовать заметку с заголовком «Помогает ли Франция Ливану или пытается его вновь завоевать?», а начать само сообщение с такого предложения: «Ситуация была очень похожа на то, как если бы Эммануэль Макрон забыл о том, что Ливан более не является французским протекторатом». В Сети даже появилась петиция, призывающая установить мандат Франции в Ливане на ближайшие 10 лет. Вряд ли этот призыв будет иметь какое-то реальное значение, однако по состоянию на 11 августа его поддержали свыше 60 тыс. человек.

Как отмечает информационное агентство, критики президента во Франции «осудили его шаги, сочтя их неоколониалистским вмешательством со стороны европейского лидера, который стремится к восстановлению владычества в столкнувшемся с трудностями ближневосточном государстве и отвлечению внимания от накопившихся проблем в своей собственной стране». За такие неоколониалистские маневры Макрону достается от всех политических оппонентов — от крайне правых до крайне левых. Лидер партии «зеленых» Жюльян Байю, например, заявил о том, что «солидарность с Ливаном не должна предусматривать каких-то условий».

Зал ливанского парламента

Зал ливанского парламента

Фото: Global Look Press/XinHua

Обыватели тоже критикуют Макрона из-за Ливана — впрочем, не за какие-то захватнические настроения, а за то, что президент отправился в поездку в то время, когда и во Франции проблем хватает, будь то распространение коронавируса или пожары на юге страны.

Газета L’Opinion и вовсе считает, что визит в Ливан позволил Макрону почувствовать себя «героем и спасителем» целой страны. Восторги по поводу его поездки демонстрировала «толпа, состоящая в основном из образованных франкофилов из числа представителей столичной буржуазии», и французский лидер «с готовностью примерил на себя облик мессии, задача которого — положить конец кризису в системе здравоохранения и в экономике» Ливана.

«Не допустить обострения»

Макрон на фоне таких нападок вынужден убеждать всех, что никаких задумок по восстановлению французского мандата в Ливане у него нет. По его словам, «французского решения» для этой страны не существует, а сам он не может выполнять функции ливанских руководителей. Действия Парижа обусловлены соображениями «дружбы и помощи», а не намерением вмешаться во внутренние дела другой страны, заверил президент в интервью BFMTV. Призыв к реформам — это лишь повторение тех требований, которые озвучивают сами ливанцы, выступающие «против системы, которая больше не работает и не защищает их», добавил Макрон.

Он также пообещал вскоре вернуться в Ливан, чтобы посмотреть, насколько успешно там будут идти реформы. Макрон даже назвал дату этого повторного визита — 1 сентября. Примечательно, что именно в первый день осени ровно 100 лет назад по решению генерала Анри Гуро мандат в Сирии был разделен на шесть территорий, одной из которых и стал Великий Ливан со столицей в Бейруте. Насколько это совпадение случайно — вопрос, ответа пока не имеющий.

В Москве также предупреждают об опасности влияния внешних факторов на развитие ситуации в Ливане. «Не должно быть попыток подменить цели реформ на требования (в первую очередь США), касающиеся «Хезболлы», — ограничения ее роли и так далее, — сказал „Известиям“ посол России в Бейруте Александр Засыпкин. — Это фактически вмешательство во внутренние дела». Взрыв в порту «усилил напряженность» в стране, и в Москве выступают за то, чтобы «все стороны действовали так, чтобы обострения не допустить», добавил дипломат.

В свою очередь Максимиллиан Фельш, профессор бейрутского университета Айказян, не считает, что действия президента Макрона можно считать ненадлежащим вмешательством в дела Ливана. «Франция заинтересована в поддержании хороших отношений с франкофонскими странами на Ближнем Востоке и в Африке», — отметил специалист в беседе с Deutsche Welle, добавив, что с учетом сложной социально-экономической ситуации в стране «понятна надежда большинства ливанцев на то, что контроль над страной возьмет какое-то иностранное государство, если такое вообще возможно».

«Все флаги в гости будут к нам»

Впрочем, если мысли о возможности восстановления мандата Франции в Ливане и не выглядят слишком убедительно, налицо явное желание Парижа усилить свои позиции в регионе Восточного Средиземноморья, где республика ведет борьбу за влияние с Турцией. В отношении Ливии это противостояние закончилось скорее победой Анкары (если его вообще можно считать завершившимся), а вот «ливанский фронт», похоже, только начинает разворачиваться.

Взрыв в порту Бейрута привлек внимание к стране, которая переживает одновременно сразу несколько кризисов, при этом политический — пожалуй, самый значительный из них, а многочисленные проблемы в экономике, здравоохранении и социальной сфере — это скорее лишь его печальные следствия. «Политика в Ливане себя дискредитировала, — отмечает эксперт Российского совета по международным делам Григорий Лукьянов. — Эта сфера вообще в стране очень закрытая и не подразумевает ротации. Так уже около 100 лет. По сути, Ливан живет при тех же порядках, которые привели в семидесятые годы к гражданской войне».

В то, что страна сможет выбраться из сложившейся ситуации собственными силами, верится с трудом. Но желающих «помочь» Ливану хватает, в том числе среди региональных держав. «Хотя исторические и языковые связи Франции с Ливаном дают Парижу преимущества, Макрону придется иметь дело не только с ливанским руководством, но и с Ираном и его региональным противником — Саудовской Аравией, которые имеют огромное влияние на шиитов и суннитов в многоконфессиональном государстве», — напоминает Barron’s. Вопрос — чью помощь и на каких условиях захотят принять местные политики и сами ливанцы.