Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ложь и предубеждения: французского педагога обезглавили из-за клеветы
2021-03-12 18:48:44">
2021-03-12 18:48:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В деле о жестоком убийстве французского учителя Самюэля Пати всплыли новые подробности. Выяснилось, что педагога обезглавили после того, как 13-летняя школьница обвинила его в исламофобии. Впоследствии девочка призналась, что всё выдумала. Подробности — в материале «Известий».

Осуждение от прогульщицы

«Я солгала, на самом деле я не видела карикатур», — призналась 13-летняя школьница З. Шнина (Z. Chnina) во время беседы со следователями, занимающимися делом об убийстве 47-летнего Самюэля Пати, французского учителя истории и географии из колледжа Конфлан-Сент-Онорин (пригород Парижа).

6 октября прошлого года девочка пожаловалась отцу Брахиму Шнине (Brahim Chnina), что ее педагог, предложив ученикам-мусульманам выйти из класса, стал показывать карикатуры, оскорбляющие пророка Мухаммеда. Урок был посвящен нападению исламистов на редакцию французского сатирического журнала Charlie Hebdo. По словам школьницы, она стала возмущаться тем, что учитель на занятиях по свободе слова оскорбляет ислам, и он в ответ якобы решил в течение двух дней не допускать ее на занятия. На самом деле на урок ее не пустили за неуспеваемость и постоянные прогулы.

Уроженец Марокко Брахим Шнина, возмущенный рассказом дочери, разместил в соцсетях видео, в котором жестко раскритиковал Самюэля Пати: называл его бандитом и призывал добиваться увольнения педагога. В итоге посты об учителе заметил и выходец из Чечни, 18-летний исламист Абдуллах Анзоров. По версии следствия, он несколько раз связывался с отцом школьницы, чтобы узнать подробности. Однако Шнина утверждает, что не помнит этого, так как его посты вызвали широкий общественный резонанс и ему после этого звонили многие люди.

колледж

Цветы перед колледжем Буа д'Ольн в Конфлан-Сент-Онорине, Франция, 20 октября 2020 года

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Michael Bunel

16 октября, через 10 дней после публикации гневного поста Брахима, учителя убили на территории колледжа. Абдуллах Анзоров с криками «Аллаху акбар!» напал на педагога и обезглавил его. После этого он выложил в соцсеть фото отрезанной головы Пати. 18-летний исламист угрожал президенту Эммануэлю Макрону, а также предостерегал всех французов от дальнейшего оскорбления ислама. Полиция застрелила убийцу в ходе задержания.

Впоследствии выяснилось, что история, которая привела к трагедии, была полностью выдуманной. Одноклассники З. Шнина рассказали следствию, что на самом деле в тот день школьницы не было на занятии и она никак не могла видеть якобы возмутившие ее изображения. К тому же Пати не призывал никого покидать класс, а лишь предложил ученикам, которые могут быть шокированы карикатурой, закрыть глаза.

Хочется правды

Следствие сразу обнаружило нестыковки в рассказе школьницы. Вначале она настаивала на своей версии произошедшего, обвиняя одноклассников во лжи. Однако потом призналась, что соврала: на уроке ее не было, а о карикатуре на уроке она узнала от подруги. З. Шнина рассказала, что у нее есть сестра-близнец, которая очень хорошо учится, и из-за этого девочка испытывает комплексы. Лгунья не знала, как объяснить отцу, почему у нее плохие оценки, боялась сообщить ему о пропусках занятий, поэтому и выдумала свою историю.

В результате школьнице предъявлено обвинение в ложном доносе, ее отцу — в пособничестве убийству террористической направленности. По словам мужчины, он не желал вреда Пати, а лишь «хотел быть хорошим отцом». Глава антитеррористической прокуратуры Франции Жан-Франсуа Рикар уверен, что убийство Пати напрямую связано с кампанией, развязанной против учителя Брахимом.

прощание

Во время церемонии прощания с Самюэлем Пати, Париж, Франция, 21 октября 2020 года

Фото: Global Look Press/imago-images/JB Autissier

Адвокат школьницы Мбеко Табула заявил, что на ребенка нельзя возлагать ответственность за убийство. По словам Вирджини Ле Рой, адвоката семьи Пати, родственники убитого педагога «не испытывают чувства ненависти или мести», они просто требуют ответов и правды. «Произошедшее тронуло всех. К смерти Самюэля Пати в первую очередь привела ложь. Такое больше не должно повториться. Мы должны усилить просветительскую работу, предотвращать механизмы радикализации, которые со временем становятся всё более коварными», — пояснила Вирджини Ле Рой.

В деле об убийстве педагога помимо школьницы и ее отца еще 12 фигурантов. Среди них друзья Анзорова, которые помогли ему с организацией убийства, а также подвезли его до колледжа, двое учеников, которые показали убийце учителя, получив за это €300. При этом нападавший не скрывал от них, что собирается причинить педагогу вред. Еще один мужчина помогал Шнине распространять гневные посты о Пати в соцсетях.

Выхода нет

После произошедшего во Франции общество ждет от руководства страны более решительных действий, отметил в беседе с «Известиями» ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров. Макрон объявил, что с 2024 года государство перестанет принимать у себя «командированных» из-за рубежа имамов. Каждый год во Францию приезжают 300 исламских проповедников, которые зачастую говорят только на родном языке. К тому же в стране решили запретить иностранное финансирование исламских религиозных организаций и усилили контроль границ.

По словам эксперта, без таких мер президенту Макрону будет тяжело переизбраться на второй срок через два года — преимущество будет у крайне правых. Глава МВД Франции Жеральд Дарманен говорил о необходимости выслать из страны радикальных исламистов — иностранцев, проповедующих радикальные идеи. «Однако возникает проблема — куда их выдворять. Чтобы выслать на родину одного человека, необходимо около €20 тыс., помимо этого нужно договориться с принимающей страной. Но эти государства вовсе не хотят принимать тех, кто настроен радикально. Отсюда возникает безвыходная ситуация», — пояснил Федоров.

палатки перед ратушей Парижа

Палатки мигрантов перед ратушей в Париже, Франция, 1 сентября 2020 года

Фото: ТАСС/EPA/IAN LANGSDON

Каждый год около 30 тыс. человек приезжают во Францию в поисках политического убежища. Из них лишь четверть его получает, все остальные должны покинуть страну, но просители этого не делают, а просто рассеиваются по республике.

Взрывоопасная ситуация

Жестокое убийство Пати иллюстрирует несколько вещей, считает приглашенный профессор Дипломатической академии МИД РФ, специалист по Франции Ольга Ходинова. «Первое: мы живем в мире постправды и медиаконструктов, когда публикация в соцсетях может спровоцировать межрелигиозную рознь до такой степени, что радикальные элементы одной веры, не разбираясь, начинают резать представителей другой. Второе: Франция вот уже несколько десятилетий существует в подобной зыбкой реальности, и в последние годы положение только усугубляется: пожалуй, ни в одной европейской стране не случаются так часто такие громкие преступления на религиозной почве», — отмечает политолог в разговоре с «Известиями».

По словам Ходиновой, с одной стороны, французские власти стоят на страже свободы слова и самовыражения. С другой — запрещают ношение на публике религиозных атрибутов (не только мусульманских никабов и бурок, но и нательных крестов, если их видно, и кип, и сикхских тюрбанов). «При этом, согласно исследованиям французских социологов, «коренных» французов преследует чувство вины перед жителями бывших колоний (в основном мусульманами) за временами жестокую имперскую политику родины. Иммигранты это угнетение хорошо помнят. Плюс к этому в последние годы в исламском мире наблюдается подъем религиозного самосознания, на первый план выходят вопросы идентичности и ее отстаивания», — добавляет эксперт.

ликвидация

Ликвидация лагеря мигрантов в парижском пригороде Сен-Дени французской полицией, 17 ноября 2020 года

Фото: ТАСС/EPA/YOAN VALAT

Эксперт отмечает, что по французским законам в стране нет ни религиозных, ни каких-либо других меньшинств, все равны, при этом коренных французов после массовых волн иммиграции из бывших колоний становится всё меньше. «Французская нация стала другой, а законы и принципы республики остались прежними. Ситуация крайне близка к взрывоопасной. Именно поэтому так остро стоит миграционный вопрос — самый, пожалуй, чувствительный после традиционных социальных: законы в этой сфере обновляются в среднем раз в полтора-два года», — считает политолог.

В настоящее время во Франции центрист Макрон пытается перехватить повестку у Марин Ле Пен из «Национального объединения», придерживающейся правых взглядов. «Через год во Франции президентские выборы, и думаю, в ближайшее время мы станем свидетелями новых инициатив в этой области», — уверена Ходинова.

Читайте также