Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В Германии заявили о нехватке танков для защиты страны
Армия
Расчет «Гиацинта-Б» группировки войск «Днепр» уничтожил гаубицу М777 ВСУ
Общество
Поисково-спасательные работы на месте обрушения подъезда в Шебекино завершились
Мир
Глава МИД Венесуэлы назвал руководство G7 как никогда убогим
Общество
Депутат Госдумы Первышов рассказал о потенциале программы «Время героев»
Общество
Двое пострадавших в ДТП в Благовещенске скончались в больнице
Общество
Посол Антонов заявил об унизительных обысках у россиян в США спецслужбами
Мир
Сунак попытался объяснить вежливостью странное поведение Байдена на саммите G7
Мир
NYT нашла в соглашении Украины и США о безопасности «лазейку для Трампа»
Общество
Синоптики пообещали москвичам кратковременный дождь и до +27 градусов 15 июня
Мир
Зампостпред КНР при ООН назвал недопустимыми обвинения со стороны США
Общество
Жога указал на важность основополагающих тезисов программы «Время героев»
Мир
Румыния отказалась выдавать визы российской делегации на ПА ОБСЕ
Происшествия
При обстреле ВСУ Алешек Херсонской области пострадала женщина
Мир
СМИ сообщили о повергшем в шок гостей на саммите G7 состоянии Байдена
Общество
Тело четвертого погибшего нашли на месте обрушения подъезда жилого дома в Шебекино
Мир
Reuters узнало об отказе ФРГ согласовывать 14-й пакет санкций ЕС против России
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нет для человека ничего важнее, чем его память, уверен Энтони Хопкинс. В фильме «Отец» он сыграл персонажа, который не может узнать даже тех, с кем живет в одном доме, путает времена и события собственной жизни. У этой драмы, снятой Флорианом Зеллером (он же автор сценария), шесть номинаций на «Оскар», и одна из них — у Хопкинса. Накануне выхода картины в российский прокат легендарный актер рассказал «Известиям», почему считает ее одной из лучших в своей жизни.

— Признайтесь, вы посмотрели спектакль «Отец» по пьесе Флориана Зеллера — в России она, кстати, тоже популярна — и сразу захотели сыграть в одноименном фильме?

— Как раз нет! Я не видел спектакль. Всё было куда прозаичнее. Я встретился с режиссером Флорианом Зеллером и автором сценария Кристофером Хэмптоном. С Кристофером мы уже, кстати, раньше работали. Перед этим, конечно, прочел сценарий — он был превосходный. Так вот, мы встретились в гостинице, позавтракали не спеша, а потом я рассказал, что сценарий мне очень нравится и я с удовольствием сыграю, но есть одно маленькое «но».

Объяснил, что у меня в самом разгаре работа над «Двумя папами» (фильм Фернанду Майреллиша. — «Известия»), а ведь «Отец» — независимый фильм, в таких случаях финансирование решает всё. В общем, сказал я, с удовольствием поучаствую, если вы меня подождете. Флориан воскликнул, что, конечно, подождем. А дальше вы знаете: мы сняли эту картину, и это была прекрасная работа, одна из лучших в моей жизни. С большим удовольствием ее вспоминаю.

— Роль была специально переписана для вас. Вашего персонажа тоже зовут Энтони, и он родился в тот же день, что и вы. Насколько «Отец» для вас личное кино?

Мне 83 года, так что не очень сложно играть стариков, пусть даже во мне еще достаточно сил и бодрости. Никто из моих родителей не страдал деменцией, хотя у отца в последний год жизни была довольно сильная депрессия. Я не то что был ее постоянным свидетелем, но способен понять, как тяжело близким людям рядом с таким человеком.

Актер Энтони Хопкинс

Актер Энтони Хопкинс — кадр из фильма «Отец»

Фото: Global Look Press/Sony Pictures Classics

Есть сцена, где мой герой флиртует с девушкой, которую играет Имоджен Путс, а потом вдруг начинает ей страшно хамить и видит ее смущение. Когда я играл эти сцены, чувствовал себя страшно виноватым перед Оливией Колман, моей экранной дочерью. Кстати, мне было очень приятно поработать со всеми моими партнерами. У меня такой возраст, в котором ценишь не только то, что ты еще жив, но и то, как тебе повезло столько лет получать отличные роли и участвовать в первоклассных актерских ансамблях.

— Оливия после роли Елизаветы в сериале «Корона» очень востребована. Вы с ней долго репетировали?

— А этого не требовалось. Если сценарий написан так хорошо, как в случае с «Отцом», он становится маршрутом, которым нужно ехать, не сворачивая. Так что первый день, когда мы с Оливией начали работать, был и первой сценой фильма. Мы снимали в хронологическом порядке. А эту сцену мы с Флорианом быстро пробежали прямо на площадке, так что потом даже не репетировали. Легко работать, если ты отлично знаешь свой текст, а для меня заучивать его всё равно что воды выпить.

— Вы не боитесь однажды потерять память? Что делаете для тренировки?

Память — удивительная штука. Я очень много читаю, занимаюсь живописью, играю на фортепиано не менее пяти раз в неделю, хотя я не концертный музыкант. Но это отличное упражнение! Еще я запоминаю сценарии. Быть актером полезно, потому что нужно учить сценарии, и я об этом постоянно говорю молодым артистам, даже тем, которые пока желают только импровизировать. Учить сценарий — значит, заставлять мозг работать.

Мне нравится, когда я помню весь текст настолько, что, разбуди меня среди ночи, я его прочту с начала до конца. Мне кажется, благодаря этому мой мозг здоров. Конечно, существуют еще диета, зарядка, но память — важнейшее, что у меня есть. Она у меня прекрасная, долгая, я могу восстановить всё, что случилось со мной с трех лет. Могу вспомнить все реплики из спектаклей, в которых играл много лет назад. Если ты теряешь память — это ад, тебе просто не за что зацепиться. Память — самый мощный и важный инструмент человека, жизненно необходимый.

— В общем, вы советуете всем актерам учить больше текстов?

— Особенно если они собираются играть на сцене. Когда я был молод, то больше внимания уделял бэкграунду героя, чем его репликам. Но сейчас я вижу главный трюк именно в том, чтобы помнить каждое слово, каждую деталь сценария, и когда это случается, возникает невероятное ощущение полной свободы. Не обо что спотыкаться, ты можешь делать что захочешь, в том числе импровизировать до бесконечности.

— Так и случилось у вас с «Отцом»?

— Начнем с того, что на площадке царила удивительная атмосфера. Это была крохотная студия на северо-западе Лондона. Освещение создавало ощущение депрессивного дневного света в загородном доме. Я всё это в себя впитывал и потом уже мало внимания обращал на изменения в обстановке, производимые Флорианом. Мне просто нужно было играть нормального человека, который сварил себе кофе, зашел в комнату и вдруг встретил там «незнакомца». Тут уже необходимо было не играть. Просто задавать обыденные вопросы: «Что вы тут делаете?», «Кто вы?», «Что здесь происходит?». От меня Флориан требовал только этого. Он был великолепен: прямой, легкий в общении, никогда не пытался давить.

Актер Энтони Хопкинс

Кадр из фильма «Отец»

Фото: Global Look Press/Sony Pictures Classics

— Вы открываете для себя что-то новое, играя других людей? Меняет ли это вашу собственную жизнь?

— Думаю, да. Когда становишься старше, приходится переосмысливать себя, свой путь, искать новый смысл жизни. Этот фильм заставил меня задуматься о своем прошлом, о родителях, ощутить какую-то нежную тоску по ушедшему. В финале фильма мой герой вдруг осознает, что его мамы больше нет. Мы долго бились над этой сценой, она никак не получалась, так что решили сделать небольшой перерыв.

Я неожиданно вспомнил, как отвозил свою маму в больницу, чтобы взять вещи отца после его смерти. Это было почти 40 лет назад. Я забрал тогда очки, маленький блокнотик и карту Америки. Я ему обещал однажды, что мы с ним проедем через все США до самого Лос-Анджелеса. И вот я, играя ту последнюю сцену, видел всё это. В финале картины камера выхватывает очки и книгу. Во всем этом есть такая невероятная хрупкость! Я это с возрастом всё сильнее понимаю. Меня эта хрупкость жизни пугает, но при этом я испытываю от нее всё большее наслаждение.

— Как это? Расскажите.

— Например, мне нравится смотреть по телевизору давно ушедших парней типа Синатры. Их нет, но есть некая великая победа в том, что я всё еще здесь. Что я пережил все эти годы. Иногда мне кажется, что кто-то другой, не я, написал всю историю моей жизни. Не могу объяснить ничего в своем собственном существовании, и мне не хотелось бы погружаться в религиозные и мистические верования, но я всё же чувствую, знаю, что есть что-то большее над всеми нами. И оно за гранью того, что я когда-либо смогу понять.

Что такое время? Что такое старение? Почему мы рождаемся беспомощными детьми и становимся такими же беспомощными в конце? Все наши достижения меркнут. Ты начинаешь думать: зачем всё это было надо? Но знаете что? Самое величественное состоит в том, чтобы быть живым. И достигнуть возраста, когда ты наконец сможешь сказать: и всё же жизнь того стоила!

Справка «Известий»

Сэр Филип Энтони Хопкинс — британский актер театра и кино, режиссер, композитор. Окончил Уэльский королевский колледж музыки и драмы в Кардиффе, затем, после службы в армии, поступил в Королевскую академию драматического искусства в Лондоне. С 1965 года работал в труппе Королевского национального театра, тогда же начал сниматься в кино. Затем переехал в США, чтобы продолжить кинокарьеру. В 1973-м получил премию BAFTA за роль Пьера Безухова в экранизации «Войны и мира». В 1987 году Хопкинс получил от королевы Елизаветы звание командора ордена Британской империи, а в 1993-м — титул рыцаря-бакалавра. В фильмографии Хопкинса более ста фильмов и сериалов, наиболее известный — триллер «Молчание ягнят». За роль Ганнибала Лектера актер удостоился единственного в своей карьере «Оскара».

Прямой эфир