Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Весеннее обострение: в Прибалтике нарушают основные принципы права
2021-04-12 11:37:42">
2021-04-12 11:37:42
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В странах Балтии вновь разворачиваются преследования несогласных с антироссийским курсом правительств этих государств. Так, в Литве вынесли очередной неправосудный приговор в отношении советского отставника Юрия Меля, добавив к уже отбытому бывшим военным семилетнему сроку еще три года. А в Эстонии полиция безопасности арестовала местного правозащитника Сергея Середенко. В начале недели ему было предъявлено официальное обвинение в «контактах со спецслужбами России». Почему в Прибалтике активизировались антироссийские настроения, разбирались «Известия».

Незаконный захват

История калининградца Юрия Меля широко известна в России. 12 марта 2014 года он был арестован литовскими властями на пограничном переходе Советск–Панемуне. Полковника запаса российской армии обвинили в том, что 13 января 1991 года он участвовал в штурме Вильнюсской телебашни. Мелю объявили, что он подозревается «в преступлениях против человечности и в военных преступлениях».

После ареста офицера обвинили ни больше, ни меньше, чем в «сговоре» с министром внутренних дел СССР Борисом Пуго и министром обороны СССР Дмитрием Язовым. Литовская прокуратура выдвинула такое абсурдное обвинение: «Танк под командованием Ю. Меля, бортовой номер 544, наводчик Д. Большаков, механик-водитель С. Драгоценный, выломал забор, ограждающий территорию телебашни с западной стороны, опасно маневрируя, въехал на территорию, где не менее трех раз выстрелил из орудия холостыми зарядами, пускал дымовые завесы, световыми приборами военной техники светил в гражданских лиц, в занимаемый объект и на расположенные вокруг здания — таким образом запугивая и терроризируя гражданских лиц».

Адвокат россиянина Витаутас Савчук подчеркнул: «Он выполнял приказ как военный, приведенный к присяге. Его танк никого не задевал — ни людей, ни автомобили». На допросе, помимо прочего, подсудимый рассказал о том, что 13 января около телебашни некие неизвестные вели с крыши одного из домов огонь по людям трассирующими пулями. Советским военнослужащим приходилось прятаться от них за танк. Однако даже намеки на то, что пострадавшие 13 января люди могли оказаться жертвами ведших огонь по толпе с крыш боевиков-провокаторов, чреваты в современной Литве уголовным преследованием.

1991

Советский танк в Вильнюсе, Литва, 13 января 1991 года

Фото: commons.wikimedia.org/Andrius Petrulevičius

Свою вину в «военных преступлениях» и «преступлениях против человечности» Юрий Мель, бывший в 1991-м 22-летним лейтенантом, отверг категорически. «Он не признается, только утверждает, что выполнял приказ как военный... Я не вижу в его действиях преступления: какое это преступление — ехать на танке? Теперь ему инкриминируется, что он был сообщником Язова и Пуго», — заявил по итогам допроса адвокат Меля. «Приказа на убийство людей не получал, наоборот, нас постоянно и при любой возможности на всех уровнях предупреждали, чтобы мы действовали осторожно, чтобы ни в коем случае гражданские не пострадали. Экипаж танка, в котором я находился, никого не задавил и никого не убил», — подчеркнул отставной полковник. Он добавил, что в 1991 году имел все основания считать, что Литва является частью Советского Союза.

27 марта 2019 года затянувшийся на несколько лет процесс подошел к концу. Бывшего министра обороны СССР Дмитрия Язова приговорили к 10 годам лишения свободы, экс-офицера КГБ Михаила Головатова — к 12, бывшего начальника Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимира Усхопчика — к 14. Всех — заочно. Юрий Мель и постоянно проживающий в Литве гражданин России Геннадий Иванов получили семь и четыре года соответственно. В апреле 2019 года Меля перевели в следственный изолятор в городе Шяуляй. В мае того же года посол РФ в Литве Александр Удальцов рассказал: «Мы были вчера у Меля, которого перевели в Шяуляй, над ним там начали издеваться. Это вещь, которой мы тоже занимаемся очень серьезно. И надо, чтобы он содержался в тюрьме в таких условиях, которые отвечают международным нормам, и чтобы литовская сторона знала эти нормы и соблюдала их».

В сентябре 2019-го сам Юрий Мель направил письмо к участникам проходившего в Варшаве совещания ОБСЕ по правам человека. «В настоящее время я — офицер, полковник запаса, гражданин Российской Федерации, нахожусь, в нарушение всех признанных норм права, в общей зоне исправительного дома города Кибартай Литовской Республики вместе с уголовниками. Литва сегодня нарушает мое право на достойное, не унижающее человеческое достоинство отбывание наказания в пенитенциарной системе. Меня содержат не с политическими заключенными, а с убийцами, мошенниками и наркоторговцами, где существует реальная угроза моей жизни и здоровью», — сообщил россиянин. Но в ОБСЕ остались глухи к этому воззванию.

Продолжение произвола

12 марта 2021 года истек срок заключения Меля. Однако литовский суд распорядился оставить его под стражей еще на 20 суток. А 30 марта стало известно, что суд увеличил срок заключения на три года — и приговорил его к совокупному сроку тюремного заключения сроком на 10 лет. Что касается Геннадия Иванова, то ему в совокупности увеличили срок до пяти лет. Суд также отменил 10 лет тюремного заключения для бывшего министра обороны СССР Дмитрия Язова — поскольку тот в прошлом году умер.

Язов

Министр обороны СССР Дмитрий Язов, 1989 год

Фото: commons.wikimedia.org/Bob Simons

Юрист-международник, вице-президент Международной ассоциации русскоязычных адвокатов Михаил Иоффе (в свое время занимавшийся защитой осужденного в Латвии ветерана Великой Отечественной войны Василия Кононова заявил, что речь идет о нарушении основополагающих принципов права, поскольку в Литве Мель и Иванов фактически дважды осуждены за одно и то же деяние. «Такого уровня юристы, такого уровня литовская Фемида... Они придумывают законы, придают им обратную силу, осуждают и потом повторно осуждают... Поэтому одним нарушением больше, одним меньше — литовской Фемиде, видимо, всё равно», — отметил Иоффе.

Юрист охарактеризовал ситуацию как позорную. «[Юрий Мель] оказался заложником интриг и политических действий властей. Не правовых именно, а политических. Ни в коем случае нельзя говорить о какой-то законности, когда человека повторно наказывают за то же, за что он до этого был признан виновным и осужден. Это мотивируется именно политическими желаниями властей Литвы. Им надо держать человека в заложниках для торга с российской стороной, когда здесь поймают какого-то шпиона и будут менять тогда», — подчеркнул юрист.

Сам Юрий Мель, по словам его представителей, воспринял новое свое несчастье спокойно. Оно не стало для него неожиданностью — о том, что литовский суд намерен ужесточить приговор, заговорили еще осенью прошлого года. Адвокат осужденного Галина Кардановская сообщила: «Мы будем подавать кассационную жалобу. Я уже встречалась с Юрием Николаевичем, и мы этот момент обсудили». Срок подачи кассационной жалобы составляет три месяца. Отреагировали и в российском посольстве. «Расцениваем этот шаг здешней так называемой Фемиды как откровенное издевательство над ни в чем не повинным человеком», — заявили дипломаты.

Посольство РФ в Литве

Посольство России в Литве

Фото: commons.wikimedia.org/Alma Pater

В посольстве считают, что суд, «явно действовал в угоду охваченным русофобией властным структурам», проигнорировав допущенные в ходе процесса нарушения как международного, так и литовского законодательства. «В частности, фигурантов данного «дела» обвинили по не существовавшим в начале 1990-х годов статьям, что противоречит основополагающему принципу недопустимости придания уголовному закону обратной силы», — отмечают в дипведомстве. Но так или иначе, дальнейшая судьба Меля представляется безрадостной. Скорее всего, ему придется отсидеть и эти дополнительные три года — если только России не удастся выменять его на кого-то из пойманных литовских шпионов. Прецеденты подобного рода уже имели место в прошлом.

Запрет на профессию и тюрьма

На днях стало известно, что в эстонской тюрьме уже более месяца находится русский правозащитник, ученый-правовед Сергей Середенко — ему вменяют «антигосударственные связи» с Россией. В последние годы Середенко был отлучен от научной работы и вынужден был трудиться дворником . Естественно, доступом ни к каким государственным секретам он не обладал. Автор книг «Русская правда об эстонской конституции» и «Компенсация морального ущерба в Эстонской Республике» занимался на добровольных основаниях оказанием правовой защиты русским жителям этой прибалтийской республики.

О возможном аресте Середенко первым сообщил 30 марта эстонский оппозиционный портал Dokole.eu. По информации портала, правозащитника обвинили в «шпионаже». Коллега Середенко по НКО «Русская школа Эстонии» Мстислав Русаков, в прошлом сам подвергавшийся гонениям, мрачно иронизировал: «Подтвердился настолько худший сценарий, что даже и в голову не могло прийти. Дворник-шпион. Какой-то несмешной эстонский анекдот...»

Коллега подтверждает, что в дворники Середенко пошел отнюдь не от хорошей жизни. «К сожалению, он столкнулся со «стеклянным потолком». В последние годы на работу по специальности его не брали. Он долгое время являлся безработным. Около пяти лет назад трудился сторожем в одной из гостиниц в центре Таллина. Но работодатель расторг с ним трудовой договор, поскольку Сергей участвовал в акции, посвященной годовщине апрельских событий 2007 года. Работодатель, узнав Сергея Середенко на фотографиях с этого мероприятия, решил, что такой сотрудник ему не нужен», — рассказывает Русаков.

 Сергей Середенко

Правозащитник Сергей Середенко

Фото: venekool.eu

Общественный активист Сергей Чаулин, организовавший 5 апреля в Таллине пикет в защиту Середенко, сообщил: «Когда нас хотели оштрафовать за «Бессмертный полк», он нам помог, защитил нас и выиграл этот суд. «Бессмертный полк» для Эстонской Республики — как кость в горле». Чаулин предположил, что именно участие в делах «Бессмертного полка» могло стать одной из причин ареста Середенко. Позже стало известно, что Середенко подозревают в совершении преступления, предусмотренного статьей 235 уголовного кодекса — «Отношения, направленные против Эстонской Республики». 12 апреля глава эстонской полиции безопасности Арнольд Синисалу заявил, что якобы Середенко занимался своей правозащитной и публицистической деятельностью «благодаря чужим спецслужбам». Как отмечает латвийский оппозиционный публицист Владимир Линдерман, аналогичные статьи имеются в уголовных законах Латвии и Литвы. «Все они приняты сравнительно недавно, на фоне обострившихся отношений между Западом и Россией. Их общий смысл, если коротко — криминализация контактов с Россией», — отмечает Линдерман.

По его словам, особый цинизм властей состоит в том, что ни в одной из прибалтийских стран не существует — по крайней мере, в публичном доступе — списка российских организаций, с которыми жителям Латвии, Литвы или Эстонии запрещено сотрудничать. Это открывает широчайшие возможности для произвола спецслужб, ведь при желании можно придраться к любому.

Арест Сергея Середенко произошел на фоне очередного этапа гонений, предпринятых в странах Балтии против русских журналистов, правозащитников и общественников. В декабре 2021 года в Латвии были заведены уголовные дела сразу на семерых местных русских журналистов, вся вина которых заключается в сотрудничестве с российскими СМИ. В Литве разворачиваются судебные процессы против диссидентов Альгирдаса Палецкиса и Алексея Грейчуса, которых обвиняют в «шпионаже в пользу России». Палецкис был арестован в конце 2018-го, Грейчус — в марте 2020 года, обоих бросили в тюрьму, но впоследствии, в связи со слабостью доказательной базы, отпустили под подписку о невыезде.

Читайте также