Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Работаю над треками с Элджеем и Моргенштерном»
2021-03-16 22:52:25">
2021-03-16 22:52:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Победитель «Грэмми» в категории «Лучший ремикс» Imanbek, он же Иманбек Зейкенов, хочет поработать с Селеной Гомес, будет учиться играть на диджейских вертушках и осенью отправится в мировое турне, а музыку до сих пор пишет на том же непрофессиональном оборудовании, с которым делал первые творческие шаги в 2017-м. Об этом автор триумфальной версии песни Roses рэпера SAINt JHN рассказал «Известиям» в эксклюзивном интервью.

Загуглить номинацию

— Поздравляем с победой на «Грэмми»! Это было ожидаемо?

— Вполне. Шансы у пяти номинантов были равные, но я очень сильно верил в мою победу, прям максимально. И все мои знакомые — тоже.

— Вы помните момент, когда узнали о вашей номинации?

— Я вел трансляцию в Instagram. И тут мне зрители пишут «Ты номинирован на «Грэмми», поздравляю!». Потом еще и еще. Я выключил трансляцию, загуглил — и правда!

Диджей Imanbek

Диджей Imanbek

Фото: vk.com/Imanbek

— Вы участвовали в церемонии дистанционно. Почему не поехали в США?

— Потому что карантин. Я бы не смог вылететь туда.

— Но хотели бы присутствовать там лично?

— Знаете, больше хотел бы в онлайне, чем традиционно. Как-то привык уже к такому формату...

Путь от железной дороги

— Почему после школы вы пошли в транспортный колледж?

— Потому что мои друзья туда поступили. Я никогда не мечтал быть железнодорожником, просто пошел туда ради компании. И музыку я начал писать, когда уже учился. В 17 лет. А ремикс на Roses сделал в 18.

— Когда бросили работу на железной дороге?

— Больше года назад. Ушел оттуда, надоело. Когда был на практике, думал, что, может, и останусь, но нет — практика закончилась, и я уволился.

— Песня Roses была выпущена в 2016 году. Вы сделали на нее ремикс в 2019-м. Почему выбор пал именно на эту не самую новую композицию? В оригинале она довольно грустная.

— На самом деле я абсолютно рандомно его выбрал. Он просто подходил под то, что я хотел сделать. Я делал неофициальные ремиксы на всё подряд, что я слушаю. И нельзя сказать, что Roses какой-то особенный, поэтому выбор пал на него. Просто у меня было тогда много времени, поэтому я делал всё, что захочу. Что же касается настроения ремикса, то в этом и фишка. Согласитесь, интереснее было сделать грустный трек веселым, чем веселый таким и оставить.

Постер к треку «Roses»

Постер к треку Roses

Фото: youtube.com

— Ремикс набрал в три раза больше просмотров на YouTube, чем оригинал. Как так получилось? Как вы для себя это объясняете?

Это две разные композиции. Возможно, людям просто больше нравится танцевальная музыка, чем рэп-андеграунд.

— Вы ожидали такого успеха, когда сочиняли ремикс?

— Нет! Я вообще не хотел его публиковать. Сделал, переслушал, подумал «да ладно, пусть будет». Выложил во «ВКонтакте». Однажды стою на остановке, жду автобуса, чтобы поехать на работу. И тут слышу, что звучит мой ремикс. Шок! В этот момент просто самые крутые эмоции испытал. Почти такие же, как при получении «Грэмми».

— В тот момент вы еще работали на железной дороге?

— Я устроился туда, когда трек набирал популярность. Я тогда учился в колледже, и у нас летом должна была быть производственная практика.

Треки «на коленке»

— Как семья отреагировала на ваш успех?

— Ну а как она должна была отреагировать? Обрадовались, конечно. Это же круто, согласитесь. Но даже когда я просто занимался музыкой, не было такого, чтобы кто-то говорил «зачем это надо»? Пишет — и пишет.

— Когда вы писали этот трек, у вас был ноутбук и обычные проводные наушники.

— До сих пор ими и пользуюсь.

— То есть профессиональной аппаратуры у вас нет?

— Нет. Я не понимаю людей, которые хотят писать музыку, для этого вкладывают миллионы в оборудование студии, а в итоге ничего путного у них не выходит. Студия — это больше для того, чтобы обеспечить качество звука. А идею можно придумать и с простыми наушниками.

— Как вы научились на старом компьютере делать ремиксы?

— С помощью YouTube. Там есть бесплатные уроки, в которых объясняется, что надо делать, какие программы скачивать. А дальше уже дело фантазии.

— Сколько всего треков вами было написано?

— Если считать и неофициальные, и официальные ремиксы, то больше 50.

— Какой был самым первым?

— Честно — не помню. Кажется, это был ремикс на кого-то из эсэнгэшных артистов.

R&B и поп-исполнитель The Limba

R&B и поп-исполнитель The Limba

Фото: commons.wikimedia.org

— А на своих соотечественников делали?

— Конечно. На The Limba (Мухаметали Ахметжанов, казахстанский и российский rnb исполнитель. — «Известия»). Еще до истории с Roses он слышал мой ремикс, ответил «круто», и всё. Так и осталось это без официального релиза. Я не обиделся, всё нормально (делает вид, что сдерживает слезу). Но сейчас-то уже хотят коллаб. Вот только график моих релизов теперь расписан очень надолго.

Моргенштерн, Селена Гомес и мировое турне

— Какие у вас планы?

— Хочу очень крутой трек написать, чтобы получить еще «Грэмми» (улыбается). Лучше одного «Грэмми» может быть только два «Грэмми». Еще у меня цель — записать коллабы с Селеной Гомес и Холзи.

— Как получилось, что SAINt JHN узнал о вашем ремиксе?

Когда он был на гастролях в России, то узнал, что там очень любят его Roses в моей версии. На момент, когда мы готовили официальный (согласованный с исполнителем и лейблом. — «Известия») релиз этого ремикса, он уже был на первом месте по шазамам в России. Тупо неофициальный ремикс без аватарки — на первом месте в Shazam Russia! Капец как круто! Сейчас в Spotify количество прослушиваний в день — где-то 1,4 млн. Меньше, чем было на пике, но всё равно!

Рэпер SAINt JHN

Рэпер SAINt JHN

Фото: Global Look Press/ImagePressAgency/face to face

— А с кем-то из российских исполнителей планируете поработать?

Уже работаем. С Элджеем и Моргенштерном.

— Еще до победы на «Грэмми» у вас вышел совместный мини-альбом (EP) с Ритой Ора. Как так получилось?

— Всё началось с одного трека. Мой менеджер сказал мне: «Ты хочешь коллаб с Ритой Ора?». Я говорю: «Конечно!». Мне прислали вокал, я написал музыку на него, отправил, ей сначала не понравилось. Сделал вторую версию. Это уже было воспринято более-менее. Потом была большая пауза, и вдруг она возвращается и говорит: «Давай делать EP».

Певица Рита Ора

Певица Рита Ора

Фото: Global Look Press/ImagePressAgency/face to face

— Вы играли на гитаре с 8 лет. У вас есть музыкальное образование?

— Нет, на гитаре я играл далеко не профессионально, дворовые песни. А для чего мне музыкальное образование? Если хотя бы одна причина будет, я захочу получить его. Но я не играю на инструментах. А электронную музыку можно писать и без образования. Другое дело, что всё лето я буду серьезно учиться играть на диджейских вертушках, чтобы ближе к осени уже начать самостоятельно выступать. Моя команда хочет меня отправить в мировое турне.

— Возвращаясь к вашему триумфу на «Грэмми» и успеху трека Roses: можно ли сказать, что, по сути, это случайность — то, что он так выстрелил?

— Да. Абсолютно.

Справка «Известий»

Иманбек Зейкенов родился в городе Аксу (Казахстан) в 2000 году. Учился в Железнодорожном колледже, параллельно занимаясь созданием ремиксов. После успеха трека Roses, выпущенного в 2019 году, стал всемирно известен. В 2020-м выпустил совместный мини-альбом с певицей Ритой Ора. 15 марта 2021-го получил премию «Грэмми» за ремикс Roses, став первым обладателем этой награды из Казахстана и первым на всем постсоветском пространстве лауреатом «Грэмми» в неклассической номинации.

Читайте также