Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Для такой громадной по площади страны, как Россия, включающей большое количество разнообразных по показателям социально-экономического развития субъектов федерации, реализация единой политики должна сочетаться с применением дифференцированного подхода в регулировании регионального развития. Понятно, что высокообеспеченные регионы, такие как столичные, нефтегазодобывающие субъекты Западной Сибири, индустриальные центры Урала и Поволжья, не нуждаются в активной федеральной поддержке, без которой, напротив, просто не выживут республики Северного Кавказа или Юга Сибири.

При этом среди отстающих от других регионов есть те, которые отличаются «слаборазвитостью» уже на протяжении длительного периода и имеют мало потенциальных ресурсных возможностей изменить свой статус. Но встречаются и такие субъекты, которые ранее имели более высокие показатели социально-экономического развития, но в силу эволюционных причин стали депрессивными. Или те, которые обладают еще не раскрывшимися ресурсами. Такие регионы при наличии сильного внешнего импульса могут перейти на новый уровень развития. Именно на них и было обращено особое внимание федерального правительства, взявшего над ними прямое кураторство.

В первой половине 2020 года для десяти регионов с низким уровнем социально-экономического развития — республик Адыгея, Алтай, Калмыкия, Карелия, Марий Эл, Тыва, Чувашия, Алтайского края, Курганской, Псковской областей — правительством РФ были разработаны и утверждены индивидуальные программы. Они подразумевают реализацию комплекса мероприятий инвестиционного и организационного характера, необходимых для изменения сложившейся там специализации, создания на территории точек роста, запуска новых проектов в экономике и социальной сфере. На реализацию этих пятилетних программ в федеральном бюджете будет предусмотрено 50 млрд рублей — по 5 млрд на один регион.

Утверждение именно индивидуальных программ обусловлено еще и тем, что набор проблем в этих регионах при их схожести — низкий объем инвестиций, высокие уровни бедности и безработицы, низкие доходы населения, отстающая в развитии транспортная, инженерная и социальная инфраструктура — имеет определенную специфику. Как говорил классик: все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая — несчастлива по-своему.

При закладываемой индивидуальности программы подготовлены с учетом реализуемых в регионах национальных проектов, государственных и федеральных целевых программ. В них делается ставка на создание новых производств, в том числе в промышленности в рамках уже созданных или формируемых особых экономических зон или промышленных парков, строительство и реконструкцию дорог, аэропортов, пунктов пропуска через государственную границу, объектов социальной инфраструктуры, создание условий для развития малого и среднего бизнеса, газификацию, формирование центров туризма. Иногда предусматривается обеспечение специальных преференциальных режимов, разработка мер по снижению ряда тарифов, досрочное завершение мероприятий по переселению граждан из аварийного жилья, проведение социальных экспериментов и мероприятия по обучению региональных управленческих команд.

Примечательно, что за счет федерального бюджета нередко финансируется разработка проектно-сметной документации, а само строительство объектов может осуществляться уже с привлечением средств региональных бюджетов или из внебюджетных источников. В правительственные программы включены мероприятия, направленные на формирование собственных источников доходов региональных бюджетов. В этом отношении такие программы — своего рода триггер активизации территориального развития, создания в отстающих регионах новой экономики.

Понятно, что активный старт реализации программ пришелся на кризисный период 2020 года: первая — для Курганской области — была утверждена в феврале, а последующие — в марте и апреле, когда вводились жесткие карантинные ограничения. Поэтому ставить однозначные оценки года осуществления такой инновационной формы работы центра с регионами сложно. Тем не менее результаты уже есть, но обозначились и сложности, которые трудно преодолеть без федерального участия.

Вот почему в последние месяцы в эти регионы отправляется мощный десант правительственных чиновников во главе с премьер-министром. Вообще личное участие членов федерального правительства в решении региональных проблем имеет огромное значение для успешности запланированных преобразований. Кураторство со стороны федеральных министров, заложенное еще на стадии формирования таких программ в 2019 году, подразумевает, помимо прочего, упрощение взаимодействия региональных органов власти с центром, дополнительное лоббирование интересов этих регионов внутри правительства и скоординированность федеральных структур в непосредственной работе на территории.

«Экспедиции» правительства, совершаемые в такие регионы спустя год после утверждения индивидуальных программ их развития, наверняка станут основой для корректировки не только содержания включенных в них мероприятий, но и совершенствования общих принципов, правил и конкретных инструментов осуществления государственной региональной политики в нашей стране.

Автор директор Центра региональной политики РАНХиГС, доктор экономических наук

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир