Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Уплотнили: суд поместил уголовника под домашний арест в чужую квартиру
2021-02-15 17:23:21">
2021-02-15 17:23:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В трагикомической ситуации оказалась жительница Архангельска: ее бывшего сожителя, обвиняемого по уголовному делу, отправили отбывать домашний арест в ее квартире. Судебная ошибка была исправлена, но отставной ухажер (уже имевший солидную криминальную биографию) успел превратить чужое жилье в настоящий притон. Подробности странной истории — в материале «Известий».

Сценарий для ситкома

В, мягко говоря, затруднительном положении оказались парикмахер из Архангельска Марина Агапитова и ее 18-летний сын, когда 16 января у них на пороге появился рецидивист Егор Соколов (ранее судимый в том числе за убийство). На руках у него был выданный Соломбальским районным судом документ, предписывающий ему отбывать месячный домашний арест в квартире Агапитовых. Несколько лет назад Соколов действительно был там зарегистрирован, так как сожительствовал с Агапитовой, но после очередной судимости и срока возлюбленного женщина рассталась с ним и выписала из своего жилища. Вслед за нежеланным постояльцем прибыл и представитель местного подразделения УФСИН с браслетом для Соколова. Внезапное появление уголовника превратило в кошмар жизнь не только Агапитовых, но и всего подъезда.

История знакомства

Справедливости ради, стоит заметить, что Марина знала о прошлом Соколова, когда собиралась строить с ним союз. Говорит, жалко его было. Всё случилось в 2016 году, когда мужчина только-только освободился из колонии, где отсидел за убийство сожителя своей матери. С Соколовым Марину познакомил ее постоянный клиент в парикмахерской. К тому моменту она проживала в квартире вместе с несовершеннолетним сыном.

— Я опасалась его из-за судимости, тем более что статья была «Убийство». Но он говорил, что маму свою защищал от отчима, — рассказала «Известиям» Агапитова.

Она зарегистрировала Соколова на своей жилплощади уже в 2017 году. Любопытно, что у мужчины есть родственники в городе и есть квартира, где он может жить.

мужчина стрижется в парикмахерской
Фото: Depositphotos

— Своего жилья документально у него до сих пор нет. Несколько лет назад умерла его бабушка, и отец Егора унаследовал ее квартиру, но сам в ней не живет. Когда я его прописывала, мне это казалось нормальным — у него появилась возможность трудоустроиться, — объяснила ситуацию Агапитова.

Шло время, а сожитель всё никак не социализировался, работу так и не нашел, а, напротив, начал злоупотреблять спиртным, устраивал дебоши.

— Он постоянно брал мою машину, ездил за рулем пьяный. В итоге он получил еще один срок за управление автомобилем в состоянии опьянения, — говорит Агапитова.

В 2019 году Марина решила расстаться со своим избранником, о чем сообщила ему во время свидания в исправительном учреждении. Сказала она и о своих планах выписать его из квартиры. В 2019 году решением суда по иску Агапитовой Соколов потерял право пользования жилым помещением, а чуть позже был снят с регистрационного учета.

Домашнее СИЗО

Увы, Соколов так и не ушел из жизни Агапитовых. Новая череда испытаний обрушилась на Марину, ее сына и соседей по дому после освобождения бывшего ухажера в начале текущего года из мест лишения свободы.

— 10 января он звонит мне пьяный и говорит, что скоро ко мне приедет. Я умоляла его не делать этого, но вскоре он появился у подъезда. Начал ломиться сначала в дверь квартиры. Даже через окно хотел достучаться до меня. Он буквально выл, мешал соседям отдыхать, — говорит Марина.

В этот день он повредил автомобиль Агапитовой и ударил саму Марину, когда та открывала прибывшим по ее вызову полицейским.

— Он не успел меня покалечить, его вовремя скрутили полицейские и увезли в участок. Но уже 16-го он вернулся с судебным постановлением о том, что будет целый месяц находиться в моей квартире под домашним арестом. Понимаете, я написала на него заявление за побои и повреждение имущества, а вместо того, чтобы принять меры, мне его подселили, — возмущается женщина.

Как выяснилось позже, дебош под окнами возлюбленной и неприятности с полицией были лишь началом приключений Соколова. Финалом загула стало покушение на грабеж в местном супермаркете. Было возбуждено уголовное дело, и дознание вышло с ходатайством об аресте. Но в суде что-то пошло не так. Вероятно, судья из соображений гуманизма решил вместо водворения в СИЗО назначить более мягкую меру пресечения. Но находившиеся в ходатайстве материалы некорректно отражали ситуацию с регистрацией Соколова: «в представленных материалах имеется протокол явки Соколова Е.А. с повинной, сведения о наличии у него определенного места жительства, работы». Эта нестыковка и привела к «заселению» его в чужую квартиру.

«Хоть водку пей, но из квартиры не выходи»

Соколов пришел, показал бумагу хозяйке и со словами «Я отсюда никуда не уйду» начал обустраиваться в чужой квартире. Марине пришлось подчиниться, ведь с судом шутки плохи, к тому же Соколов говорил, что попросит изменить ему место домашнего ареста на другой адрес — квартиру в Турдеево, где проживают его родственники. Он даже звонил при ней дознавателю. Но никаких действий не последовало.

— Пришел пристав, надел браслет на него. Так и сказал ему: мол, хочешь — водку пей, но за пределы квартиры не выходи, — рассказывает Агапитова. Соколов воспринял слова сотрудника как руководство к действию.

— Я прекрасно понимала, что месяц он не продержится. Что он начнет пить. Нам с сыном пришлось перебраться этажом выше, у нас там вторая квартира. Но это не спасло нас от скандалов и его преследования, — рассказывает Марина.

Соколов привел жилье в ужасающее состояние, приглашая в гости всех маргиналов района.

— Кто только не побывал в моей квартире за это время! Эти дни прошли просто в аду, — вспоминает Марина. Одна соседка несколько раз вызывала полицию, в ответ на что Соколов угрожал расправой и поджогом ее жилья.

Просто освободили

Помощь Агапитовой бесплатно оказали волонтеры Ассоциации юристов России (АЮР). После жалобы в Архангельский областной суд постановление Соломбальского горсуда было отменено. Впрочем, судьба Соколова решилась при этом самым странным образом: он был освобожден в зале суда.

К сожалению, апелляционное постановление никак не мотивировано, в связи с чем из его текста невозможно понять, счел ли облсуд незаконным избрание какой-либо меры пресечения в принципе, то ли именно в связи с доводами заявительницы. Как бы то ни было, положительный эффект для заявительницы был достигнут, — пояснил адвокат Евгений Митин, партнер АЮР, участвовавший в защите интересов Агапитовых.

По его мнению, в этой истории было грубо нарушено право заявительницы на неприкосновенность жилища, личной и семейной жизни.

Уголовный кодекс РФ
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Статья 107 УПК РФ четко устанавливает, что домашний арест избирается в том жилом помещении, в котором лицо проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. Постановление пленума Верховного суда РФ прямо предписывает судам «проверять основания проживания подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении, нахождение в котором предполагается в случае избрания в отношении его меры пресечения в виде домашнего ареста». Ни на досудебной, ни на судебной стадии такая проверка не проводилась, — говорит адвокат Митин. По его словам, пока до конца неясно, кто же допустил ошибку — регистрирующие структуры, органы расследования или суда.

— В настоящий момент направлены все необходимые запросы, чтобы понять, в каком месте система дала сбой. Мы готовим иск о возмещении ущерба к государственным структурам, которые виноваты в этой неприятной ситуации, — сообщил «Известиям» адвокат Митин.