Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Уран, товарищи: что мешает США вернуться в ядерную сделку с Ираном
2021-02-01 18:53:09">
2021-02-01 18:53:09
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иран вернется к своим обязательствам по ядерной сделке, только когда США отменят введенные против него санкции. Об этом «Известиям» заявил посол Исламской Республики в Москве Казем Джалали. Вашингтон, в свою очередь, подчеркивает, что пойдет на это не ранее, чем условия соглашения полностью начнет соблюдать Тегеран. И если разрешить это противоречие с помощью дипломатических усилий реально, то разговор об иранской ракетной программе, который заводят западные страны, представляется сейчас невозможным.

Кто первый?

О том, что при новой администрации США вернутся в иранскую ядерную сделку, Джо Байден неоднократно говорил во время своей предвыборной кампании. Однако с его приходом к власти стало понятно: возвращение к соглашению будет непростым.

По словам госсекретаря США Энтони Блинкена, Вашингтон пойдет на это, не раньше чем к выполнению своих обязательств вернется Тегеран (от них он постепенно отказывался после того, как в 2018 году Штаты вышли из соглашения и ввели против Ирана санкции). Однако «до этого еще далеко», поэтому если Тегеран такое решение примет, Вашингтону «потребуется некоторое время, чтобы оценить, выполняет ли он свои обязательства», подчеркнул в конце января дипломат.

Исламскую Республику такой подход категорически не устраивает. Как заявил «Известиям» посол Ирана в России Казем Джалали, порядок действий по реанимированию Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) должен быть прямо противоположным.

— Мы выполнили свои обязательства по СВПД, но Соединенные Штаты свои обязательства не выполнили, — подчеркнул дипломат. — [Дональд] Трамп вышел из СВПД и в течение четырех последних лет вводил новые санкции против Ирана. Соединенные Штаты должны сначала отменить свои санкции по СВПД и санкции последних четырех лет и полностью вернуться к своим обязательствам.

Здание Капитолия в Вашингтоне
Фото: РИА Новости/Дмитрий Паршин

Остальные участники сделки стараются занимать нейтральную позицию и заявляют о своей приверженности СВПД, однако так или иначе поддерживают своих союзников в этом споре. Как заявили «Известиям» в МИД Великобритании, Соединенное Королевство «крайне обеспокоено несоблюдением соглашения иранской стороной» — таким образом Лондон в большей степени разделяет озабоченность Вашингтона.

— Сейчас у нас появилась прекрасная возможность как для возобновления диалога по этому вопросу между Ираном и США, так и для реализации целей СВПД, — подчеркнули в ведомстве. — Соединенное Королевство считает необходимым найти долгосрочное решение проблем, связанных с региональной стабильностью и безопасностью.

Россия, в свою очередь, заявила, что возвращение Штатов к СВПД должно проходить без каких-либо предварительных условий.

«Встречные подвижки Вашингтона и Тегерана потребуют определенной синхронизации, и ориентиром в данном отношении должна служить буква СВПД. Разумеется, сама по себе эта задача потребует изрядной политической воли, сосредоточенности и конструктивной энергии всех вовлеченных сторон, — говорится в сообщении МИД РФ. — Движение в этом направлении — в наших общих интересах, включая Иран, который, как мы надеемся, не станет предпринимать шагов, которые затрудняли бы ему возвращение к полному соблюдению требований СВПД».

От Ирана здесь потребуется готовность «незамедлительно ответить «разморозкой» своих добровольных обязательств, которые ранее были приостановлены», подчеркнули в дипведомстве.

Тегерна
Фото: REUTERS/Majid Asgaripour/WANA

Таким образом, главный вопрос в том, кто должен вернуться к своим обязательствам первым — Вашингтон или Тегеран.

Справка «Известий»

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) был подписан в 2015 году. Его участниками стали Иран, постоянные члены Совбеза ООН (Великобритания, Китай, Россия, США, Франция) и Германия.

Согласно сделке, Тегеран должен был ограничить свои ядерные разработки в обмен на отмену санкций ООН и односторонних ограничений со стороны Евросоюза и США. В частности, Иран обязался в течение 15 лет не обогащать уран до уровня выше 3,67%, хранить не более 300 кг обогащенного урана, не сооружать дополнительные тяжеловодные реакторы, не накапливать тяжелую воду и не разрабатывать ядерное взрывное устройство. В 2018 году США объявили о выходе из СВПД и ввели против Ирана санкции. В ответ на это Тегеран начал, не выходя из сделки, постепенно отказываться от своих обязательств.

Дополнительные сложности

Ситуация осложняется тем, что 1 декабря 2020 года, следом за убийством «отца иранской ядерной программы» Мохсена Фахризаде, меджлис (иранский однопалатный парламент) одобрил закон, который означает фактический выход республики из СВПД. Парламентарии, в частности, дали руководству страны два месяца на то, чтобы выдворить из Ирана международных экспертов, отслеживающих его ядерную деятельность. С учетом всех задержек, этот срок истекает в конце февраля 2021 года.

Недавние действия Ирана, предпринятые на основе постановления меджлиса Исламского Совета, являются ответом на нарушение обязательств Америкой и европейскими членами СВПД. Европейцы прекрасно понимают, что они должны быть более привержены выполнению своих обязательств, — сказал «Известиям» Казем Джалали. — Иран в течение нескольких последних лет сохранял СВПД, однако не воспользовался интересами от снятия санкций. Чтобы сохранить сделку, не нужно оказывать давление на Иран.

Европейские подписанты СВПД и, в частности, активно участвующий в этой теме Евросоюз таким шагом были весьма обеспокоены, вплоть до настоящего момента они призывают Тегеран передумать.

— Наша приверженность ядерной сделке зависит от полного соблюдения ее Ираном. Продолжение полного и своевременного сотрудничества с МАГАТЭ по-прежнему имеет решающее значение. Мы полностью поддерживаем независимый мониторинг и проверку ядерной программы Ирана со стороны агентства, — сказал «Известиям» официальный представитель внешнеполитической службы ЕС Петер Стано. — Поэтому мы ожидаем, что Иран будет продолжать прилагать все усилия для расширения своего сотрудничества с МАГАТЭ в этом отношении.

По оценке специалистов, Тегеран вряд ли полностью откажется от своих договоренностей с МАГАТЭ — такой шаг просто закроет путь к реанимированию сделки.

— Иран уже начал предпринимать меры, описанные в одобренном меджлисом законе. Чуть позже пошли заявления о том, что высылать инспекторов агентства он не планирует. При этом Тегеран может препятствовать их доступу к некоторым объектам и перестать соблюдать дополнительный протокол и другие положения СВПД, которые выходят за пределы обычного соглашения о гарантиях МАГАТЭ, — пояснил «Известиям» аналитик Института международных исследований МГИМО Адлан Маргоев. — На мой взгляд, радикально препятствовать деятельности МАГАТЭ Тегеран не будет — это нанесет удар по возможности урегулировать вопрос с СВПД и может даже привести к саботажу на одном из иранских ядерных объектов, как это случалось раньше, либо к непосредственной военной атаке на них.

Ирана  учения по запуску баллистических ракет

Учения по запуску баллистических ракет. Иран

Фото: Global Look Press/Irgc Official Webiste

Судьбой СВПД американо-иранские противоречия не ограничиваются. По словам Энтони Блинкена, ядерную сделку Штаты намерены использовать для того, чтобы «вместе с союзниками и партнерами создать более долгосрочное и прочное соглашение и заняться целым рядом других вопросов, которые представляют серьезную проблему в отношениях с Ираном». Речь идет в первую очередь о ракетной программе: ее Тегеран развивает с 1990-х годов; в 2017-м, когда стало понятно, что Вашингтон введет против республики санкции, меджлис постановил увеличить расходы на ракетные вооружения.

— Если мы сможем вернуться к дипломатии, чтобы поместить ядерную программу Ирана в коробку, это приведет к созданию платформы, в рамках которой будут предприняты глобальные усилия, включая партнеров и союзников в регионе, в Европе и во всем мире, с целью устранения других серьезных угроз, которые представляет Иран, включая проблему [его] программы баллистических ракет, — заявил 29 января помощник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан.

Однако если вопрос вокруг СВПД решить вполне реально, то претензии западных стран по иранской ракетной программе упираются в тупик и в ближайшем будущем реальных дипломатических прорывов не сулят.

Оборонная и ракетная программа Ирана не имеет никакого отношения к Совместному всеобъемлющему плану действий. Как неоднократно заявляли официальные лица нашей страны, положения СВПД полностью ясны и переговоры по нему неприемлемы. Ракетная программа Ирана носит полностью оборонительный характер и не подлежит обсуждению, — подчеркнул в беседе с «Известиями» Казем Джалали.

«Учитывая опыт восьмилетней войны с Саддамом [Хусейном], Иран не пожалеет никаких действий для повышения своей обороноспособности, и, естественно, не будет никаких переговоров по снижению его обороноспособности», — подытожил дипломат.

Читайте также