Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Игра в бутылочку: стюардессы привезли наркотики во флаконах от шампуня
2020-11-18 18:49:57">
2020-11-18 18:49:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трое членов экипажа рейса Москва–Нью-Йорк были задержаны в конце октября правоохранительными органами после прохождения таможенного контроля в аэропорту Шереметьево-2. В бутылках из-под шампуня, которые бортпроводники ввезли в страну, оказалось гашишное масло. Обвиняемые считают, что они сами стали жертвами наркомафии, так как не знали, что в емкостях содержится совсем другая жидкость. Подробности расследования — в материале «Известий».

Сухим языком обвинения

Пожизненное заключение угрожает бортпроводникам Камилле Э., Эдии М. и Евгению Чеканову, которых обвиняют в контрабанде наркотиков в особо крупном размере. Минимальный срок по вменяемой им ч. 4 ст. 229.1 УК РФ составляет 15 лет лишения свободы.

У обвиняемых были изъяты семь флаконов с маркировкой американского шампуня Redken (такой используют профессиональные стилисты), в которых находилось масло каннабиса общей массой почти 6,7 кг.

По версии защиты, бортпроводников наркомафия использовала вслепую. Все трое обвиняемых подрабатывали доставкой в Россию различных товаров из США, включая одежду, алкогольные напитки, электронную технику, парфюмерию и косметику.

— Речь, разумеется, шла не о контрабанде чего-либо запрещенного к свободному обороту, а о покупках различных вещей и доставке их по запросам ради дополнительного заработка. Такие действия противоречили корпоративной инструкции авиакомпании и грозили увольнением, — рассказала «Известиям» адвокат Евгения Чеканова Ирина Дюбина. Ее коллега Дмитрий Субботин собрал информацию, свидетельствующую, что практика перевозки бортпроводниками различных не принадлежащих им предметов является достаточно распространенной.

— Речь идет о том, что бортпроводники систематически получают посредством мессенджеров сообщения с просьбами помочь с доставкой различных товаров в своем багаже. Кроме того, многие состоят в тематических группах, посвященных курьерским перевозкам. В тексте, адресованном неопределенному кругу лиц из числа бортпроводников, человек, подписавшийся Игорем, просил помочь с доставкой в Россию шампуня. Он назвался представителем известной сети парикмахерских салонов. Якобы у компании были перебои с поставками профессионального шампуня. В сообщении он просил помочь с доставкой семи литровых флаконов Redken. Изначально за переброску одной емкости товара он обещал $30, — объясняет Субботин.

Слово обвиняемому

В своих показаниях (копия есть в распоряжении «Известий») Чеканов указал, что после прибытия в Нью-Йорк бортпроводники имели больше суток свободного времени в своем распоряжении. Чеканов, Камилла и еще несколько членов экипажа 17 октября отправились гулять по Манхэттену. В это же время Камилла сказала Чеканову, что ей пришло сообщение с просьбой доставить в Москву шампунь. Евгений согласился. Коробку принесли прямо в отель. Он помог поднять груз в номер Э. и там же забрал два флакона, для которых высвободил место в своем чемодане.

С его слов, Камилла сама не могла взять себе все оставшиеся флаконы, так как это могло вызвать вопросы на таможне. Чеканов пояснил, что флаконы также взяли себе в багаж Эдия (арестована по делу) и бортпроводница по имени Юлия (о роли в деле официально ничего не известно). У американских пограничников флаконы, запечатанные в пластиковую упаковку, не вызвали подозрений.

«(...) сотрудники осматривали, но не вскрывали, целостность упаковки нарушена не была. Все флаконы с шампунем были в заводской упаковке (...)», — пояснил в ходе допроса Чеканов. В Шереметьево Чеканов благополучно миновал пограничный контроль. Евгений и Юлия направились к парковке, где стояла машина Чеканова. Здесь должна была состояться встреча с Камиллой Э. — та должна была расплатиться с ними и забрать шампунь. Но она почему-то не появлялась. Евгений решил, что взаиморасчет будет позже, и повез Юлию домой (они живут в одном районе). Чуть позже с ним свяжется Камилла и сообщит, что скоро подъедет к нему в подмосковные Химки, чтобы передать деньги и забрать шампунь. Все эти действия уже будут проходить под контролем оперативников.

«(...) Когда я ждал Камиллу, мне на вайбер поступил звонок [следующего содержания]: «Коллеги флаконы с шампунем не пахнут шампунем, и что-то с ними не так!» После этого сообщения я взял флаконы с шампунем, положил их в полимерный пакет и поставил на скамейку в своем дворе и сообщил Юле, что с флаконами что-то не так и чтобы она их вынесла на улицу», — рассказал следствию Чеканов. Со слов обвиняемого, Юлия оставила свой флакон рядом с флаконами Евгения и ушла. Это позволило ей избежать задержания.

Что осталось за кадром

Согласно материалам расследования, первыми задержали стюардесс Э. и М., у них из чемоданов изъяли три флакона (два — у Камиллы, один — у Эдии) прямо на таможенном посту. Чеканов спокойно прошел досмотр и отправился домой.

Пока никаких подробностей об организаторах наркотрафика следствие не сообщает. Однако из документов, имеющихся в распоряжении «Известий», следует, что у силовиков была «упреждающая информация» о действиях стюардесс, однако ничего не говорится о Чеканове. Источник «Известий» сообщил, что бортпроводники уже доставляли шампунь Redken в Москву из США.

Куда нельзя

Запрет на транспортировку в багаже сотрудников чужих вещей существует практически во всех авиакомпаниях мира, а также на железнодорожном транспорте. Тем не менее число желающих передать что-то со стюардессой или проводницей по-прежнему велико — как и число тех, кто соблазняется таким способом подработки.

— С одной стороны, да, может быть, что случайно попали люди в историю. С другой — кому, как не им, знать, что брать груз в свой багаж у третьих лиц запрещено — об этом же каждые пять минут в каждом аэропорту говорят по громкой связи, — удивляется оперативник транспортной полиции в аэропорту.

Своим мнением о правоприменительной практике поделилась адвокат Ирина Дюбина:

— Это не первое проблемное дело по контрабанде. И проблема, на мой взгляд, в применении следствием так называемого объективного вменения. То есть следствие не считает нужным доказывать умысел человека на совершение противоправного деяния в составах о контрабанде. Силовики трактуют так: раз ты при себе имел — ты виноват. Дескать, раз ты берешь себе что-то в сумку, значит, ты берешь и ответственность. Но умысел заключается еще и в понимании, осознании последствий. Если ты не осознаешь, что ты везешь наркотическое средство, то ты не виноват, даже если ты действительно перевез этот груз через границу.

Пограничные сложности

Еще одна проблема, по словам источника в следственных органах, в том, что существуют сложности в расследовании преступлений на территории другого государства.

— Если говорить о США и других странах, с которыми у нас нет четких регламентов взаимоотношений, то проверить версию задержанного крайне сложно. Хотя существуют международные соглашения, которые такое сотрудничество предусматривают. Особенно трудно работать с государствами, с которыми у нас нет договора об экстрадиции. В то же время сейчас хорошо поставлена работа со странами ближнего зарубежья, — рассказал «Известиям» офицер подразделения по борьбе с транснациональной наркомафией. По его мнению, в каждом случае активность иностранных коллег зависит от их заинтересованности в деле.

Сотрудник таможенной службы международного аэропорта "Шереметьево" проводит радиационный контроль контейнеров с грузом, прибывших авиарейсом
Фото: РИА Новости/Антон Денисов

Собеседник «Известий» подтвердил, что курьеров действительно часто используют втемную. Однако, по словам полицейского, в его собственной практике, как только выяснялось, что человек не знал, что перевозит наркотики, уголовное преследование прекращалось.

— В качестве примера можно привести многочисленные случаи, когда водители фур, по факту ввозящие в Россию и другие страны наркотики, часто остаются свидетелями по уголовным делам. Мы сталкивались с ситуацией, когда наркотики были спрятаны в деревянных поддонах — тогда водителя долгое время проверяли, но в итоге он оказался чист, и его отпустили. Другое дело, если есть дополнительные доказательства, указывающие на осведомленность человека о запретном грузе, — следы наркотиков на его одежде, следы пальцев рук и другие биологические следы в тайниках, где находились наркотики, анализ телефонных переговоров и прочие данные, — рассказал офицер.

Читайте также