Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Нездоровый ажиотаж: почему в российских аптеках не хватает лекарств

Причины дефицита связывали с маркировкой, но после ее упрощения лучше не стало
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Министерство промышленности и торговли России будет следить за производством необходимых лекарств и их наличием в регионах. Такое решение приняли на фоне пандемии коронавируса, заявила вице-премьер Татьяна Голикова на встрече с депутатами Госдумы. Ведомство будет еженедельно докладывать о ситуации. Острую нехватку препаратов в аптеках и перебои с поставками связывают с необходимостью маркировки, но после ее упрощения положение не улучшилось. Что стало реальной причиной дефицита лекарств и какую роль играет страх россиян перед ковидом — в материале «Известий».

Маркировка ни при чем

2 ноября премьер-министр России Михаил Мишустин подписал постановление правительства, которое упростило порядок работы с мониторингом движения лекарств. Согласно документу, аптеки смогут продавать препараты сразу после уведомления системы об их поступлении. Ждать подтверждения о регистрации не нужно. Министр здравоохранения Михаил Мурашко 9 ноября на заседании президиума координационного совета по борьбе с коронавирусом признал, что изменения позволили облегчить путь лекарств в аптеки.

В пресс-службе оператора системы — Центра развития перспективных технологий — отметили, что маркированных лекарств в обороте сейчас всего 10% от их общего числа, и алгоритм работает только на уведомления, поэтому не может быть причиной задержек в поставках и влиять на объем их производства.

11 ноября министр здравоохранения Михаил Мурашко сообщил, что некоторые трудности по внедрению маркировки были, но сейчас скорость движения препаратов между дистрибьюторами и аптеками возросла, затруднений работы не наблюдается.

— Министерство промышленности и торговли, курирующее данный вопрос, внесло предложения, в правительстве они утверждены, по системе именно информационной для облегчения движения лекарственных препаратов. Сегодня движение, мы отмечаем, улучшилось значительно, — сказал глава Минздрава.

В пресс-службе Минпромторга подчеркнули, что система маркировки лекарств, переведенная в уведомительный режим, сейчас не влияет на доступность лекарств и скорость их поставок.

«Перевод системы мониторинга движения лекарственных препаратов в уведомительный режим позволил устранить сложности с партиями маркированных лекарств, которые возникали у ряда участников оборота в силу их неполной готовности. На данный момент маркировка не является фактором, который влияет на скорость движения лекарств и их доступность», — говорится в сообщении ведомства.

Замглавы Минпромторга Сергей Цыб в ходе прямой линии «Упрощение маркировки: новые правила» также заявил, что система не препятствует продажам.

— Упрощенная схема реализована, чтобы и аптеки, и дистрибьюторы смогли побыстрее расширить узкие места, довести необходимые препараты до населения в максимально короткие сроки, — подчеркнул он.

Исполнительный директор «Аптечной гильдии» Елена Неволина тоже считает, что в дефиците лекарств система маркировки не виновата.

— В Росздравнадзоре есть целая комиссия, которая занимается допуском на рынок немаркированных препаратов, произведенных после 1 июля. К дефициту приводит ажиотажный спрос на лекарства и нарушения аптеками правил отпуска препаратов.

Лавинообразный спрос

Основной причиной дефицита лекарств в аптеках называют небывалый спрос. По итогам 2020 года продажи препаратов в аптечных сетях могут вырасти на 6% — до 1,36 трлн рублей год к году. Такой прогноз в своем исследовании приводит Национальное рейтинговое агентство (НРА). Это вдвое превышает темпы роста рынка по итогам 2019-го, когда продажи фармритейла росли на 2,9%. Ускорение динамики в НРА связывают с ростом объема продаж на 5,4% год к году лекарств в упаковках, а также смещением в сторону более дорогих рецептурных препаратов.

По словам гендиректора сервиса «Мегаптека.ру» Дмитрия Чиркова, главный драйвер роста аптечной розницы — ажиотажный спрос на препараты, рекомендуемые для лечения COVID-19. Он отметил, что заболеваемость коронавирусом в России растет и потребители закупаются впрок.

Онлайн-агрегатор провел исследование среди 13 тыс. аптек, проанализировав спрос, цены и обеспеченность регионов лекарствами против коронавируса. Оказалось, что нужные препараты остались лишь в малой доле аптек. Потребители стабильно проявляют интерес к тем, которые «ассоциируются с лечением коронавирусной инфекции», даже если они принимаются по назначению врача и только при тяжелой форме болезни. Волна спроса поднялась с начала октября.

Чаще всего в аптеках ищут умифеновир («Арбидол», «Арпефлю»), азитромицин, левофлоксацин, дексаметазон, гидроксихлорохин, а также витамины и минеральные добавки, такие как C, D и цинк.

Например, в сентябре сервис фиксировал по 50 запросов на левофлоксацин в день, а в начале октября их стало более 450. Обеспеченность аптек лекарствами за спросом не поспевает, показали результаты исследования. Хуже всего обстоят дела с гидроксихлорохином, который применяют при лечении малярии: его можно найти лишь у 1% продавцов. Левофлоксацин есть в 2,83% аптек — это тоже критически низкий результат.

Успеть произвести и отправить

Из-за перебоев, лавинообразного спроса и закупки лекарств впрок фармкомпании не успевают производить продукцию. Дистрибьюторы не справляются с нагрузкой и оборотом, заявлял в начале октября глава Минпромторга Денис Мантуров.

— Перебои с поставками лекарств в ряд российских регионов связаны с неготовностью дистрибьюторского звена в условиях повышенного спроса на препараты, — отмечал он.

Согласно данным ведомства, российские предприятия нарастили производство более чем в два раза — на 110% — по сравнению с пиковыми объемами первой волны эпидемии, поэтому в стране производится достаточно препаратов от коронавируса.

— Спрос на антибиотики этой осенью вырос в шесть раз, а на противовирусные препараты — в 15–18 раз. По отдельным позициям спрос увеличился в 30 раз. Так, «Арбидола» в октябре прошлого года в нашей сети было продано 5 тыс. упаковок. С корректировкой на весну мы к осени закупили 20 тыс. упаковок. Но только за сентябрь-октябрь в наших аптеках было реализовано 50 тыс. упаковок, — говорит глава челябинского «Областного аптечного склада» Андрей Князев.

В создании дефицита виновата не система маркировки, а граждане, закупающие лекарства впрок, заявили в комитете здравоохранения Волгоградской области.

— На селекторе с Минздравом были озвучены моменты, которые обуславливают дефицит препаратов в аптеках. Это в том числе ажиотаж, создаваемый на фоне пандемии, на фоне страхов населения, — признал заместитель председателя комитета Николай Алимов.

Волгоградцы при отсутствии лекарств даже стали скупать барсучий жир, который якобы помогает зараженным коронавирусом. Алимов по этому поводу отметил, что в методических рекомендациях Минздрава барсучьего жира нет.

То же происходит в Белгородской области. В аптеках нет отдельных позиций, особенно сложно с азитрамицином и цефтриаксоном. Аптеки ссылаются на поставщиков, у которых нет популярных антибиотиков. Причина — ажиотажный спрос, заявил первый заместитель начальника департамента экономического развития региона Давид Бузиашвили.

— К сожалению, многие белгородцы стараются закупить медикаменты впрок, даже если не болеют. Этого делать не стоит, так как в результате действительно больные люди не могут приобрести необходимые им препараты, — заявил он.

По данным аптечных сетей, сейчас за одну-две недели раскупают столько медицинских препаратов, сколько прежде хватало на весь осенне-зимний сезон.

Схожая картина с дефицитом в Калининградской области. Некоторые лекарства, по словам представителей отрасли, не поступают в продажу из-за нехватки производственных мощностей.

— Например, «Клексан» и «Ксарелто» — с их поставками возникают проблемы, поскольку из-за ажиотажа производственные линии не справляются, — рассказала провизор калининградской сети «Новая аптека».

— Многих препаратов нет у дистрибьюторов, а если они поступают, то, чтобы успеть ухватить для своих аптек хоть что-то, надо не спать ночами. Это как купить билеты на полет, например, в Париж за €10 по акции. Долго ждешь, ловишь момент, и вот удача, а может, и нет, — прокомментировал владелец другой региональной аптечной сети.

Как рассказала депутат горсовета Липецка, координатор проекта «Народный контроль» Екатерина Пинаева, с 20 по 26 октября они проверили 47 аптек в Липецке и Ельце. Смотрели наличие препаратов авифавир, азитромицин, цефтриаксон и другие. Во многих аптеках их не оказалось, как и противовирусных.

Не предельные цены

По словам члена правления благотворительного фонда AdVita Елены Грачевой, есть и другие обстоятельства, повлиявшие на положение с лекарствами.

— Ситуация пришла к своему логическому завершению и сложилась в идеальный шторм. История с постепенным исчезновением дешевых лекарств тянется с 2010 года, когда Минздрав и Федеральная служба по тарифам приняли методику расчета максимальных цен для производителей. Производители, не согласные с методикой, постепенно перестали выходить на торги, и в 2019 году количество сорванных аукционов по ряду позиций доходило до 80%. Какое-то время больницы держались на старых запасах, но бесконечно это продолжаться не могло, — пояснила она.

Грачева отметила, что к весне 2020-го ситуация уже была близка к катастрофической, а в последние пару месяцев добавились демарши немногих оставшихся производителей, у которых из-за рухнувшего рубля перестало хватать денег на закупку субстанций. Большинство российских дженериков, подчеркнула представитель AdVita, делается из китайского и индийского сырья.

— В итоге в августе с рынка было отозвано 59 наименований лекарств, в сентябре уже 78, притом что обычно эта цифра не превышает нескольких штук в месяц. В результате желающих поставлять дешевые дженерики просто не осталось. И случилось то, что случилось: если раньше мы могли бороться за то, чтобы государство закупало для пациентов более качественные препараты, то в год окончания программы «Фарма 2020» в стране исчезло около трех десятков базовых препаратов для лечения онкологических больных, и речь идет о том, чтобы найти для лечения хоть что-нибудь! Когда мы видим, что некоторые пытаются этот коллапс списать на ковид или проблемы с маркировкой, это, мягко говоря, не соответствует действительности. Тяжело больные люди оставлены без лекарств в результате многолетних целенаправленных действий ряда ведомств, и прежде всего экономического блока, — сказала Грачева.

С ней согласен председатель координационного совета Российской ассоциации аптечных сетей и генеральный директор сети социальных аптек «Столички» Евгенией Нифантьев. По его словам, есть абсолютно правильная система, которая добавляет стабильности в стабильное время — система регистрации цен на жизненно необходимые важнейшие лекарственные препараты.

— И это действительно всё время реально сдерживало цены на препараты. Но проблема в том, что произошло с распространением коронавирусной инфекции. Ведь рынок субстанций — это же мировой глобальный рынок, и когда повысился спрос в мире, цены на субстанции выросли — на некоторые из них в разы. И получилось, что многие цены регистрации лекарственных препаратов ниже, чем их себестоимость, с учетом роста цен на субстанции. А субстанции — в долларах и евро. Субстанция сильно выросла, а цена регистрации по многим производителям не была пересмотрена. ФАС, естественно, руководствуется интересами граждан. Но по новой методике расчета цен на лекарства, в том числе импортные, получилось так, что директивно многие позиции были опущены в цене где-то на 50%, а где-то на 55%, — подчеркнул сказал он.

Минздрав уже внес в правительство проект постановления, который позволит регулятору предлагать производителю препаратов перерегистрацию цены (обязательно с проведением экономического анализа ФАС). Это позволит оперативно реагировать на негативное изменение ситуации с лекарствами при риске их дефицита.

Прямой эфир