Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На этой неделе Бангладеш объявил о введении смертной казни за изнасилование. Решение подстегнули массовые протесты, охватившие Дакку и другие города страны вслед за попаданием в интернет сцены жестокого группового изнасилования одной из местных жительниц. Правозащитные организации, впрочем, встретили новость об ужесточении наказания без энтузиазма, сочтя, что одна лишь угроза высшей меры наказания не сломит укоренившуюся в регионе культуру насилия. На фоне явного нежелания полиции действовать, нечастых обвинительных приговоров насильникам и привычки винить в случившемся саму жертву многие азиатки предпочитают просто молчать об этом. И пример соседней Индии, где смертную казнь по такого рода преступлениям ввели несколько лет назад, но где они случаются каждые 15 минут, — печальное тому подтверждение.

Угроза и ныне там

Казалось, что конец 2012 года станет переломным моментом в судьбе индийских женщин. После гибели 23-летней студентки в результате жестокого группового изнасилования в Дели, без преувеличения всколыхнувшей всю страну, власти Индии ввели смертную казнь за такого рода преступления. И даже казнили совершивших то резонансное преступление насильников через повешение — правда, только весной 2020 года.

Но угроза суровой кары ничуть не изменила жестоких привычек местных мужчин. Осенью 2020-го Индия пережила дежавю. После гибели за короткое время нескольких девушек, подвергшихся жестоким нападениям и групповым изнасилованиям, на улицы многих городов, невзирая на коронавирусные ограничения, вновь вышли сотни людей — осудить не только насилие над слабым полом, но и попустительство властей и системы правосудия в отношении преступников.

14 сентября в индийском штате Уттар-Прадеш, в городе Хатрас, четверо мужчин напали на 19-летнюю девушку. Родные обнаружили ее в поле истекающей кровью, всю в синяках и с перебитым позвоночником. Она с трудом говорила, однако перед своей смертью от полученных травм две недели спустя она успела дважды дать показания полиции, записанные на камеру. На записи девушка даже назвала имена своих мучителей — парней, живших на соседней улице. Их задержали, но до последнего полиция пыталась отрицать, что девушка была изнасилована. Более того, по распоряжению властей тело жертвы было втайне кремировано без согласия родственников, а результаты аутопсии засекречены. Хлынувших в Хатрас журналистов и оппозиционных политиков даже близко туда не подпустили, а простых жителей, вышедших на массовые акции протеста после гибели девушки, задержали за нарушение запрета на массовые сборища.

Протестующие в Нью-Дели

Протестующие в Нью-Дели. Надпись на табличке — «Сначала они ее сожгли, а затем утверждают, что изнасилования не было. Жизни далитов (неприкасаемых) важны»

Фото: REUTERS/Adnan Abidi

Существенная деталь — погибшая относилась к далитам, или касте «неприкасаемых». Преступники — к высшей касте воинов, к которой относится и главный министр штата Уттар-Прадеш Йоги Адитьянатх. Сторонники последнего сочли, что раздувание истории с изнасилованием девушки-далитки — часть заговора с целью спровоцировать кастовые и религиозные беспорядки в Уттар-Прадеш и отстранить от власти нынешнее крайне правое правительство. Демонстранты выразили свое отношение к случившемуся лозунгом «Сначала изнасилована дьяволами, затем — системой».

Кастовая система Индии ставит представителей общины далитов на самое дно жесткой социальной структуры, и это усугубляется классовой дискриминацией. Во многих случаях сексуальное насилие в отношении женщин- и девочек-далитов совершается мужчинами из доминирующих «высших» каст как инструмент утверждения власти и укрепления существующих кастовых, социальных и гендерных иерархий. При этом преступники действуют с чувством безнаказанности, поскольку нападения редко расследуются или преследуются по закону, — рассказала «Известиям» представительница правозащитной организации Equality Now Тара Кэри.

По ее словам, полиция часто отказывается регистрировать или расследовать преступления против женщин- и девочек-далитов и зачастую просто ждет, пока жертва умрет или дело получит широкое внимание в СМИ и соцсетях, прежде чем среагировать должным образом.

Участницу протестов задерживает полици

Участницу протестов задерживает полиция, Ахмедабаб, Индия

Фото: REUTERS/Amit Dave

Впрочем, дискриминационное отношение к далитам в Индии отнюдь не спасает от издевательств и насилия представительниц слабого пола из других каст. По официальным данным, в 2018 году по всей стране было зарегистрировано 34 тыс. изнасилований, порядка 10 тыс. жертв были детьми. Это значит, что ежедневно жертвами насильников в Индии становятся более 90 женщин и девочек. Но это всего лишь вершина айсберга — большинство преступлений остается вне полицейских сводок, а те, что попадают туда, заканчиваются обвинительными вердиктами в отношении насильников лишь в менее 30% случаев.

Неправильным путем идут товарищи

В сентябре в соседнем Бангладеш в Facebook попало видео, на котором снято групповое изнасилование 37-летней женщины. Восемь человек, причастных к этому преступлению, были задержаны, но инцидент вызвал массовые протесты в столице Дакке и других частях страны.

Злиться протестующим было из-за чего. Еще в январе на фоне массовых протестов по поводу очередного резонансного случая изнасилования власти Бангладеш обещали учредить «в течение 30 дней» специальную комиссию для расследования участившихся случаев сексуального насилия. Спустя девять месяцев она так и не появилась.

На этот раз власти не стали медлить. В начале нынешней недели правительство сообщило о намерении ввести смертную казнь за изнасилования. Причем сделать это решили максимально оперативно — в виде указа президента, превращающего решение в закон, минуя парламент, находящийся на карантине из-за коронавируса.

Мусульмане протестуют

Мусульмане протестуют после пятничной молитвы, требуя справедливости для жертв изнасилования, Дакка, Бангладеш

Фото: REUTERS/Mohammad Ponir Hossain

Многие местные активистки это приветствовали, сочтя, что угроза высшей меры напугает многих потенциальных насильников. Правозащитные же организации отнеслись к нововведению со скепсисом. Как пояснили «Известиям» в Human Rights Watch, решение Бангладеш считают неправильным не только потому, что смертная казнь по своей сути бесчеловечна, но и потому, что она будет неэффективна в решении широко распространенной проблемы.

Достаточно взглянуть на Индию и Пакистан, где смертная казнь применяется в случаях изнасилования, но, к сожалению, не служит сдерживающим фактором. Это также опасно, потому что может побудить насильников убивать своих жертв, чтобы уменьшить вероятность ареста, — пояснила «Известиям» директор организации по Южной Азии Минакши Гангули.

Вместо этого, по ее словам, нужно обеспечить доступ жертв к медицинским услугам и юридической и психологической поддержке, а также провести работу по перестройке всей системы уголовного правосудия, которой жертвы не доверяют.

— Какой смысл в Бангладеш ужесточать наказание, если число заявлений и уровень осуждения настолько низки, что насильники могут уверовать, что их преступление сойдет им с рук? — добавила Минакши Гангули.

Протестующий в Дакке пишет на маске «Прекратите изнасилования»

Протестующий в Дакке пишет на маске: «Прекратите изнасилования»

Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Nayan Kar

По данным местной правозащитной организации Ain o Salish Kenya, за этот год в полицию 170-миллионной страны было подано чуть менее тысячи заявлений об изнасилованиях, при этом 43 жертвы были убиты, а еще 12 закончили потом жизнь самоубийством. Пятая часть всех случаев пришлась на групповые изнасилования. Но эти данные крайне сильно занижены: как и в Индии, женщины в Бангладеш боятся заявлять об изнасиловании из-за плохой правовой защиты для них и культуры, которая стигматизирует жертв сексуального насилия. На днях, например, один известный бангладешский актер написал в Сети, что «ношение неприличных платьев» — это уже приглашение к изнасилованию. А в прошлом году 19-летняя студентка консервативной исламской школы была сожжена вскоре после того, как осмелилась открыто обвинить директора в сексуальных домогательствах.

Недавно ООН назвала Бангладеш страной «социального, поведенческого и структурного женоненавистничества». И одна лишь смертная казнь, грозящая отныне насильникам, вряд ли исправит ситуацию к лучшему.

Читайте также
Реклама