Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Суть не важно: что означает «политическое решение» о санкциях Евросоюза
2020-10-12 17:49:38">
2020-10-12 17:49:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве считают неприемлемыми новые санкции Евросоюза из-за ситуации с блогером Алексеем Навальным. Как заявили «Известиям» в Совете Федерации, Россия на европейские меры должна ответить аналогичным образом. Вместе с тем когда и какие конкретно ограничения введет ЕС, пока непонятно — как сообщили в Брюсселе накануне встречи министров иностранных дел, четких временных рамок для легальной процедуры у Евросоюза нет. При этом в Москве понимают, что никаких доказательств ей так и не предоставят. А эксперты поясняют: решение о введении рестрикций — шаг политический, он лежит за пределами юридической плоскости.

«Политическое решение»

12 октября в Люксембурге прошла встреча глав МИД стран Евросоюза. На повестке стояли обострившиеся в последнее время проблемы на постсоветском пространстве: внутриполитический кризис в Белоруссии, нагорнокарабахский конфликт, протесты в Киргизии и отношения Евросоюза с РФ на фоне якобы отравления российского блогера Алексея Навального.

О том, что европейские дипломаты обсудят конкретные меры из-за ситуации с Навальным, накануне сообщила французская газета Le Monde: по данным издания, Франция и Германия составили список из девяти российских представителей, которых они считают «ответственными за попытку убийства» блогера. В него вошли сотрудники администрации президента и силовых ведомств, а также Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии (ГосНИИОХТ) — это учреждение «считают местом создания в советские времена отравляющего вещества «Новичок». Тех, кто вошел в список, должны коснуться традиционные заморозка активов и запрет на въезд в Евросоюз.

В день министерской встречи эту информацию журналистам подтвердил представитель ЕС, при этом уточнив, что речь идет о «политическом решении», а не о реальном утверждении списка. «Наши группы в совете уже работают над этим, но у нас нет четких временных рамок для легальной процедуры», — отметили в Брюсселе.

Жозеп Боррель, председатель Европейского парламента

Жозеп Боррель, председатель Европейского парламента

Фото: REUTERS/Jean-Christophe Verhaegen

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель, выступая на итоговой пресс-конференции, намерение стран подтвердил: политического соглашения они достигли — санкции по делу Навального проработают технические группы ЕС. Будет ли это вышеобозначенный список из девяти человек или что-то другое, пока непонятно. Вместе с тем Жозеп Боррель подчеркнул: дело Навального не может определять отношения Евросоюза с Россией.

Возможные новые меры вписываются в работу европейского санкционного режима за распространение и использование химического оружия, который был введен в 2018 году. На нынешней встрече главы МИДов без обсуждения еще на год продлили его действие. Сейчас санкции касаются «пяти человек, связанных с химическими нападениями в Сирии», четырех — «с применением нервно-паралитического вещества в Солсбери», а также сирийского Центра научных исследований и изысканий. Вполне возможно, что из-за инцидента с Алексеем Навальным этот список будет расширен.

Нет ни уголовного дела, ни документов, подтверждающих факт отравления и тем более причастность к этому граждан России, — сказал «Известиям» первый замглавы комитета СФ по международным делам Владимир Джабаров. — Евросоюз проводит политику двойных стандартов: по одним вопросам он следует решениям суда, по другим — без каких-либо оснований обвиняет РФ во всех смертных грехах. На эти санкции надо отвечать аналогичным образом, найдя у европейцев болевые точки.

О том, что Алексея Навального отравили веществом из группы «Новичок», Берлин заявил в начале сентября. По его данным, эту информацию подтвердили лаборатории во Франции и Швеции. Позднее с соответствующим заявлением выступила и Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Российская сторона неоднократно говорила о готовности сотрудничать в расследовании этого дела. При этом, по словам Москвы, возбудить уголовное дело в РФ не могут, поскольку ни германская сторона, ни ОЗХО не предоставили ей доказательства (в частности, пробы). Глава МИД России Сергей Лавров 9 октября заявил, что ФРГ так и не ответила на те четыре запроса, которые ей направила российская Генпрокуратура, и выразил уверенность в том, что никаких доказательств Москве так и не предоставят. Комментируя возможные новые санкции по этому делу, министр отметил, что ими в России не удивлены.

Здание ОЗХО

Здание ОЗХО

Фото: REUTERS/Piroschka van de Wouw

Здесь возникает вопрос: если расследование еще не окончено (да и непонятно, начиналось ли оно) и подозреваемых в этом деле нет, то насколько легитимно нынешнее политическое решение Евросоюза.

— Оно продиктовано чисто политическими причинами. Вводя эти санкции, ЕС пытается подчеркнуть свою позицию и показать, что он недоволен этой ситуацией, — пояснил «Известиям» программный директор Российского совета по международным делам и клуба «Валдай» Иван Тимофеев. — Включение людей в список, скорее всего, будет произвольным: в отличие от инцидента в Солсбери, это не условные [Руслан] Боширов и [Александр] Петров (граждане РФ, которых Великобритания обвинила в отравлении Сергея и Юлии Скрипаль. — «Известия»). В Москве это решение будут считать безосновательным, политизированным и лишенным какой-либо доказательной базы.

По словам эксперта, принятие санкций — это не результат судебного разбирательства, когда есть подозреваемые и стороны обвинения и защиты. Решение хоть и принимается в рамках определенного нормативного документа, но это не судебный шаг, а политический, который лежит за пределами юридической плоскости, подытожил Иван Тимофеев.

На восточном рубеже

Делом Алексея Навального санкционная повестка не ограничилась — на авансцену вновь вышел белорусский вопрос. Министры согласовали меры против Александра Лукашенко, в случае если «ситуация не улучшится». Помимо этого, говорится в заявлении Совета, Брюссель намерен сократить двустороннее сотрудничество с официальным Минском, дополнительно помочь оппозиции и выделить средства всем «пострадавшим от полицейского насилия». К слову, в конце сентября меры против Минска — в том числе и против Александра Лукашенко — уже ввели Великобритания и Канада.

По оценке экспертов, тот факт, что Евросоюз заявил о намерении ввести ограничения против главы государства, имеет важное политическое значение. Как пояснил «Известиям» глава Отдела европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов, таким образом Брюссель указывает на то, что ответственность за происходящее в стране несет Александр Лукашенко и что ЕС с происходящим не согласен. Вместе с тем с практической точки зрения серьезного урона для официального Минска этот список не повлечет.

Совета Федерации
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

— Первостепенный вопрос в том, попадут ли под ограничения системообразующие белорусские предприятия. Если да, то это нанесет серьезный ущерб экономике страны, — пояснил Иван Тимофеев.

По словам эксперта, в отношении Минска западные страны занимают двойственную позицию — до нынешнего кризиса санкции, которые ЕС впервые ввел в 1996 году, постепенно ослаблялись: «Лукашенко не любили, но особенно сильно не давили». Поэтому сейчас, чтобы не подталкивать его в сторону Москвы, сильно нажимать на Минск в Брюсселе не рискнут, подытожил Иван Тимофеев.

Читайте также