Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Деды революции: Элтон Джон и U2 играют песни Болана, а Трики оплакивает дочь
2020-09-29 14:01:48">
2020-09-29 14:01:48
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В сентябре внезапно проснулись от летней спячки герои альтернативной сцены — и одарили поклонников новыми работами. Какие-то ожидались еще весной, какие-то вообще стали неожиданностью. Все тем не менее заслуживают несомненного внимания — выбрать лучшие было трудновато. И, конечно, невозможно было пройти мимо безупречного, великолепного трибьюта поп-гению Марку Болану. Впрочем, обо всем по порядку: «Известия» напоминают о самых интересных альбомах сентября — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

Tricky

Fall To Pieces

Адриан Тоуз, более известный публике под псевдонимом Трики, не перестает удивлять. Рэпер и продюсер из промозглого Бристоля в середине 1990-х был в первых рядах подзабытого ныне, но по-прежнему переживающего кратковременные периоды ренессанса трип-хопа. После прорывного дебюта Maxinquay, стоящего в музыкальной истории конца ХХ столетия в одном ряду с лучшими работами Nirvana, Portishead, Radiohead и прочих творцов, определивших звучание «поколения Х», он, казалось, впал в какое-то полное безразличие к тому, что делает.

Трики с завидной регулярностью выпускал альбомы, ездил в турне, записывался едва ли не со всеми желающими, от Бьорк до Скриптонита, снимался в кино (многим запомнился его обаятельный злодей из «Пятого элемента» Бессона), но всё это происходило словно между делом — по крайней мере, для стороннего наблюдателя. Казалось, что Трики занимается всем этим лишь ради заработка, да чтобы не приставали с лишними вопросами. Зато новый, 14-й по счету, альбом музыканта стал едва ли не лучшим в его дискографии после легендарной дебютной пластинки далекого 1995 года.

Даже не зная английского, понимаешь, насколько это выстраданная и личная пластинка. Трики признается, что писал песни, пытаясь с правиться с личной трагедией. Его дочь Мина Мэйзи покончила с собой по невыясненным причинам весной прошлого года возрасте 24 лет. При хронометраже чуть более 28 минут Трики удалось уместить сюда дивную эклектику стилей, от блюза в духе Тома Уэйтса (Hate the Pain) до минимал-уэйва (Chills Me To the Bone) и, конечно, трип-хопа, трогательно скрещенного с португальским фаду (Running Off). Лаконичная звукорежиссура и нарочитая сдержанность звуковой палитры выгодно выделяют хрупкий голос польской вокалистки Марты Злаковской, в лучших традициях Трики случайно встреченной им во время его последнего европейского турне (со своей первой музой и матерью Мины Мартиной Топли-Берд он познакомился, согнав 16-летнюю любопытную девицу с забора своего дома).

Throwing Muses

Sun Racket

«Неприметно-великая» группа американского инди-рока, как охарактеризовал их когда-то тамошний критик, молчала аж с 2013 года — да и этот альбом лежал отложенным с весны, как и многие другие. В сентябре, когда всем стало ясно, что придется привыкать жить в масках и на отдалении друг от друга, новая работа основного коллектива полубезумной гитаристки и певицы Кристин Херш (список ее диагнозов варьируется от ПТСР до шизофрении, а кроме «Муз» у нее в запасе еще «тяжелая» 50-Foot Wave плюс строго сольные проекты) пришлась как нельзя кстати.

На этот раз, увы, обошлось без второй оригинальной «музы», лучшей подруги и сводной сестры Херш Тани Донелли, ненадолго вернувшейся в группу во время выхода предыдущего диска, но ее, как и предыдущие почти три десятка лет ,успешно подменяет басист Бернард Джорджес. Тексты Херш по-прежнему представляют собой восхитительный (или пугающий, зависит от точки зрения) поток сознания, а сами песни варьируются от громового альт-блюза Bo Diddley Bridge до баллады Maria Laguna, фолковой виньетки, которую не постеснялись бы включить куда-нибудь на Houses Of The Holy Плант с Пейджем.

Пластинка вышла на редкость умиротворенной и сбалансированной — по меркам Хирш, конечно. Впрочем, в этой кажущейся благости скрываются демоны, которые, возможно, не снились даже помянутым Пейджу с Плантом — счастье, что эта хрупкая женщина с гитарой, похоже, научилась подчинять их своей воле.

A Certain Ratio

ACR Loco

Тони Уилсон, глава легендарного манчестерского лейбла Factory Records, говорил об этой команде с постоянно меняющимся составом так: «У них энергия Joy Division, только одеваются получше». Joy Division давно перешли в статус почти мифологический, как, впрочем, и собравшиеся на их руинах «попсовые» New Order, а вот A Certain Ratio остаются тайной жемчужиной британской музыки. При этом их вклад в создание модной танцевальной сцены конца 1980-х (и, как следствие, модной танцевальной музыки вообще) трудно переоценить — процентов на 25 они эту сцену и сделали, несмотря на почти полное отсутствие хитов в коммерческом понимании слова.

Для записи этого, всего лишь 11-го за 43 года существования группы, альбома собрались вместе основатели «Определенного соотношения» (как переводится название группы) Джез Керр, Мартин Москроп и Дональд Джонсон плюс полдюжины супермузыкантов, имена которых известны, пожалуй, лишь специалистам шоу-бизнеса. Вокальные партии исполнила легендарная (этот эпитет, поверьте, применим здесь почти ко всем участникам проекта) Дениз Джонсон, голос которой украшал самые известные боевики Primal Scream и упомянутых выше New Order и которая, увы, не дожила до релиза, скоропостижно скончавшись этим летом в возрасте 56 лет.

Various Artists

AngelHeaded Hipster: The Songs of Marc Bolan & T. Rex

Сборники-трибьюты легендарным рок-музыкантам прошлого слишком часто получаются либо караоке-турнирами между постаревшими приятелями почившей знаменитости, либо старательными школярскими упражнениями никому не известных исполнителей, пытающихся таким образом отхватить свой «кусок жизни». Но эта компиляция — дело совсем иное. Во-первых, занимался ею сам Хэл Уиллнер, американский продюсер, сделавший трибьюты едва ли не отдельным и заслуживающим пристального внимания жанром. Среди его работ — такие знаковые пластинки, как Amarcord Nino Rota (1981, джазовые версии мелодий Рота для фильмов Феллини), Lost in the Stars: The Music of Kurt Weill (1985, песни великого немца в исполнении лучших артистов того десятилетия, от Стинга до Чарли Хейдена) и относительно недавние компиляции пиратских и морских песен Rogues Gallery (2006) и Son of Rogues Gallery (2013), на которых засветились, кажется, все возможные звезды всех жанров — от Ника Кейва до Брайана Ферри и от Игги Попа до Боно.

Во-вторых, собравшийся почтить вечно юного Марка Болана состав впечатляет даже по меркам Уиллнера. «Львы момента» Ke$ha, King Khan и Børns, заслуженные деятели культуры Джоан Джетт, Люсинда Уильямс и Тодд Рандгрен, оба сына Джона Леннона плюс Элтон Джон в неожиданной итерации клавишника U2 — и это еще не все звезды, собранные Уиллнером для, как он выразился, его «Белого альбома». В третьих, материал исходно высокого качества подан здесь с невероятной даже для музыкантов такого уровня изобретательностью (к тому же большинство из них предпочло выбрать не самые известные и очевидные песни T. Rex). К сожалению, сам продюсер не дожил до выхода главной работы своей жизни — Уиллнер умер от коронавирусной инфекции в апреле 2020 года.

Napalm Death

Throes of Joy in the Jaws of Defeatism

Наконец, как обычно, немного музыки не для всех — хотя с точки зрения многих, наверно, и не музыки вовсе. Грайндкор, как ни крути, рассчитан лишь на самых сильных духом и «крепких ухом», способных расслышать в атональном гитарном скрежете, ураганных барабанах и реве вокалиста странноватую, непривычную, но гармонию. Пионеры и, по сути, изобретатели стиля, британцы Napalm Death после затянувшейся на пять лет паузы порадовали поклонников новым альбомом — чуть более мелодичным, пожалуй, но столь же бескомпромиссным в плане звука и тематики, как и самые известные работы квартета.

Кстати, стоит заметить, что с выбором тем «Напалмовцы» начиная с самой первой своей версии (от которой в группе не осталось уже никого) радикально расходились с коллегами по цеху: минимум расчлененки, максимум политики, довольно радикального, разумеется, толка. На новом альбоме со звучным названием «Муки радости в челюстях пораженчества» разменявший шестой десяток вокалист Барни Гринуэй по-прежнему изрыгает проклятия, инвективы и угрозы в адрес мирового зла — если, конечно, кому-то удастся разобрать отдельные слова в стене мерного рыка.

Читайте также