Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сухая зона: как в Забайкалье пытаются победить пьянство
2020-09-17 14:21:45">
2020-09-17 14:21:45
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Забайкальском крае появилось «трезвое село» — жители деревни Ульяновки, как утверждается, отказались от алкоголя, запретили у себя его продажу и пропагандируют трезвый образ жизни. Такие «трезвые села» ранее появлялись и в других регионах — особенно много их в Якутии. Смогут ли они помочь решить проблему алкоголизма в масштабах страны — разбирались «Известия».

Зона трезвости

На въезде в Ульяновку теперь красуется вывеска «Зона трезвости» — село в Шилкинском районе официально отказалось от употребления спиртного. Торжественное мероприятие в честь присвоения «трезвого» статуса состоялось в середине сентября при участии губернатора Забайкалья Александра Осипова, который ради этого приехал в населенный пункт, где живут 180 человек.

— Я надеюсь, что таких сел в Забайкалье будет больше, — цитирует губернатора пресс-служба краевого правительства. — Это во многом зависит от успеха Ульяновки. Мы должны всемерно им помогать. Должна быть административная поддержка всех уровней власти и краевого правительства в борьбе с пьянством.

Как рассказала «Известиям» заместитель главы Шилкинского района Елена Боярская, задумка такая появилась у сельчан еще несколько лет назад. Активные жители села объединились в ТОС «Надежда», чтобы решать насущные проблемы Ульяновки.

— В селе раньше очень сильно пили, и активисты решили: «что если нам сделать территорию, свободную от алкоголя?» — рассказывает Боярская. — Они стали бороться с точками неофициальной продажи алкоголя, удалось их закрыть. А в этом году участвовали в конкурсе «Трезвое село» и победили.

Председатель организации «Трезвое Забайкалье» Надежда Куржумова пояснила: конкурс этот устраивала ее организация, получившая президентский грант на «территорию трезвости».

— В конкурсе предлагали участвовать всем селам Забайкалья, но участвовали в итоге пять или семь сел — те, в которых люди сами этого хотели, — рассказала Куржумова «Известиям». — Не все главы поселений шли на это, например, в одном селе во время беседы с нами на тему этого конкурса глава поселения так морщилась — слово «трезвость» ее прямо коробило. В Ульяновке же все звезды сошлись.

На сходе села жители Ульяновки проголосовали за трезвость, а депутаты сельского поселения обратились в заксобрание региона, чтобы был принят закон о запрете продажи алкогольных изделий на территории села — по 171 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» регионы вправе устанавливать «сухой закон» на отдельно взятой территории.

В итоге Ульяновка была признана победителем конкурса, а «Трезвое Забайкалье» вручило селу подарок — воркаут-площадку.

Трезвость будет плакатом

— Не могу сказать, что там вообще никто не пьет, есть единичные случаи. Но нет такого, чтобы пьяные по деревне ходили, — заявила «Известиям» глава Верхнехилинского сельского поселения Светлана Номоконова.

Вообще-то, запрещать продажу алкоголя в Ульяновке очень просто: в селе нет ни одного магазина — привозят только хлеб. Остальные продукты приходится покупать в соседних селах, пояснила Номоконова. По ее словам, сейчас решается вопрос открытия торговой точки в самом селе — и вот там уже алкоголем торговать будет нельзя.

Отсутствие магазина — это тоже побочный эффект борьбы с алкоголем.

— Раньше там был магазин, в котором торговал житель одного из южных регионов, — рассказывает Куржумова. — Заодно он приторговывал алкоголем из-под полы. Местные потребовали от него прекратить торговать спиртным — и он закрыл торговую точку вообще, так как без алкоголя ему торговать невыгодно.

Между тем, по данным местных СМИ, местные жители просто ездят теперь за спиртным в соседнее село. Куржумова сетует, что этот репортаж — попытка показать черную сторону.

— В семье, как говорится, не без урода. Но если «трезвое село» будет хотя бы плакатом — люди всё равно будут тянуться, — считает она. — Ведь многие хотят жить трезво, но им не позволяют наши пьяные традиции. Не пьянство должно быть престижем, а трезвость. От трезвости никто еще не умер.

Инициатива снизу

Руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин замечает: это не первое село в России, объявившее себя трезвым и запретившее продажу алкоголя.

— В Якутии уже порядка 180 муниципальных образований «безалкогольные», — рассказывает он. — Там такая тенденция пошла с 2018 года. В этой республике коренные жители — народы Крайнего Севера, они физиологически испытывают больше негативных последствий при употреблении алкоголя. И в законе о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта как раз было изначально дано право вводить «сухой закон» на территориях, которые приравнены к Крайнему Северу. И уже только потом на это дали право другим территориям.

Шапкин считает, что вопрос ограничений на продажу алкоголя должен оставаться предметом регулирования местных властей, которые могут действовать гибко.

В Роспотребнадзоре сообщили «Известиям», что в 2019 году показатель острых отравлений спиртосодержащей продукцией с летальным исходом выше среднероссийского уровня регистрировался в 39 регионах, а наибольшие уровни отмечены в Магаданской, Тверской, Курганской, Архангельской, Томской, Пензенской, Тульской, Ульяновской, Ленинградской, Кировской, Новгородской, Омской, Рязанской, Саратовской, Липецкой, Владимирской, Московской, Ярославской, Тюменской областях, Кузбассе, республиках Коми, Алтай, Марий Эл, Бурятия, Удмуртской, Чувашской, Забайкальском крае, Еврейской автономной области, на Чукотке.

Всего с 2012 по 2019 год в России зарегистрировано 403 150 случаев острых отравлений спиртсодержащей продукцией. 103,7 тыс. случаев — с летальным исходом.

Организация «Трезвая Россия» составляет свой рейтинг трезвости. По нему на последнем месте — Приморский край, затем идут Чукотка, Ненецкий АО, Сахалинская, Магаданская области. Забайкалье — на 66-м месте, Якутия — на 51-м месте. А в лидерах — пять кавказских республик: Чечня, Ингушетия, Дагестан, КБР и КЧР.

Вовлечение в пьянство

«Трезвые села» — это скорее кампанейщина, громкое заявление, про которое через полгода все забудут, — считает Шапкин. — Это будет признано неудачным экспериментом, который не будет афишироваться. Как во время горбачевской кампании: хотим побороть пьянство и всё. Но начинать нужно не с запрета на продажу алкоголя. Продажа — это следствие.

Руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики замечает, что работать нужно с подрастающим поколением и их родителями.

Взрослые сажают детей за стол и начинают выпивать. Такое происходит почти у каждого в семье, хотя это можно рассматривать как вовлечение несовершеннолетних в пьянство, — заметил Шапкин. — А за это установлена как минимум административная ответственность, 2,5 тыс. рублей штрафа. Нужно менять отношение.

Миссионер от пьянства

Член правления общественной организации «Союз борьбы за народную трезвость» Герман Климентенок считает, что «трезвое село» — очень хорошая идея, но требующая научного базиса и внимания специалистов.

— Эту идею придется развивать непрерывно, масштабировать, увлекая в движение всё больше и больше адептов, — говорит он. — У нас же в стране всё с ног на голову повернуто: трезвый человек воспринимается как нечто ненормальное, хотя именно он — нормальный, а его окружение утратило нормы поведения.

Трезвенническое село, считает Климентенок, должно привлекать координаторов по групповой динамике, которые научат селян «достигать целей, работая в группе». Климентенок подчеркнул, что речь идет о формировании трезвости на подсознательном уровне.

— Мы сейчас в рамках проекта «Мысли в норме» в Москве развиваем такую многоуровневую технологию, — говорит он. — Человека зависимого мы приводим не только в трезвое состояние, но наделяем его знаниями, чтобы он, возвращаясь в свою среду, сам начал внедрять социально ориентированные программы, менять под себя окружающее его пространство.

Профилактика и реабилитация

Директор Института наркологического здоровья нации Олег Зыков считает, что «трезвое село» мало что может изменить.

Уровень употребления психоактивных веществ в любом обществе определяется уровнем суммарного насилия в этом обществе: бытового, социального, политического и т.д. Поняв, из чего состоит насилие в нашем обществе, поняв его специфику и то, как мы можем повлиять на снижения его уровня, мы можем в конечном счете повлиять и на снижение потребления алкоголя, — заявил Зыков.

По его словам, здесь помогут первичная профилактика, профилактика с группами риска и третичная профилактика. Например, первичная профилактика — это психологическая работа с детьми.

— Это связано со способностью ребенка уважать границы собственной личности, когда никто не сможет ему навязать употребление психоактивных веществ, — говорит Зыков. — Он будет уметь задавать вопрос: а почему вы мне это предлагаете?

Третичная профилактика, объясняет Зыков, это работа с теми, кто уже страдает алкоголизмом, — и здесь встает проблема отсутствия в России системы полноценной реабилитационной помощи.