Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Настоящая любовь: в этих фильмах герои действительно занимались сексом
2020-08-18 17:08:04">
2020-08-18 17:08:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Рейтинги откровенности интимных сцен — традиционная тема киноизданий в конце лета. Жара расслабляет и заставляет экспертов искать ответ на главный вопрос — вживую или с дублерами снимались актеры. Хотя в августовской афише картины сплошь целомудренные, в одном из фильмов («Мой создатель») снялась Стэйси Мартин — звезда «Нимфоманки», неизменного лидера всех рейтингов постельных киносцен. Недавно она рассказала «Известиям», как снимает эротику Ларс фон Триер. Вдохновившись беседой, мы составили собственный топ фильмов, где откровенность неотделима от художественности.

«Идиоты»

Ларс фон Триер много лет носился с идеей снять несымитированный секс. Первый его большой эксперимент в этом направлении был поставлен в драме «Идиоты». Герои картины — небольшая коммуна людей, объявивших себя неполноценными и юродствующими в попытке полностью освободиться от комплексов. Одной из центральных сцен должна была стать оргия, которую фон Триер планировал организовать по-настоящему. Это вписывалось в его концепцию «Догма-95», согласно которой кино должно быть как можно ближе к реальной жизни и обходиться минимумом условностей.

Он долго готовил актеров, даже сам явился на площадку голым (существуют хроникальные подтверждения), но это все равно не помогло раскрепоститься. После ряда неудачных попыток раздосадованный фон Триер вынужден был пригласить дублеров из порноиндустрии. Попыток своих режиссер не оставил, но в итоге и в «Антихристе», и в «Нимфоманке» в самых откровенных сценах всё же играли дублеры, у звезд секса на площадке не было.

«9 песен»

Если бы режиссером этой картины был не Майкл Уинтерботтом, завсегдатай крупнейших кинофестивалей, накануне как раз получивший «Золотого медведя» на Берлинале, судьба фильма, скорее всего, сложилась бы плачевно. Но авторитет автора помог: никогда ни до, ни после в Великобритании не разрешали прокат столь откровенной картины, да еще и с несымитированным сексом между актерами Кираном О’Брайэном и Марго Стилли.

Собственно, композиция «9 песен» включает в себя девять коротких новелл о любви с сексом разных видов и столько же концертов, на которых герои успели побывать за это время. Публика приняла фильм сдержанно: в эротических сценах оказалось мало света и грима, многое остается за кадром — словно зрителей впустили в интимный мир персонажей, чтобы они ощутили, насколько герои были близки в этот короткий промежуток времени.

9 песен кадр
Фото: Revolution Films

«Бурый кролик» («Коричневый кролик»)

Роуд-муви Винсента Галло с ним самим в главной роли (это его вторая режиссерская работа) стала сенсацией в Каннах 2003 года. Тихий фильм об одиночестве, поиске любви и несбывшихся мечтах вызвал негодование публики, вал разгромных рецензий и необходимость извинений, которые автор с обескураживающей готовностью принес всем желающим.

Всё дело в кульминационной сцене, в которой героиня Хлои Севиньи занимается с Галло оральным сексом. В фильме это было лишь в воображении персонажа, но на площадке всё случилось на самом деле. Севиньи впоследствии не раз сетовала, что ей не стоило соглашаться на этот эпизод, а в Каннах даже прилюдно плакала от смущения. С другой стороны, именно из-за этой радикальной сцены фильм приобрел культовый статус, и сегодня смелостью актрисы скорее восхищаются, чем осуждают.

Бурый кролик кадр
Фото: Gray Daisy Films

«Империя чувств» («Коррида любви»)

Грандиозный успех в Каннах 1976 года: никогда еще рафинированная публика так не рукоплескала эротической картине. Пожалуй, именно этот фильм оправдал использование несымитированной интимной сцены как способа добиться максимально реалистичного эффекта.

Нагиса Осима поплатился за то, что требовал от актеров честно исполнять все предложенные упражнения: в Японии фильм вышел с купюрами, а автора судили за порнографию. Впрочем, в итоге оправдали. Конечно, не все садистские удовольствия можно было выполнить перед камерами, скажем, одним из основных удовольствий там выступает удушение во время полового акта. Но общее воздействие произведения вполне совпадает с его названием.

Империя чувств кадр фильма
Фото: Argos Films

«Калигула»

Самый скандальный фильм Тинто Брасса стал таковым вовсе не по желанию автора. Классик эротического кино в этот раз решил сосредоточиться на психологии персонажей, позвал в картину Малкольма Макдауэлла, Хелен Миррен, Питера О’Тула и других крупных артистов. Он снимал трагедию в шекспировском духе. Но продюсеру Бобу Гуччионе, владельцу журнала «Пентхаус», это показалось неуместным. Гуччионе отстранил Брасса от съемок, вставил в картину сцены с порноактерами и в таком виде выпустил в прокат. Актеры напрасно выражали возмущение, говоря, что их будто бы самих изнасиловали и что порнофильм может сломать их карьеры.

«Калигула» стал примером продюсерского вторжения в авторский замысел, хотя не исключено, что если бы Брасс воплотил все свои чаяния, фильм был бы еще более радикальным. Говорят, он хотел, чтобы сенаторов играли настоящие преступники, а в эротических сценах собирался снять уродливых женщин, которые бы шокировали аудиторию.

Калигула кадр фильма
Фото: Felix Cinematografica

«Любовь 3D»

Это самый откровенный 3D-фильм, допущенный на экраны. Впрочем, не в России, где ему не выдали прокатное удостоверение. В результате запрет на прокат стал лучшей рекламой картины из всех возможных. А кинотеатры придумали остроумный трюк и несколько месяцев при полных залах демонстрировали ленту в рамках кинофестивалей — закон это разрешал.

Гаспар Ноэ и прежде любил разрушать кинотабу, но в «Любви» с ее знаменитой сценой секса парня и двух девушек, длящейся несколько минут, он дошел до какой-то вполне ощутимой черты. Драматургически всё это было оправданно. Герой переживал расставание с возлюбленной, но в его воспоминаниях превалирует плотская близость — они были слишком разными людьми...

фильм Любовь 3D кадр
Фото: filmpro.ru

Снимите это немедленно

Чтобы сегодня снять порно, необязательно заставлять актеров вступать в близость. Существует масса хитростей: силиконовые насадки (например, в «Жизни Адель») или дублеры, к которым потом на компьютере «приклеивают» лица известных актеров («Нимфоманка»). Традиционно порнографией считается изображение гениталий в возбужденном виде, но новые технологии показывают, насколько это определение условно: если всё ненастоящее, предмет разговора размывается на глазах.

Наоборот, те киноленты, где актеры занимались сексом по требованию режиссера, порнографическими могут не являться — по крайней мере таковыми они признаются далеко не всегда. А причины такого гиперреализма иногда бывают довольно вескими и действительно драматургически оправданны.

Перед российским кино вопрос об откровенных сценах встает регулярно, и артисты чаще относятся к ним благожелательно. «Наверное, это здорово, когда нация раскрепощается», — говорит «Известиям» Александр Петров. «Я считаю, что эстетика тела — это всегда очень красиво», — отмечает Юлия Хлынина. «Меня всегда удивляет, когда люди на постельные сцены так реагируют: «А! Трахаются!» Такое ощущение, будто это что-то противоестественное», — иронизирует Владимир Мишуков. Павел Прилучный, наоборот, вопрошает: «Если сцена эротическая, то зачем включать ее в драматический фильм?» А Стэйси Мартин, звезда «Нимфоманки», в каждом интервью, включая наше, выражает восторг деликатностью фон Триера.

На все эти дискуссии накладываются движения за права жертв харассмента, и реальный секс на площадке становится одним из поводов уничтожить режиссера, решившегося на непопулярный метод. Актеры могли согласиться заниматься любовью под давлением или получить новые указания на площадке, хотя это не было оговорено заранее. Всё это открывает большое пространство для полемики, хотя она редко избегает повышенных тонов...

В любом случае вопрос о том, где в кино заканчивается эротизм и начинается порнография, будет открыт до тех пор, пока существует экранное искусство и те, кто его контролирует.

Читайте также